enrutat
Главная / Нариман Джилялов: «К сожалению, мы с руководством Крыма пока не доверяем друг другу…»
Нариман Джилялов: «К сожалению, мы с руководством Крыма пока не доверяем друг другу…»

Нариман Джилялов: «К сожалению, мы с руководством Крыма пока не доверяем друг другу…»

МЕДЖЛИС КРЫМСКИХ ТАТАР НЕ ТОРОПИТСЯ ПОДПИСЫВАТЬ ДОГОВОР О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ВКТ, ПОКА ЧУБАРОВ НЕ ВСТРЕТИТСЯ С ПУТИНЫМ

26 апреля в Казани состоялась встреча представителей исполкома Всемирного конгресса татар (ВКТ) с прибывшей накануне делегацией меджлиса крымских татар. Еще месяц назад было объявлено, что 26 апреля, в отмечаемый сегодня День родного языка, председатель меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров и председатель исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров подпишут договор о сотрудничестве. Однако перед приездом делегации Чубаров известил Закирова о том, что считает преждевременными свой приезд в Казань и подписание договора. Вместо него на разведку в столицу Татарстана прибыл его заместитель Нариман Джилялов и другие представители меджлиса. Побывавшая на встрече корреспондент «БИЗНЕС Online» попыталась понять, какую игру ведут крымские татары, чем их соблазняют казанские и что из себя представляет четырехсторонняя «рабочая площадка», о создании которой они вчера договорились с Рустамом Миннихановым.

Б5

НЕСВОЕВРЕМЕННОСТЬ, ИЛИ ПОЧЕМУ ЧУБАРОВ НЕ ПРИЕХАЛ

Встреча с представителями меджлиса крымско-татарского народа началась в здании исполкома Всемирного конгресса татар (ВКТ) с 20-минутным опозданием. В составе крымско-татарской делегации были заместитель председателя меджлиса Нариман Джилялов, представитель меджлиса крымских татар и глава Бахчисарайского района Республики Крым Ильми Умеров, член меджлиса крымско-татарского народа, руководитель управления внешних связей Али Хамзин, председатель Бахчисарайского регионального меджлиса, депутат Бахчисарайского районного совета Чийзиг Ахтем, заместитель председателя Центральной избирательной комиссии меджлиса Заир Смедляев. Гости держались подчеркнуто официально, даже несмотря на вчерашнеетеплое застолье на праздновании 80-летия союза писателей РТ.

Со стороны ВКТ в переговорах принимали участие глава исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров, председатель комитета Госсовета РТ по культуре, науке, образованию и национальным вопросам Разиль Валеев, депутат Госсовета РТ, директор ООО «Булгар-Синтез» Фарид Мифтахов, известный историк Дамир Исхаков.

До самого последнего момента татарстанская сторона ожидала приезда в Казань председателя меджлиса Рефата Чубарова, который, как это было заявлено ранее, должен был подписать договор о сотрудничестве меджлиса с исполкомом ВКТ. На пресс-конференции в начале апреля Закиров рассказал, что договор содержит пункты о совместном проведении Дней культуры, а также о выделении квот для крымско-татарской молодежи на поступление в вузы Татарстана, но, увы… Исторический визит в самый последний момент был отменен. Как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» журналист и общественный деятельРимзиль Валеев, два-три дня назад Чубаров лично сообщил Закирову о том, что не считает свой приезд в Казань своевременным. «Он попросил не воспринимать это на их счет, просто нужно еще пообщаться, узнать, что к чему. Стало ясно, что договор подписан не будет», — сказал Валеев.

Источник, близкий к руководству исполкома ВКТ, подтвердил, что проект соглашения был уже готов, но крымско-татарская сторона предложила не торопиться и сдвинуть подписание на более поздний срок, мотивируя это неоднозначной обстановкой в Крыму.

Б6

«ЕЩЕ НЕ СОЗРЕЛ, ЧТОБЫ ЧТО-ТО СКАЗАТЬ»

Он рассказал об основной деятельности ВКТ и наиболее значимых моментах проделанной им работы. Он также отметил, что принятые конгрессом решения направлены на улучшение состояния нашей национальной культуры, национальных ценностей. «Вопросы, которые возникают, ставит сама жизнь. Многие проблемы мы решили за эти 20 лет, но вот вопрос сохранения родного языка оказался недостаточен», — отметил он.

