enrutat
Главная / Ибрагим Салахов: «Пару строк о себе»
Ибрагим Салахов: «Пару строк о себе»

Ибрагим Салахов: «Пару строк о себе»

В июле прошедшего года исполнилось 15 лет со дня смерти Ибрагима Низамовича Салахова – известного писателя, лауреата Государственной премии имени Тукая (Республика Татарстан),  кавалера Ордена «Парасат» (Республика Казахстан), Почетного гражданина города Кокшетау. Жизнь Ибрагима Низамовича была не легкой, судьба всесторонне испытывала его, но он всегда оставался художником истории своего народа, истинным патриотом и тонким выразителем народных традиций в изображении гордости, печали, бессердечия и доброты человеческой души.

Кто может лучше рассказать о человеке, как не он сам?! Приведенная ниже автобиография написана Ибрагимом Низамовичем в 1990 году. Орфография и стилистика автора сохранена.

«Родился я 30-го августа 1911 года в городе Кокчетаве. Отец – Низами, сын Салахутдина – плотник, краснодеревщик, малограмотный. Мать – Магиджамал, дочь Садыка. Родом они из Балтасинского района Татарстана. Оказались они в Сибири еще в 1900 году по воле судьбы – в поисках работы. Мать была грамотнее отца и очень религиозная. Как я начал говорить, она учила меня молитвам. Сама она часто (5 раз в сутки) и долго молилась. Отец не молился и в мечеть ходил редко (2 раза в год – Ураза айт, Курбан айт), не было времени, потому что он строил мечети по всему Кокчетавскому уезду.

Когда мне исполнилось 6 лет, мать повела меня Муртазе мулле Халфе, который учил детей у себя дома, и робко сказала:

— Привела к Вам, Халфа, своего сына. При помощи аллаха учите его уму разуму. Мясо – Вам, кости – нам.

Это означало, что мальчика можно бить сколько угодно, однако ломать кости нельзя.

Комната, где Халфа учил шакирдов, была довольно просторная и настлана коврами и кошмой. Муртаза мулла, с Кораном в руках, сидел впереди. А рядом, с правой стороны его лежала длиннющая камча-плеть, напротив него, на коленях, стояли шакирды – как и я, мальчики, и все вслух повторяли слова молитвы или названия букв. Халфа, как полагается, бил нас усердно, но мы на него не обижались, потому что бил же он не зря, за то, что плохо учились, или за то, что все же допускали мы какие-то шалости.

В 1920 году в Кокчетаве открыли татарскую светскую школы, куда поступил и я, в первый класс. (После 3-хлетней учебы в медресе).

Однако мать не захотела прервать мою учебу у Халфи, после прихода из светской школы – ночью, тайком она все же водила меня к Муртазе мулле.

Однажды, когда я учился уже в четвертом класс, на общем ученическом собрании школы решили выпускать общешкольную, стенную газету и тут же избрали меня ответ. редактором. Вот эта ответственная и высокая должность и обязала меня заниматься писаниной. Газеты надо было выпускать в месяц два раза – регулярно, а нужных материалов для освещения жизни школы не хватало. Вот и ответ. редактору самому приходилось кряхтеть и писать статьи, песни, шарады.

Когда к нам пришел учитель татарского языка и литературы Рахман-абый Яхин, под его руководством организовали литературный кружок и стали выпускать рукописный журнал «Ялкын» («Пламя»), опять редактором был избран я.

В те годы я уже начал писать короткие рассказы, стихи, которые посылал в Казань в редакцию детской газеты «Яш Ленинче» («Юный Ленинец») и в Москву в редакцию журнала «Октябрь баласы» («Дети октября»), где редактором работал Муса Джалиль. Правда, мои творения больше возвращались обратно, чем появлялись на страницах печати. Однако я не унывал – продолжал писать, посылать.

В 1927 году окончив Кокчетавскую татарскую семилетнюю школу, поехал в Казань и поступил в педагогический техникум. В эти годы мои стихи и маленькие рассказы печатались уже на страницах печати, всех республиканских газетах и журналах.

В 1930 году, после окончания педтехникума обком комсомола Татарстана рекомендовал меня в редакцию Республиканской газеты «Яшь Ленинче». Через год меня перевели в комсомольскую газету «Кызыл яшляр» («Красная молодежь»). А еще через год мне поручили (обком комсомола) организацию и выпуск нового литературно-художественного журнала для детей «Пионер каляме» («Пионерское перо»), сейчас «Ялкын».
В 1932-1935 гг. служил в первом татарском стрелковом полку, сперва, после окончания полковой школы, младшим командиром, потом редактором полковой газеты.

После демобилизации из рядов Советской Армии я сразу же поступил на литфак Казанского государственного пединститута. В эти годы у меня из печати вышли одна за другой книги: «Ярату» («Любовь») – пьеса, «Сакта» («На посту») – сборник стихов и «Дуэль» – повесть. Все эти произведения были посвящены Красной Армии. Кроме них, я уже писал роман «Любовь и надежда», первые главы которой печатались на страницах газеты «Кызыл армеец» органа Приволжского военного округа, к сожалению, завершить этот роман мне не удалось…

Вступил 1937 год…

Я – студент 3 курса литфака пединститута в Ялте на лечении. По поручению правления Союза писателей Татарстана я навещал находящегося в Ялте на лечении больного писателя, революционера, крупного ученого Галимджана Ибрагимова. И по приезду в Казань я был тут же арестован за связь с «врагом народа».

