enrutat
Главная / Брат сражался за родину
Брат сражался за родину

Брат сражался за родину

В свое родное село Большая Поляна (ныне Кадошкинского района) с фронтов Великой Отечественной войны не вернулись 198 самых лучших жителей. Сыновья и дочери нашей Отчизны лежат не только в областях и республиках, которые были временно оккупированы, но и в других странах. К примеру в Польской Народной Республике похоронены 600 тысяч советских солдат. Среди них и мой старший брат Мухамметша Ибрагимович Долотказин.

В 1985 г. в третьей декаде мая с документами Исполкома ордена Ленина Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца я поехал в город Хощно Гожув – Велькопольского воеводства Польской Народной Республики на могилу брата. Экспресс Москва – Берлин мчится быстро. За окном остаются города Вязьма, Смоленск, Орша, Минск, Барановичи, Брест. Более сорока лет назад в этих местах шли кровопролитные бои.

Мысли возвращают меня к детству, концу тридцатых и началу сороковых годов. Какое прекрасное и веселое было это предвоенное время! Брат и его одноклассники рассказывали, как интересно проходят на уроках физкультуры и военной подготовки военно-патриотические игры, как учащиеся сдают нормы ГТО и БГТО. Невозможно было отрывать глаза от сказочно заманчивых значков «Ворошиловский стрелок», ОСОАВИАХИМ», «МОПР», которые приносил брат из школы. Школьники, колхозная молодежь с таким энтузиазмом и приподнятостью пели веселые песни Дунаевского и Блантера, Сайдашева и Музаффарова, казалось, что звучание этих мажорных мелодий никогда не прекратится. Пели и песни на военно-патриотическую тему, например, песню «Если завтра война». Я и сегодня помню ее мелодию и слова:

ДолотказинЕсли завтра война, если завтра в поход,
если темная сила нагрянет,
Как один человек, весь советский народ
за свободную Родину встанет.

На земле, в небесах и на море
наш напев и могуч, и суров.
Если завтра война, если завтра в поход,
Будь сегодня к походу готов».

В июне 1941 г. веселые песни вдруг оборвались. В страну пришла большая беда – началась война. Все советские люди грудью встали на защиту Отчизны. Главной песней стала «Священная война». 24 июня 1941 г. текст песни был опубликован в «Известиях», а 26 июня она уже прозвучала на Белорусском вокзале Москвы, когда первые военные эшелоны уходили на фронт. По глубине духовно-патриотического содержания и силе эмоционального воздействия этой знаменитой песне не было равных. Мухамметша абый окончил Больше-Полянскую среднюю школу в 1941 г. Ему не было и семнадцати лет. (Он родился 22 декабря 1924 г.). Поэтому его призвали через год. В классе брат был самый молодой, один из способных учеников. Об этом свидетельствуют аттестат об окончании средней школы и похвальная грамота за отличные успехи и примерное поведение, подписанные директором школы Х.Я. Маракаевым и ведущими учителями М.У. Капкаевым, А.А. Иштряковым, К.Г. Пискуновой, Плехановой, Тумпаровым. Из пятнадцати предметов, включенных в аттестат, по девяти проставлена оценка «отлично», по шести – «хорошо». В числе сданных на «отлично» предметов военная подготовка и иностранный (немецкий) язык.

Он любил музыку, в специальную тетрадь записывал русские и татарские народные песни, песни советских композиторов, интересовался международной политикой, собирал открытки о музыкантах и артистах. Он мог стать учителем, врачом, агрономом, офицером, инженером. Но ему, рядовому десантнику, было суждено погибнуть за Родину.

В начале июля 1942 г. пришла повестка. Мы с матерью и старшей сестрой Захидой пошли провожать брата. В Кадошкине к нам присоединились старшая сестра Муфариха с мужем Зарифом (они там работали). Бригадир Исмаил ага, потерявший ногу в первой мировой войне, предложил лошадь. Но брат наотрез отказался: «В колхозе много работы, лошадь там нужна». До станции восемь километров. Я и не заметил, как мы прошли Кадошкинскую гору, которая обычно казалась очень высокой и длинной. Брат со своими товарищами направился в военкомат, а мы следим за поездами, которые довольно часто проходят через станцию.

