enrutat
Главная / Новый путь польских татар
Новый путь польских татар

Новый путь польских татар

Энергичная и улыбчивая Дженнета Богданович (Dżenneta Bogdanowicz) жестом приглашает посетителей в небольшой ресторанчик в ее доме в Крушинянах (Kruszyniany) — деревне столь отдаленной, что кажется, будто она примостилась на краю света. Дженнета непрестанно хлопочет, ее видно и слышно везде. Она подходит к гостям за столиками, разговаривает с ними, широко улыбается. Не задумываясь, делится рецептами своих блюд, например, перекачевника (мясного пирога) и сыте (воды с медом и лимонным соком). Так же открыто она поведала историю своей семьи, которая переселилась сюда с территории нынешней Беларуси, отвечает на вопросы об их обычаях, традициях и религии, которые много раз находились на грани исчезновения.

Будучи специалистом в области туризма, Дженетта впервые приехала в Крушиняны, что в нескольких километрах от польско-белорусской границы, более 30 лет назад, когда проводила экскурсию по тихим деревенькам, хуторам, старым фермам и песчаным дорогам, которые неожиданно пробудили в ней неудержимый интерес к ее предкам. Крушиняны отличались от сотен таких же спокойных деревень в северо-восточной Польше только одним: изумрудной мечетью. Для всякого, кто не знаком с Крушинянами, эта мечеть — просто скромное культовое сооружение. Но для Дженнеты старейшая мечеть Польши стала маяком, который осветил ее полузабытое наследие.

Польские татары — мусульмане, усвоившие польские обычаи, и в Крушинянах, население которых не превышает 160 человек, они живут среди католиков и православных христиан. Татары — наследники монгольской империи, их родословные уходят корнями во времена Золотой Орды и хана Батыя.

Они пережили множество войн, а в минувшем столетии — гонения коммунистов на их религию, традиции и язык. Тем не менее, они боролись за сохранение своей исторической самобытности, свидетельством которой является пострадавшая от непогоды и не раз выкрашенная в разные оттенки зеленого деревянная мечеть XVIII века в центре Крушинян, единственная достопримечательность в деревне.

Во время своей первой поездки в деревню Дженнета также наткнулась на мизар (татарское кладбище), которое почти поглотил лес. Покрытые мхом надгробные камни были могилами ее предков, так поняла она.

«Это был момент озарения. Я вдруг почувствовала зов крови, земли», — вспоминает она. В первый раз «я подумала о себе как о татарке польского происхождения. Я должна была вернуться».

Татары, поселившиеся в этом регионе в XIV веке, говорили на польском, литовском, староукраинском (старобелорусском) языках, и к XVI веку их фамилии обычно принимали польские формы. Исчезла одежда и обычаи, характерные для степных кочевников. Но их религия осталась, о чем молчаливо напоминает мечеть в Крушинянах.

Джемиль Гембицкий (Dżemil Gembicki), смотритель мечети и экскурсовод, говорит, что польские татары имеют три отличительные черты: этнически это татары, они — часть польского народа, и их религия — Ислам.

Зофья Бохданович (Zofia Bohdanowicz) из соседней деревни Бохоники (Bohoniki), где находятся другие старейшие польские мечети, считает точно так же.

«Здесь жили несколько поколений моей семьи, я полька, но меня и моих детей отличает то, что у нас другая религия. Поэтому мы польские мусульмане. Если бы не было Ислама, не было бы и нас, — говорит она. ‒ Я полька, татарка и мусульманка. Для нас важны все три составляющих».

Когда Дженнета Богданович впервые побывала в Крушинянах, ей было всего 20 лет. Затем она вернулась в Белосток, чтобы продолжать учебу. Там она встретила Мирека, своего будущего мужа и уроженца исторической деревни. После свадьбы они часто бывали в Крушинянах у его родных, которым, так же как другим семьям татар, в конце XVII века эта земля была пожалована королем Яном III Собеским в знак благодарности за военную службу. Дженнета включила Крушиняны в свои экскурсии и стала привозить туристов в дом, где раньше жили родственники мужа, показывать им мечеть и мизар.