12 мая 1938 года выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССП по статье уголовного Кодекса РСФСР 58, пункты 2-7-8-10-11-17 приговорил к 10 годам тюремного заключения строгого режима, к 5 годам лишения всех гражданских прав, после отбытия срока наказания. Срок отбыл от звонка до звонка – полностью. Вышел из заключения инвалидом.

В 1956 году военная Коллегия Верховного Суда СССР, уже в новом составе, пересмотрела мое дело, и из-за отсутствия состава преступления отменила приговор 1938 года и реабилитировала полностью.

В виду того, что после отбытия срока наказания, мне не разрешалась прописка в городского местности (в данном случае в родном городе Кокчетаве) я вынужден был прописаться в Красном Яре, где находилась комендатура НКВД, куда каждое утро обязан был ходить и отмечаться, что я не убежал.

Я – член КПСС с 1961 года (то, что я вступил в  1930 г. не восстановили).  Член Союза писателей с 1962 года. Персональный пенсионер.

Вот так и жизнь моя прошла в перепутьях…

И. Салахов.

4 марта 1990 г.

с. Красный Яр»

С тех пор прошло 23 года. Пожелтевшая бумага, набранный на печатной машинке текст, роспись писателя… Оригинал автобиографии Салахова названной им как «Пару строк о себе» хранится у почетного председателя Кокшетауского центра татарской культуры, председателя Совета старейшин Ассоциации татар и башкир Казахстана, Почетного гражданина г. Кокшетау Фарука-хаджи Богапова. В приличной по объему папке собраны статьи о жизни знаменитого земляка, опубликованные в местных СМИ в разные годы. Тут же раритетные снимки, список литературы, архивные бумаги, рабочие материалы проводимых татарским центром мероприятий, посвященных юбилеям Салахова.

… Сегодня книги одного из ярких представителей татарской литературы можно прочесть на английском, немецком, казахском, русском, армянском, калмыцком языках.

Начиная с 1957 г., творчество И.Салахова словно получило возможность восстать из пепла. Одна за другой выходят в свет книги: сборник стихов «Степные волны», роман о целине «В степях Кокшетау»,  рассказы и новеллы «Дочь ночи», исторический роман о Казахстане «Когда дубы углубляют корни»…

Ну а поистине венцом творчества писателя стала трагедийная хроника «Черная Колыма», над которой автор работал 24 года. Труд, в котором мощно передана трагедия поколения, удостоен высшей литературной премии Татарстана имени Габдуллы Тукая. Позже присвоили звание заслуженного деятеля культуры РТ.

Большой вклад в развитие национальной литературы, высокое служение гуманистическим идеалам добра и согласия отмечены и в Казахстане – в 1998 г. Президент РК Нурсултан Назарбаев вручил Почетному гражданину г.Кокшетау И. Салахову орден «Парасат».

В последние годы жизни он работал над книгой «Кокшетауские татары». Дописать ее не успел…

В прошлом году в Акмолинской области впервые прошел литературный конкурс имени Ибрагима Салахова, основной целью которого, по словам председателя Кокшетауского центра татарской культуры Мудариса Абдулина, стали выявление новых талантов и дарований и популяризация творчества знаменитого земляка.

Авторам, пишущим на государственном, татарском или русском языках, предлагалось рассказать в прозе или стихах о любви к родному краю, своем отношении к историческим фактам, понятии о духовно-нравственных ценностях в призме осознания себя как части казахстанского народа, историю родной семьи, судьбу отдельно взятого человека, не забывая об идеях межэтнического согласия.  Победителями стали представители разных национальностей.

«…Слова писателя Ибрагима Салахова определяют благодарность всех татар: «Я родился и всю свою жизнь прожил в Кокшетау, а благословенная казахская земля стала родной для тысяч моих соплеменников, дала им кров и еду, возможность счастливо жить под мирным небом в дружной многонациональной семье нашей республики». …Я – татарин! Я люблю свою родину Казахстан! И эту любовь я передам своим детям. Любовь и уважение к любой национальности и народу, не забывая своих корней», – написал Равиль Загайдуллин из Атбасара, занявший второе место в конкурсе.

Суть этих строк созвучна с месседжем  Ибрагима Низамовича: «Народ в Казахстане – это как цветной луг. Есть цветы большие, крупные, яркие, а есть скромные, незаметные. Но когда они вырастают вместе, их соцветие получается прекрасным и красивым». Чем не обращение к потомкам?

Через месяц Салахову исполнилось бы 102 года… Фраза «Имя Ибрагима Низамовича Салахова навсегда останется в наших сердцах» из некролога, опубликованного 10 июля 1998 года в местной прессе за подписью ряда известных кокшетауцев, казалось бы, совершенно банальна для такого рода поводов. Но нет! Спустя годы помним, чтим, гордимся!

salahov_-_2[1]

Ринат Дусумов. Фото из личного архива Ф. Богапова.

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*