В сторону Москвы они везут танки, пушки, самолеты. В сторону Казани возвращаются раненные с фронта для лечения. После обеда мы, попрощавшись с братом, отправились домой. «Не плачьте, мать, сестры, братишка! Мы победим фашистов и обязательно вернемся домой!». Это были последние слова, которые я услышал от старшего брата. В течение трех лет от него приходило несколько десятков писем. Собравшись вместе, мы их многократно перечитываем. Брат пишет, что в десантных войсках с большой ненавистью сражается против фашистов. Несколько писем пришло из госпиталя, куда он попал после легкого ранения. Вернувшись в свою часть, он вновь сражается с врагами. В апреле получили письмо также из госпиталя. Оно оказалось последним. Брат умирал от тяжелых ран.

Военные годы остались в детской памяти как долгая, холодная, осенняя ночь. К счастью наступило и ясное утро: пришёл май 1945 г. Ту весну, когда одновременно вместе с горем и тяжестью утрат люди испытывали счастье и радость победы, невозможно описать простыми словами! Хотя брат и был тяжело ранен, но мы ждали его возращения. Однажды в теплый солнечный день – это было в середине мая – мы, дети, играли на лужайке. Из открытого окна вдруг я услышал плачь матери. Вбежал домой, увидел: охваченная горем мать сидит на стуле, в руках у нее какая-то бумага. Рядом стоит сестра, плачет. Увидев меня, мать с трудом произнесла: «Сынок, умер твой старший брат. Больше никогда не вернется домой». Сердце заныло от боли. Мне стало бесконечно жаль брата, мать. Еще совсем недавно, в канун войны, во время осеннего сева на колхозном поле погиб отец. Теперь не стало и брата. Как всё это вынесет мать? Выдержит ли?! Со слезами на глазах я вышел на улицу. Мальчик по имени Зариф, на полтора – два года постарше, обнял меня: «Не плачь, ведь ты мужчина! Мы победили фашистов!». Зариф меня утешает, а его отец, Хасан-абый, лежит в братской могиле, где-то под Смоленском.

Мысли, мысли … Международный поезд уже на станции Познань. Вечер. Отдохнув в уютной гостинице, наутро продолжаю свой путь на электричке. Через три часа я в городе Хощно. Этот город с населением в пятнадцать тысяч человек расположен в прекрасном уголке природы. На его юго-восточной окраине кладбище советских солдат. В 142 могилах похоронены 3004 человека. У входа стоит памятник. Он поставлен по решению Военного Совета 61-й Армии 1-го Белорусского фронта (командующий фронтом маршал Г.К. Жуков). На памятнике высечены слова: «Прохожий, передай нашей Родине, что мы погибли, сражаясь за нее! 1941 – 1945».

61-я Армия была сформирована в ноябре 1941 г. в Приволжском военном округе. Весной 1945 г. участвовала в Варшавско-Познаньской, Восточно-Померанской и Берлинской наступательных операциях. Командовал генерал-полковник, Герой Советского Союза Павел Алексеевич Белов. Город Хощно семь раз переходил из рук в руки. В результате последнего мощного штурма воинов 61-й Армии фашисты были разгромлены. Такое бессмысленное и безнадежное сопротивление фашистских вояк объясняется приказом Гитлера не пускать Советскую Армию к оборонительным позициям на Одере, во что бы это ни обходилось.

Разрушенный на 85 процентов город поднялся из руин, вырос, стал еще красивее. Несмотря на свое 700-летие (юбилей отмечали в 1984 г.), он кажется очень молодым и красивым. Горожане постоянно ухаживают за могилами советских воинов, содержат их в хорошем состоянии, выращивают цветы. Эту благородную работу выполняет специальная бригада коммунально-бытового хозяйства, возглавляемого паном Ковальским. Мой брат похоронен в могиле номер 135. Вместе с ним лежат еще двадцать восемь советских солдат.