Вскоре она поняла, что людям, которых она привозила в деревню, негде отдохнуть, поесть. Не возражая против туристов у себя дома, они с мужем поставили на воздухе скамьи и столики. «Татарская юрта», как называется их ресторанчик, предлагала блюда татарской кухни с конца весны до осени. Со временем с помощью трех дочерей Богдановичи обновили дом и стали приглашать гостей в обеденный зал, где те могли поесть и почувствовать дух татарской семьи. Затем они сделали пристройку к дому, переселились наверх, а весь первый этаж отвели под харчевню, так как «Татарская юрта» становилась все более популярной. В 2003 году Дженнета и Мирек окончательно перебрались в Крушиняны.

С улицы гости попадают в небольшое помещение, где на стенах висят семейные фотографии. У женщин на этих снимках азиатский разрез глаз и волосы цвета воронова крыла, а смуглые мужчины одеты в польскую военную форму.

«На кухне руководит мама. Мы подаем точно такие же блюда, как я ела в детстве на мусульманские праздники, — говорит Джемиля, одна из дочерей Дженнеты и Мирека. ‒ Мама собирала рецепты в татарских семьях, которые живут по всей Польше. Сегодня у нее набралась целая кулинарная книга».

Молва и онлайн-обзоры, в которых описывается атмосфера ресторанчика, гостеприимные хозяева и отличная кухня, делают свое дело. Знатоки готовы ехать по несколько часов, чтобы отведать ее перекачевник и выпить кофе с кардамоном.

Постоянным клиентам, которые беседуют с Дженнетой, не отрываясь от вкусной еды, непременно сообщают, что Крушиняны — один из пунктов исторического «татарского пути», сети дорог на северо-востоке Польши, связывающей семь основных городов и деревень с малочисленным населением, так или иначе подвергнувшихся влиянию польской и других восточноевропейских культур. Около 150 километров дороги вьются между живописными Сокульскими холмами и проходят через Кнышинский лес, связывая Сокулку, Бохоники, Малявиче, Крынки, Крушиняны, Супрасль и самый густонаселенный город Белосток. Следуя по этому пути можно не только узнать историю польских татар, но и увидеть, как они живут сейчас.

Одно из самых примечательных мест на этом пути — Крушиняны, так как это одна из немногих деревень, которые, во многом благодаря усилиям Богдановичей, возрождаются к жизни в дни мусульманских праздников и фестивалей культуры.

Дженнета понимает, что для возрождения татарской культуры необходимы регулярные мероприятия. Именно по ее инициативе несколько лет назад в деревне состоялся первый фестиваль культуры и обычаев польских татар,на котором выступали музыкальные и танцевальные коллективы, звучали песни, проходила выставка изделий ручной работы, конкурсы. Гости праздника готовили татарские блюда, стреляли из лука и ездили на лошадях. Интерес публики превзошел самые смелые ее ожидания.

«В Крушиняны снова пришла жизнь, дух братства. Я счастлива, что многие польские татары, так же как я 30 лет назад, почувствовали зов крови и теперь хотят вернуться», — говорит она.

Семь лет назад она возродила здесь празднование сабантуя, татарского народного праздника, название которого буквально означает «торжество плуга». Его празднуют издревле, он знаменует окончание весенних сельскохозяйственных работ. Жители деревни и гости устраивают игры, соревнования по стрельбе из лука и верховой езде, самые ценные призы — баран или полотенце ручной работы.

Сегодня гостей мечети в Крушинянах встречает улыбающийся Джемиль Гембицкий, чьи монголоидные черты позволяют безошибочно угадать в нем татарина. Он объясняет, что мечеть разделена на мужскую и женскую часть, показывает фотографии Мекки и Медины и каллиграфию на стенах. Пол застелен коврами. Михраб у южной стены указывает направление на Мекку. Над ним ярко освещенный полумесяц с сияющей звездой. «Это символ Ислама», — говорит он, сидя на ступенях минбара, с которого читает проповедь имам во время еженедельной пятничноймолитвы. Джемиль объясняет, что хотя многие польские мусульмане уже не знают арабского, Коран все равно читают на арабском.

