enrutat
Главная / Диалоги татар о татарах: как сохраняют идентичность в регионах России и за рубежом
Диалоги татар о татарах: как сохраняют идентичность в регионах России и за рубежом

Диалоги татар о татарах: как сохраняют идентичность в регионах России и за рубежом

Чтобы не потерять культуру, диаспорам нужны книги и концерты артистов из Татарстана.

KazanFirst пообщался с несколькими делегатами недавно прошедшего в Казани Съезда Всемирного конгресса татар. Всем задавались одни и те же вопросы: чем занимаются татары, проживающие за пределами нашей республики, учат ли родной язык, как сохраняют свою татарскую идентичность и какую помощь ждут от Татарстана.

Семь монологов руководителей татарских национальных организаций из Казахстана, Оренбурга, Подмосковья, Югры, Сызрани и Нью-Йорка.

«Вместо «Привет, сынок!» в семье надо говорить: «Сәләм, улым!»

— На сегодня в Оренбурге проживает 37 тысяч татар. В основном мы друг друга знаем. В составе нашей татарской национальной автономии также состоит организация ветеранов войны. У нас есть семь ветеранов, которые принимали участие в боевых действиях в Великой Отечественной войне, а один из них даже бомбил Берлин, — рассказывает о татарах Оренбурга председатель местной мусульманской религиозной организации «Хусания» и Оренбургской городской татарской национальной культурной автономии «Туган тел» Рустам Маннанов.

По его словам, значимой фигурой для татар оренбуржья считается ученый-краевед Мадина Рахимкулова. Она внесла огромный вклад в этнографическое и современное описание местных татар. Собеседник с гордостью замечает, что горсовет согласовал установление памятной доски в честь Рахимкуловой.

— На сегодня у нас можно выучить родной язык в татарской библиотеке имени Ямашева. Там читаются специальные курсы, они бесплатные. На них собираются дети и пожилые. В Оренбурге также сохранилась единственная татарская школа №38, то есть с этнокомпонентом углубленного изучения татарского языка. Татарской библиотекой руководит Светлана Ахметзянова, школой — директор Венера Ищенко, — продолжает Рустам Маннанов.

Он выражает им большую признательность, так как именно в их помещении и проводит свои мероприятия основной актив татар Оренбурга.

— На сегодня татарская идентичность лучше всего в Оренбургской области сохранилась в деревне Асикеево. Там каждый год проходит очень хороший Сабантуй. Большое спасибо благотворителю Ильдусу Ядкаровичу Давлятову! Он активно занимается сохранением и продвижением татарского языка. У нас много татар сохранилось в Орске, в Соль-Илецке есть местная организация, которая так же занимается сохранением родного языка.

Я всегда говорю местным татарам, что мы наш язык знаем. Хотя надо признать, что да, язык, к сожалению, уходит. Всё меньше и меньше на нем говорят. Тем не менее мы должны сохранить наши традиции и обычаи. Рассказывать нашим детям о подвигах таких мужей, как Муса Джалиль. Возвращаясь домой, мы должны разговаривать в семьях на татарском языке. Это тот минимум, который может выполнить каждый татарин. Недостаточно просто везде ходить и говорить, что «Я татарин», а придя домой, говорить: «Привет, сынок!». Надо всё-таки «Cәләм, улым!». Так мы сохраняем нашу татарскую идентичность, — рассуждал Рустам Маннанов.

Он рассказал о современных героях для татар Оренбуржья. Помимо вышеперечисленных Светланы Ахметзяновой, Венеры Ищенко и Ильдуса Давлятова, делегат ВКТ также назвал Рината Ишмухаметова. Он является руководителем единственного татарского театра за пределами Татарстана и Башкортостана. Назвал худрука Рустама Абрашитова, главреда единственной татарской газеты Оренбурга «Вакыт» Фанура Гайсарова, собкорра ТНВ Фирузу Хасанову.

— Нам от Татарстана в первую очередь нужна элементарная моральная поддержка. Необходимо продолжать сотрудничать на уровне глав регионов, глав городов. У нас в этом году будет 275 лет Оренбурга. Будем праздновать 31 августа — 1 сентября. Мы, татары Оренбурга, приглашаем гостей из Татарстана к нам.