Тут его речь неожиданно прервали, сообщив, что Умерова ожидает премьер-министр Ильдар Халиков. Закиров пообещал его отпустить, если тот выскажется. «Еще не созрел, чтобы что-то сказать, — с несколько натянутой улыбкой ответил Умеров. — Просто очень приятно находится среди вас, слушать информацию, которую вы рассказываете. У нас достаточно много проблем, сейчас очень сложный период, поэтому для того, чтобы нам привыкать интегрироваться, наверное, необходимы более тесные контакты. В 90-е годы близкие контакты с Татарстаном уже были, но потом оборвались, сейчас есть исторические шансы их восстановить».

После того как Умеров удалился, Закиров закончил свою речь тем, что конгресс татар работает сообща с широким кругом татарской интеллигенции: писатели, композиторы, журналисты. И рассказал, что поддержка властей оказывается очень большая и на всех уровнях. «Нам везде горит зеленый свет, по всем нашим делам», — подчеркнул он.

С ответной речью выступил Ахтем. Свою речь он начал с рассказа о том, что во время 50-летнего изгнания крымско-татарского народа «практически все, что нас связывало с нашей родиной, было уничтожено или практически разрушено». По его словам, опыт ВКТ сейчас очень востребован, особенно в области образования и сохранения родного языка. Впрочем, из его речи стало понятно, что эти области для меджлиса являются второстепенными по сравнению с обретением своей государственности, к теме которой он неоднократно возвращался в своем выступлении. «Вся наша борьба направлена на восстановление нашей государственности. Мы все верим в то, что мы этого добьемся, — подчеркнул он. — Ваш опыт работы, конечно, для нас важен — все, что вы сейчас рассказали. Мы на пути реализации всех этих направлений в своем конгрессе».

По словам Ахтема, крымско-татарский народ «по воле одного человека оказался в другой стране, и наверное, нам придется чаще контактировать с вами для того, чтобы использовать ваш опыт». «Мы до сих пор не восстановили свою государственность на своей территории, — сказал Ахтем. — Мы бы хотели, чтобы нас услышали. Все, что вы говорите, мы бы реализовывали, но после определения нашего статуса».

Разиль Валеев попытался снизить накал выступлений, рассказав о том, что у Татарстана тоже были проблемы и, чтобы решить многие их них, потребовалось немало сил. «Они решались не одним днем, нам понадобилось время», — намекнул он.

Разиль Валеев вспомнил о том, что первый раз по прибытии в Крым крымские татары спросили у них: «Вас кто прислал? Путин? Вы зачем приехали?» «Мы ответили так: и у вас, и у нас есть привычка — если нас позвали в гости, мы приходим. А вот когда у нашего народа проблемы, если горит дом, мы приглашения ждать не будем. Мы возьмем ведра с водой, лопаты и побежим помогать. Вот и к вам мы приехали помогать», — сказал он. Валеев добавил, что ВКТ продолжит свои визиты в Крым, если их будут звать и даже… если не будут.

После официальных спичей стороны перешли к неформальному диалогу, во время которого постоянно чувствовавшееся напряжение постепенно ослабло.

Б4

ВОСТОЧНЫЕ СТРАТЕГИИ, ИЛИ ПОЧЕМУ ПУТИН НЕ ВЫШЕЛ НА СВЯЗЬ

Напомним, что 29 марта в Бахчисарае, выступая на внеочередной сессии курултая крымских татар, президент Татарстана Рустам Минниханов заявил, что готов выступить посредником в диалоге между руководством меджлиса и президентом России.

1 апреля Минниханов во время встречи с Владимиром Путиным выполнил свое обещание. Он передал президенту РФ просьбу лидеров крымских татар о встрече с ним и доложил о результатах своих поездок в Крым, добавив, что «было бы неплохо» законодательно реабилитировать крымских татар, которые были депортированы Сталиным в 1944 году, воспользовавшись законом «О реабилитации репрессированных народов». Минниханов также предложил создать программу по обустройству коренного народа Крыма.

«Я обязательно поручу все это обработать, все вопросы, все три», — таков был ответ президента России.

В тот же день стало известно, что Всемирный конгресс татар пригласил в Казань делегацию меджлиса крымско-татарского народа для подписания договора о сотрудничестве. Подписание документа планировалось приурочить к празднованию 26 апреля Дня родного языка.

Вскоре Татарстан был назначен «куратором» Бахчисарайского района Крыма, где проживает основное количество крымских татар. Республике было поручено оказывать району методическую и материальную помощь в обеспечении надлежащего функционирования объектов коммунального хозяйства и социальной сферы.

22 апреля Путин подписал указ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». Документ предусматривает создание национально-культурных автономий репрессированных народов (хотя курултай настаивал на национально-территориальной автономии).