Вот их имена:

  1. рядовой Гончар Дмитрий Матвеевич (1911),
  2. пулеметчик Олельянко Николай Яковлевич (1926),
  3. стрелок Мурмакуров Тадек (1913),
  4. стрелок Сизиков Георгий Афеносьевич (1905),
  5. стрелок Домич Осип (1902),
  6. стрелок Сычнин Федор Евдокимович (1925),
  7. стрелок Попа Степан Варильевич (1921),
  8. стрелок Лосич Михаил Адамович (1909),
  9. стрелок Головей Иван Андреевич (1910),
  10. старший стрелок Никулин Николай Михайлович (1920),
  11. Волгоград 16рядовой Дюбенюк Ефрем Власович (1899),
  12. стрелок Волощенко Иван Федорович (1925),
  13. лейтенант, командир взвода Юдин Владимир Васильевич (1921), с
  14. трелок Варунович Филипп Степанович (1902),
  15. стрелок Сариев Усман (1903),
  16. лейтенант Пашковский Николай Григорьевич (1922),
  17. старший сержант Сорокин Василий Сергеевич (1916),
  18. стрелок Кочанкин Иван Петрович (1918),
  19. стрелок Степанов Алексей Алексеевич (1925),
  20. стрелок Дмитриев Сергей Дмитриевич (1897),
  21. стрелок Зайцев Николай Александрович (1925),
  22. стрелок Чебодаев Петр Игнатович (1925),
  23. канонир Серёжкин Сергей Иванович (1901),
  24. стрелок Сергенко Петр Дмитриевич (1921),
  25. старший сержант Московкин Дмитрий Андреевич (1922),
  26. лейтенант Алексеевич Александр (1918),
  27. старший сержант Шпян Константин (1921),
  28. младший сержант Лапно Федор Федорович (1905).

В фамилиях и именах могут быть ошибки, неточности и упущения. Они взяты из основного и дополнительного списков, захороненных советских воинов. Списки, находящиеся в городской коммунальной службе, написаны на латинице. Сотрудники службы по мере возможности дали имена и фамилии в русской транскрипции. Может быть, этих героев войны и сегодня ищут их родные и близкие. Поляки питают теплые чувства к советским людям. Дружеские симпатии, искренность чувствуется с первых же минут пребывания в Польше. Куда бы ни заходил, где бы ни побывал – всюду оказывают гостеприимство, дружелюбие, уважение. В устройстве в гостиницу, выяснении номеров могил, ознакомлении с достопримечательностями города, решении вопросов, связанных с отъездом, большую помощь и содействие оказали работник железнодорожной милиции штабной сержант С.Нижневский, начальник политотдела части Войска Польского полковник Комендера, его офицеры капитан Ю.Рудзинский, капитан Л.Якубовский, директор школы № 1 Гижиньский З.

В последний раз иду на кладбище советских воинов. Попрощаться. Шестидесяти процентам похороненных здесь героев весной 1945, как я выяснил, было всего 18-24 года. Теплый, солнечный день. На деревьях, растущих вокруг, поют птицы. Их пение почему-то кажется очень грустным. Будто этим молодым юношам, не успевшим вдоволь целоваться со своими девушками и сложившим свои головы в дальних странах, соловьи поют недопетые их матерями в детстве колыбельные песни. «Спите спокойно, брат, земляки!», – вторю я птицам и по аллее направляюсь к вокзалу. Глаза полны слез. Вдоль по ровной ленте асфальта мимо меня проходят легковые и грузовые автомобили, мотоциклы, груженые телеги. Жизнь продолжается.

Покойная мать в детстве нам часто рассказывала один сон. Во сне она увидела старшего брата Мухамметшу. «Сынок, почему не возвращаешься домой? Ведь война уже закончилась!». «Мама, я возвращался в наше село, но в пути сломали мне крылья…». «Вот видите, дети, это был сон в руку», – говорила мать. Конечно, можно понять старух, потерявших своих мужей и сыновей. Матери по-своему истолковывали увиденные сны. Но суть в другом: миллионы советских людей, не вернувшихся домой, принесли мир и свободу нашей стране и странам Европы. Пусть такие сны никогда не снятся матерям! Изложенные воспоминания связаны с моей поездкой в Польшу на могилу брата в год 40-летия Великой Победы. Прошли еще тридцать лет. Скоро 70-летие окончания Великой Отечественной войны. Но раны, нанесенные ей каждой советской и российской семье, не заживают, а постоянно ноют, бередят сердце и душу. Никто не забыт, ничто не забыто.

Карим Долотказин,
кандидат экономических наук, доцент
Республика Мордовия

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*