Мы очень нуждаемся в книгах. Может, это различные пособия по татарскому языку, может, какая-то литература. Ринат Закиров (руководитель исполкома ВКТ. — Ред.) сообразно своим возможностям нам присылает книги. Мы бы хотели, чтобы это и впредь продолжалось. Нам нужны детские книжки, разукрашки, — говорит Рустам Маннанов.

«Когда слышишь мелодию курая, уже начинает захватывать дух, надо его давать слушать детям»

— Наша организация объединяет татар и башкир. В Атырауской области проживает около 2 тысяч татар. Башкир мало — около 80 человек. Сейчас много татар стали переселяться на свою этническую родину — в Татарстан. Наверное, это связано с обширным сотрудничеством Татарстана и Казахстана, общими программами. Перед людьми открываются перспективы учиться в России, добиваться там карьерных успехов, — рассказывает председатель Татаро-Башкирского национального культурного центра в Атырау в Казахстане Гульсина Байкенова.

Она говорит, что в Атырау татары в основном заняты в области геологии и нефтедобычи. Выпускники профильных факультетов Казанского и Уфимского вузов получали распределение в Казахстан и оставались там.

Татарский язык среди местных татар преподается профессиональными педагогами, хотя, отмечает Гульсина Байкенова, казахстанцы всё меньше и меньше говорят на нем. Сейчас национальные организации ведут переговоры о предоставлении возможности учиться в исламском университете в Казани.

— Когда слышишь мелодию курая, уже начинает захватывать дух, и эту музыку надо всегда давать слушать детям. Надо с детства говорить, что ты татарин, окружать ребенка его татарской культурой и искусством. Татарский язык многие казахстанцы, к сожалению, потеряли. Но когда мы все встречаемся вместе, то начинаем рассказывать друг другу, какими были наши предки-татары, какие есть современные достижения у татар. Мы привлекаем свою молодежь к тому, чтобы она знала, кто такие татары. Ведь татарин всегда найдет выход из любой проблемы, как бы ни было трудно. У татар нет лентяев, наш народ — трудяга, — рассуждает о сохранении идентичности собеседница.

Среди современных героев у татар Казахстана она назвала профессора-филолога алматинского университета Грифа Хайруллина, который идеально знает татарский язык. Рассказала о художнике Камиле Муллашеве, который на съезде ВКТ предложил в Казани или в Набережных Челнах установить памятник казанской правительнице Сююмбике-ханбике. Также она упомянула Зульфию Губайдуллину — паралимпийскую чемпионку мира по плаванию. По словам Байкеновой, Губайдуллина при всех своих достижениях всегда говорит, что является татаркой и никогда не забывает о своих корнях.

— Татарам Атырау не хватает внимания со стороны Татарстана. Например, в нашей области татарских артистов мы видим не так часто. Для нас прямо настоящий праздник, когда на наш большой Сабантуй приезжают артисты из Казани, Татарстана или Башкирии. Мы очень часто приглашаем артистов из Астрахани. Но когда к нам приезжают именно из Татарстана или Башкортостана татары и выступают у нас, то это совсем другое впечатление производит. А книги нам просто очень остро необходимы. Мы при любой возможности приезжаем на съезды ВКТ и стараемся набирать багаж литературы для учителей, по кулинарии и так далее, — рассказывает делегат из Казахстана.

«Если знаешь татарский язык, то открываешь ключ к общению»

— По официальной переписи в Московской области проживает свыше 50 000 татар. Они есть в каждом муниципальном образовании города. В Подмосковье они приехали в разное время и с разных мест. В 1999 году я с Ильдаром Измайловым решил создать национально-культурную автономию Московской области. Нашей организацией было охвачено свыше 20 городов, — рассказывает председатель региональной татарской автономии Фарит Мухтасаров.

По его словам, сегодня в Подмосковье татарских школ уже нет. Раньше в нескольких городах были татарские воскресные школы.

— Но, к сожалению, люди, которые могут преподавать татарский язык, у нас уходят. В Подмосковье ни одной воскресной школы не осталось, в Орехово-Зуево только есть своя мечеть и сильный татаро-мусульманский центр, — отмечает Фарит Мухтасаров.