Однако с третьим, главным, вопросом — личной встречей Путина с Чубаровым — произошла заминка. По всей видимости, президент РФ как опытный боец восточных единоборств ждет, пока «ситуация созреет», тем более что его визави — лидеры, настаивающие на ряде принципиальных вещей, в том числе на нелегитимности присоединения Крыма к России. Затягивающаяся пауза, и это очевидно, на руку Москве, которая своими действями, финансами, эмиссарами делает все, чтобы народ Крыма почувствовал все прелести (в том числе через экономику) в сравнении с нищающей и хаотизирующейся Украиной. И здесь, видимо, велика и роль благополучной Казани как витрины того, что могут получить в перспективе крымские татары…

Б3

ДОГОВОР ПРЕЖДЕВРЕМЕНЕН? ВСЕ БУДЕМ РЕШАТЬ НА РАБОЧЕЙ ЧЕТЫРЕХСТРОННЕЙ ПЛОЩАДКЕ

В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» заместитель председателя меджлиса Нариман Джилялов пояснил позицию крымских татар.

— Почему не приехал Чубаров?

— Наш председатель считает, что, пока не достигнуто взаимопонимание на самом высоком государственном уровне, говорить о других каких-то моментах, наверное, будет преждевременно.

— То есть меджлис пока не готов подписать договор с ВКТ?

— Мы просто не хотим делать фальстартов, мы хотим определиться по фундаменту взаимоотношений, фундаменту интеграции крымских татар в российское общество. И тогда в вопросе культурного взаимодействия, в сфере образования — как раз то, что и предполагало соглашение — все пойдет по накатанной. Тем более с Татарстаном у нас не всегда равномерные, но давние связи.

— Какой статус хотят крымские татары?

— Нам нужен статус, который бы гарантировал возможность участия в процессах принятия решения как на уровне исполнительной, так и на уровне законодательной власти. Это могла бы быть автономия. На Украине мы однажды использовали опыт квотного представительства. Мы понимаем, что в Российской Федерации подобного опыта нет, но и ситуация уникальная — Россия впервые переживает опыт присоединения территории. Поэтому некие нестандартные решения вполне приемлемы на какой-то период. Возможно, через какой-то период времени, как это случилось в Татарстане, в Башкирии и других национальных субъектах федерации, эта необходимость отпадет.

Но пока нам нужна стартовая позиция, с которой мы бы могли начать путь интеграции с российским обществом. Мы убеждены, что такой позицией будет признание крымских татар как коренного народа Крыма. Если это будет на высшем государственном уровне, это значительно облегчит задачу нахождения взаимоотношений и на уровне Крыма, и на уровне России в целом.

— А роль Татарстана в этом процессе?

— Как говорит сам президент Татарстана Рустам Нургалиевич, он по просьбе Владимира Путина и лично по своей инициативе взял на себя роль некого посредника, так как татары в значительной мере близки к нам, исторически и кровно. Этот народ решил многие проблемы, с которыми мы столкнулись сегодня. Хотя у них на решение было больше времени, мы вынуждены работать в очень краткие сроки. Они лучше поймут многие те нюансы и особенности, и мы очень благодарны им за взятую на себя роль. Вчера на встрече с Рустамом Миннихановым мы предложили создать некую рабочую площадку. Я лично вижу ее четырехсторонней — это представители крымско-татарского народа в лице меджлиса, это представители крымской власти, Татарстана и, конечно же, федеральных властей. На это площадке мы могли бы многие нюансы привести к компромиссному решению.

У нас есть своя долгая предыстория с руководством Крыма, она имеет негативные оттенки. Поэтому, к сожалению, пока мы не доверяем друг другу на местном уровне. Меджлис крымско-татарского народа и его председатель заявили, что мы готовы обсудить базовые вопросы, которые стоят перед нами в начале пути интеграции с российским обществом, только с Владимиром Путиным.

«ДОГОВОР МАЛО ЧТО МЕНЯЕТ»

Визит крымских татар прокомментировал «БИЗНЕС Online» вице-президент академии наук РТ Рафаэль Хакимов.

«В принципе, меджлис и ВКТ — это общественные организации. Они до этого сотрудничали и без договора. И вообще договор мало что меняет. Если бы это были обязательства для каких-то государственных учреждений, тогда это имело бы смысл. А для общественных организаций договор — это, скорее, символический жест, — сказал он. — Среди крымских татар есть разные точки зрения, есть даже прямо противоположные меджлису. Я думаю, что они чуть-чуть пережидают. И конечно, для них главное — решение своей судьбы на государственном уровне, а не на уровне общественной организации».

Эльвира Самигуллина
фото: Сергей Елагин
business-gazeta.ru

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*