enrutat
Главная / Каждый должен задумываться о будущем своей нации
Каждый должен задумываться о будущем своей нации

Каждый должен задумываться о будущем своей нации

На этот раз собеседников у меня двое. Два молодых музыканта, выбравших достаточно редкий для нашей эстрады жанр — исполнение мунаджатов. (Мунаджат — это песня религиозного содержания, своего рода обращение к Всевышнему). Итак, знакомимся: Гульчачак Салимжанова и Дамир  Габдрахманов.

— Давайте, знакомиться…

Гульчачак: Я родилась в семье рабочих в казанском поселке Дербышки. Моя мама родом из деревни Чишма Агрызского района Татарстана, а папа – коренной казанец. Будучи родом из Казани, все равно чувствую себя деревенской девушкой. Душа всегда стремится в село Чишма, где живут мои бабушка с дедушкой. Летние каникулы мы всегда проводили у них. Там научились трудиться, впитали народные традиции, освоили основы ислама. Я считаю, что каникулы в деревне – это своеобразная школа жизни. Дедушка — мулла. Благодаря своему усердию, он всему научился сам, поэтому сельские жители и дали ему такое имя. Его приглашают на мероприятия по чтению Корана, наречение имени. Бабушка – пчеловод. У нее есть многочисленные призы, завоеванные места, подарки.

Дамир: Я родом из города Бугульмы. Родители тоже бугульминские. Бабушка с дедушкой по линии отца – строители. Дедушка – столяр. Бабушка – штукатур-маляр. Они вместе подняли два своих дома. Дедушка по линии матери – человек, имеющий много профессий. Он и бухгалтер, и слесарь, а основная его профессия – электрик. Мамина мама – бухгалтер. Я сам учился в татарской гимназии, музыкальной школе. Потом поехал поступать в Казань – в Татарский государственный гуманитарный университет на музыкальный факультет. Обучался в классе баяниста Рагде Халитова. Умею играть на разных народных музыкальных инструментах.

— Вы оба – городские ребята. Гульчачак из Казани, Дамир из Бугульмы. Несмотря на то, что Бугульма находится в Татарстане, он больше русский город, вот такие городские ребята на татарском говорят чисто, красиво. Что послужило этому: может то, что учились в татарской гимназии?

Гульчачак: Конечно, обучение в гимназии стало толчком. У нас в 11-ой татарской гимназии в Дербышках были очень сильные учителя. С одной стороны, профессионализм учителей, с другой – их искренняя любовь к ученикам. У них был большой интерес к творчеству. Кроме этого, они с уважением относились к  национальным обычаям и традициям. Вместе с классным руководителем – Рахимовой Айсылу Хабибовной мы всегда организовывали религиозные праздники, музыкальные мероприятия. Также на мой татарский язык положительное влияние оказала деревня. Общение с сельскими жителями, бабушками и дедушками, слушание их житейских баек оказало большое значение. Окончив нашу 11-ую татарскую гимназию, я поступила учиться на вокальное отделение Казанского музыкального училища имени Ильяса Аухадиева. Там у нас был учитель — Сафиуллин Наиль Саматович. Он вел у нас предмет выразительной речи. По окончании училища, 1 год я училась на отделении вокала Казанской государственной консерватории, сценическую речь нам преподавала Галиева Асия Амировна. Ее уроки послужили большим толчком для нашей красивой речи. К настоящему времени я успешно – на красный диплом окончила музыкальный факультет Татарского гуманитарно-педагогического университета. Уроки исполнительского мастерства брала у народного артиста Татарстана Айдара Файзрахманова. За свои умения я благодарю всех своих учителей и склоняю перед ними
голову.

Дамир: За свое знание татарского языка я благодарю деда – маминого папу. Практически все детство я провел с дедом. Дед у нас говорит только на татарском. Общение с ним дало сил научиться татарскому языку. Потом и годы учебы в татарской гимназии наложили свой отпечаток. Как сказала Гульчачак, у нас тоже учителя были сильными. Иногда задумываюсь, чем отличаются русская и татарская школы? Наверно, теплотой и светом. Поэтому для меня моя татарская гимназия всегда родная. Она и сейчас работает, когда туда приезжаю, всегда захожу, стараюсь встретиться с моей классной руководительницей, учителями, которые меня всегда возили на разные олимпиады. Во время учебы в гимназии ставили спектакли. Был руководитель – ведущий театра. Музыкальная школа также оказала большое влияние. С моей учительницей Румией Зиннатовной Бургановой всегда общались на татарском. Школа, музыкальная школа, дома – дед – вот так татарский язык и впитался. На нашем музыкальном факультете большинство учителей – татары. Общаемся на татарском.

Гульчачак: И студенты тоже…

Дамир: Да, и большинство студентов из татарских деревень. Поэтому в основном говорят на татарском языке. На факультете русскоязычные студенты и учителя больше начинают понимать татарский язык.

Гульчачак: Сами тоже присоединяются…

Дамир: Поэтому настроение поднимается. Люди осваивают татарский язык, изучают.

— На вечере разговения, прошедшем в национально-культурном центре «Казань» вы выступали дуэтом. Гульчачак пела, а Дамир играл на курае. Как возникла идея этого дуэта?

Гульчачак: На факультете мы с Дамиром знакомы давно. Однажды Айдар абы сказал: «Гульчачак, будет вечер мунаджатов. Подготовь мунаджат, будешь выступать». Чтобы мой мунаджат лучше дошел до сердца слушателя, я обратилась к Дамиру. Он обогатил этот мунаджат, сделал еще красивее. Дамир играл на нашем национальном инструменте – курае. В будущем у нас есть еще планы. Пока рассказывать не буду – пусть останется нашим маленьким секретом.