Он также добавляет, что входит в коллектив авторов, которые издали фундаментальную книгу о татарах Подмосковья.

— Связь с Татарстаном для татар Подмосковья играет очень большую роль. Сегодня у татар возникает важный вопрос — родители должны быть заинтересованы в сохранении татарского языка, чтобы понимали, что татарский язык перспективен и интересен. Если ты знаешь татарский язык, то у тебя открывается ключ к познанию и общению с тюркоязычными народами, которых более 200 млн человек: турки, казахи, узбеки, — уверен лидер татар Подмосковья.

«В нашем регионе татары пришлые, поэтому мы поддерживаем друг друга»

— В Ханты-Мансийском автономном округе впервые началась нефтедобыча в 1965 году. С тех пор в наш регион стали съезжаться татары из Татарстана и Башкортостана. В мой город Урай переезжали татары из Азнакаево, Альметьевска. На сегодня в Урае проживает около 43 тысяч человек, из которых татары составляют около трети, — рассказывает руководитель Ханты-Мансийской автономии татар Рида Файзиева.

Собеседница вспоминает, что она, будучи уроженкой Бураевского района Башкортостана, выехала в Урай вместе с ещё 182 семьями. Сейчас она также руководит татарскими организациями в Кагалыме, Югорском и Советском.

Она рассказывает, что на Югре есть детский татарский ансамбль «Тамчы», регулярно проводятся конкурсы красоты, как, например, в прошлом году «Сылукай-2017».

— Во время проведения этого конкурса я увидела, как родители и дети хотят учить татарский язык. Я своих детей воспитала в духе татарской культуры. В этом году меня внуки очень удивили своей тягой к национальной культуре. К нам, конечно, возвращаются татары, которые учились татарской филологии в Уфе. Но, к сожалению, они толком читать не умеют по-татарски, в словах делают по несколько ошибок, — говорит Рида Файзиева. Сама она раньше работала учительницей татарского языка.

— Татары в этом регионе — пришлый народ, Югра для нас — чужая земля. Поэтому все татары у нас стараются друг друга поддерживать, помогать, — заключила делегат ВКТ из ХМАО.

«Если мы потеряем родной язык, то затухнем как народ»

— Сегодня в Сызрани проживает около 170 тысяч человек. Татары по численности на втором месте в городе. Точно сказать их число нельзя, но известно, что у нас проживает около 3 000 семей, отсюда складывается примерная цифра в 15-18 тысяч человек. Татары в нашем городе занимаются бизнесом, торговлей, работают в нефтяном бизнесе, — рассказывает председатель национально-культурной автономии татар Сызрани и Попечительского совета Сызранской соборной мечети Ринад Шарафутдинов.

В Сызрани на сегодня четыре мечети и достраивается пятая. В прошлом году в городе проводились курсы татарского языка. Тогда более 70 детей прошли через эту трехмесячную программу обучения. Однако затем история с курсами татарского языка «уперлась в финансовый вопрос».

— Но в этом году наша организация выиграла грант президента РФ на проведение курсов татарского языка. Грант рассчитан до 2019 года. Нам выделили около двух миллионов рублей. Мы закупим доски, интерактивные парты, литературу. Это целевые деньги, мы их не можем использовать на зарплату учителям. Можем потратить только на закупку инвентаря, — говорит делегат ВКТ из Сызрани.

Он также поведал, как татарская молодежь Сызрани проводит время. Например, в этом году в месяц Рамадан впервые в истории Самарской области проводились ежедневные ифтары в шатре, которые собирали более 100 человек.

— Если мы потеряем язык, то мы затухнем как народ. Национальную одежду мы уже упустили. Сегодняшнюю нашу одежду мы изменить не сможем. Нам остается наслаждаться нашими национальными одеждами только на концертах, на Сабантуях и в музеях. Но если мы потеряем язык, то нам будет совсем плохо. От Татарстана мы ждем моральной поддержки. Нам нужны методические пособия, чтобы преподавать родной язык. Татарстан ещё должен давать мотивацию татарам из регионов приезжать в Казань, поступать в местные вузы. Мотивировать нас не забывать родной язык, а для этого в республике должны быть возможности писать и разговаривать на татарском языке. Без мотивации дети в регионах татарский не будут учить. Родители сами должны понимать, что татарский язык востребован, и не задаваться вопросом: «Ну будет мой ребенок учить татарский язык, а что это даст?», — уверен Ринад Шарафутдинов.

«Татарстан — духовный центр татар, а Казань — наша столица»

— Мы объединяем около 200-300 татар. Нашей организации в этом году исполнилось 90 лет. На сегодня в Нью-Йорке проживает около 1 000 татар, на Сабантуй собирается по 400-500 человек, — рассказывает делегат ВКТ от Ассоциации татар Нью-Йорка Ленар Мухаммадиев.

По его словам, основу его организации составляют татары, которые уже крепко стоят на ногах, представляют средний класс Америки, нашли свое призвание и профессию. В то же время в организацию прибывают новые члены из числа татар-студентов, но им, как правило, не до общественной жизни, так как они заняты поиском работы либо учебой.

Он рассказывает, что в Нью-Йорке недавно пытались организовать курсы по татарскому языку.

— Так получилось, что у нас не все татары проживают в Нью-Йорке. Например, я сам проживаю в Питтсбурге, но состою в Нью-Йоркской ассоциации. У меня дорога занимает семь часов. Но мы всё равно вместе собираемся, проводим Курбан-байрам, Ураза-байрам, дни Габдуллы Тукая, готовим настоящий татарский плов под открытым небом, — перечисляет Ленар Мухаммадиев.

В Ассоциацию вступают татары из Узбекистана, Китая, Турции и других стран.

— Татарстан — это духовный центр татар, а Казань — наша столица. Мы это принимаем. Если Татарстан нам поможет книгами, этого нам хватит. Нам материальная помощь не нужна. Татарстан по большей части должен заботиться о тех, кто живет в нем. Мы сами в США успешные люди, сами себе оплачиваем проведение Сабантуя, для этого у нас есть отдельный фонд. Мы платим по 20 долларов за вход на Сабантуй. Татарстан бы нам книги прислал, может, артисты какие-нибудь к нам бы приезжали. Нам нужны солидные и с сильным голосом исполнители татарских ретро-песен, как, например, Филюс Кагиров, — рассказал делегат из США.

«Татарскую идентичность помогает сохранять ислам»

— Разные цифры приводятся, сколько татар проживает в Коломне. Последние официальные данные, которые я слышал, это около 3 000 человек. Наша организация — самая крупная, около 200 человек состоит в ней. Существует 10 лет. Но пока что мы не сильно себя проявляли. Сейчас готовим несколько проектов, цель которых — объединение татар и межконфессиональный диалог, — рассказывает представитель местной татарской культурной автономии Коломенского района Московской области Тимур Воронин.

Он рассказал, что один из таких проектов — это запуск курсов по преподаванию татарского языка.

— Мы уже добились у городских властей, чтобы они выделили нам помещение. Планируем в нем организовать воскресное обучение татарскому языку. В первую очередь для детей. Может быть, сделаем в субботу занятия для взрослых, а в воскресенье — для маленьких. У нас учителя для этого есть. Но нет необходимой обучающей литературы, учебников. Сами понимаете, когда пишешь татарские слова на доске и когда перед тобой красочный букварь лежит — это совершенно разные вещи, — заявляет лидер татар Коломны.

На вопрос о том, как сохранить татарскую идентичность в Коломне, Тимур Воронин отвечает, что большую роль в содействии сохранения татарской идентичности играет ислам.

— Я думаю, что татарскую идентичность помогает сохранять причастность к исламу. Культура татар исходит ведь из традиций ислама. У нас в Коломне нет мечети, но есть молельный дом. На молитву у нас собирается 200-250 человек. Я эту общину собирал в течение 14 лет. Когда только начинал, у нас на Джума-намаз собиралось пять человек. В 2011 году, когда я сложил свои полномочия как имам города Коломны, у нас собиралось уже около 300 человек, — говорит собеседник.

Он сообщает, что мусульманская община татар в Коломне только-только зародилась и ей еще предстоит пройти большой путь.

— В планах также открыть музей татар Коломны — хочется рассказать, как и чем живут татары. Мы только-только зародились как организация, только начали действовать. Пока татары Коломны находятся в спячке, их надо разбудить, — подытожил собеседник.

kazanfirst.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*