— Не раскрывая этот маленький секрет, расскажите, каким представляете свое будущее?

Гульчачак: Я хочу поступить в аспирантуру нашего университета. Хотела бы писать научную работу на тему ислам и музыка. Может, в будущем, будет возможность издавать учебные пособия по преподаванию уроков музыки в религиозных школах, медресе.

Дамир: Я сейчас на пятом курсе (Беседа проходила в 2009 году). В этом году заканчиваю. Учеба в классе Рагде Халитова мне очень интересна, особенно по душе изучение татарских музыкальных инструментов, найденных в ходе поисковых экспедиций. Учитель водит меня на концерты, выставки в музеях, он выступает на баяне, а я на этих музыкальных инструментах.

— На каких музыкальных инструментах умеете играть?

Дамир: Я умею играть на трубе, трубчатом курае, нугайском курае, дудочках из камня – на всех народных духовых инструментах. Некоторых у меня и на руках нет, только изготовив их своими руками, сможешь играть. Очень редко встретишь мастеров, умеющих их создавать. Иногда и сам делаю. Например, могу сделать курай из трубы. Я тоже хотел бы сказать о совместных выступлениях с Гульчачак. Люди как-то сами чувствуют тех, кто им близок по душе. Так было и с Гульчачак. У нас одинаковые взгляды, идеи одного направления. Поэтому у нас и сложился дуэт. В будущем, может быть, я также как и Гульчачак поступлю в аспирантуру. Есть желание углубить знания в музыкальной сфере. Может, поступлю учиться в консерваторию. Пока точно сказать не могу, потому что еще год нужно учиться.

— Исполнение мунаджатов – особый жанр. Какие чувства возникают у вас во время выступления?

Гульчачак: К каждому выступлению мы основательно готовимся, проводим очень много репетиций. Дамир высказывает свое мнение, я даю свои советы. Никогда друг на друга не обижаемся, потому что высказанные советы всегда бывают искренними и правильными. Если хочешь развиваться, обид быть не должно. Иногда бывает так: оба от души исполняем произведение, и возникает гармония. Это чувствует и слушатель, у них на глаза наворачиваются слезы. Мунаджат воздействует на людей как молитва.

— Где вы в основном выступаете? Понятно, что мунаджат не исполняется на эстрадном концерте.

Гульчачак: Например, в месяц Рамадан нас приглашали на вечера разговения.

— Сколько времени вы уже выступаете дуэтом?

Дамир: Наверное, уже около двух лет.

— Сколько мунаджатов у вас в репертуаре?

Гульчачак: Мы еще на начальной стадии. Репертуар – очень громко сказано. У нас есть где-то 10  мунаджатов.

— Помимо мунаджатов у нашего народа есть и другие необычные вокальные произведения. Например, баиты. Вы не думали о них?

Гульчачак: Думали. Помимо мунаджатов планируем разучить и баиты, и сказания, и протяжные народные песни. Может, получится создать произведение из отрывков «Сказания о Юсуфе». Там помимо музыки добавится и выразительная речь.

— Исполнение мунаджатов не приносит прибыли. Задумываетесьли вы о материальной стороне жизни? Как обеспечиваете себя в повседневной жизни?

Гульчачак: Помимо исполнения мунаджатов я мечтаю преподавать в нашем университете. Кроме этого, веду татарские, мусульманские свадьбы, юбилеи. В зимние праздники иногда бываю Снегурочкой…

— Гульчачак — не замужем, Дамир — не женат. Какими будут ваши будущие избранники? Вы наверняка задумывались над этим? Какими вы их себе представляете? Они должны быть татарской национальности? Если не татары, будете ли обучать их татарскому?

Гульчачак: Счастье женщины, несомненно, в руках умного, верного мужчины. Он должен с ответственностью относиться к жизни и семье. Самое большое желание – чтобы моя семья была образцовой. А Дамир еще молодой…

Дамир: Я бы хотел жениться на татарочке. Чтобы была открытой. Не боялась высказывать свое мнение, умела давать хорошие советы. Простая татарская девушка, которая высказывала бы свое мнение без крика, по-доброму.

Гульчачак: Еще один важный момент – наши избранники должны понимать нас и наше искусство.

— Татары раньше были очень гордым народом, а сегодня часто можно услышать, что они стесняются своей национальности, иногда даже отказываются от нее, потеряли гордость. А как у вас: гордитесь или стесняетесь того, что вы татары?

Гульчачак: Я очень горжусь. Маме каждый день говорю: «Мама, хорошо, что я родилась татаркой!». Везде, даже в автобусе я с удовольствием говорю на татарском. Не стесняюсь, горжусь, что могу говорить на татарском. Наша профессия – учителя музыки. В будущем вели бы уроки музыки в татарских школах, гимназиях. Там бы от нас было больше пользы.

Дамир: Я живу в общежитии. Парни, с которыми живу в комнате – все говорят на татарском. Но некоторые татарские девушки в общежитии не знают родного языка. Я иногда подшучиваю, спрашиваю у них: «Как называется наш университет? Татарский гуманитарно-педагогический. Самое первое слово какое? Татарский! Когда приходил Президент, какая главная задача была поставлена? Развитие татарского языка! Раз вы татарки, должны изучать татарский!» Для меня татарский язык – сокровищница. Я считаю, что раз мы живем в Татарстане, то должны говорить на татарском. Мне кажется, что если потеряем язык, то и народ исчезнет. Останется всего лишь один шаг. Среди молодежи в основном такие разговоры. Каждый должен задумываться о будущем своей нации. Как компьютерная программа. Каждый должен знать свой язык и вносить свой вклад в его развитие.

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*