Затем Джемиль ведет посетителей на небольшой холм, поросший деревьями. Под их густым пологом — мусульманское кладбище, где Богданович нашла могилы своих предков. Здесь хорошо видно, насколько татары смешались со своим восточноевропейским окружением. На замшелых могильных камнях XVIII века еще можно прочесть арабские, русские и польские надписи.

История поселения татар в северо-восточной Польше связана с именем короля Яна III Собеского, жизнь которого спас командир татарского отряда, полковник Самуель Мурза Кшечковский (Samuel Murza Krzeczkowski). Это случилось в 1683 году, в время битвы под Парканами —одного из сражений за Вену во время войны с турками. В награду за верную службу король наделил татар землями в районе, где теперь находится «татарский путь». Даже сегодня жители Крушинян могут показать участок со старыми липами, где когда‑то стояла усадьба Кшечковского.

Понемногу татары привыкли к новой родине.

«Они осознанно приобщались к новой культуре, но в то же время берегли свою веру. В Польше быть татарином также значит быть мусульманином», — говорит историк и издатель «Польско-татарского ежегодника» и других работ по истории татар Али Мискевич (Ali Miśkiewicz).

Татарам удалось сохранить свои традиции и в Литве, и в Польше, где они продолжали учить своей религии и строить мечети. Как сказал представитель муфтията Польской Республики Муса Чахоровский (Musa Czachorowski), «мусульмане живут в Польше 600 лет, и польский закон никогда не требовал от нас действовать против правил Ислама».

Живя в немусульманской стране, польские татары, естественно, впитали в себя окружавшую их культуру и до некоторой степени ассимилировались. Например, польско-литовские татарки никогда не покрывают голову или лицо.

«Хотя в мечети я сижу среди женщин, дома у нас равноправие», ‒ говорит Дженнета Богданович.

Влияние заметно и в архитектуре. Деревянные мечети в Крушинянах и соседних Бохониках внешне почти не отличаются от католических и православных храмов — разница только в полумесяце вместо креста.

Татарские тексты — еще один пример смешения культур. Их литература существовала на польском и литовском, но содержала арабские, турецкие и татарские элементы. Что касается Корана и других религиозных текстов, татары иногда пользуются польско-белорусской транслитерацией арабского для фонетического прочтения слов.

Однако некоторые вещи остались неизменными. Свадебные ритуалы по‑прежнему проводят на бараньих шкурах, которые еще со времен Золотой Орды символизируют дом, изобилие и благополучие.

После Второй мировой войны коммунисты лихорадочно взялись за искоренение уникальной культуры и религии татар в Польше, России, Литве, Эстонии, Латвии, Украине и Белоруссии. Уничтожались их поселения, образовательные и культурные учреждения, было разрушено множество мечетей. Татарская интеллигенция подвергалась арестам, депортации, убийствам. Численность польско-литовских татар сократилось с 6 до 3 тысяч.

В то время коммунистические власти не признавали никакие национальные меньшинства. «Татарский путь», созданный в 1960‑х, был задуман как туристическая достопримечательность, тактический ход, который изображал польских татар как этнографический курьез. Польских мусульман вынуждали брататься с иммигрантами с Ближнего Востока и Северной Африки по принципу «религиозной общности». Это способствовало стиранию этнической самобытности, а иногда и полной ее утрате. Многие татары, родившиеся в тот период, не умеют молиться на арабском.

Татарка из Сокулки, не пожелавшая назвать своего имени, говорит:

«Меня не учили религии как следует. Я до сих пор не знаю и не умею многого. К нам приходил один татарин, который учил нас намазу, а мои дедушка и бабушка учили меня арабским буквам».

После краха коммунизма в 1989 году татарская община Польши начала возрождаться. Сейчас в Мусульманскую религиозную ассоциацию Польши входят восемь общин из Белостока, Гданьска, Варшавы, Бохоник, Крушинян, Познани, Быдгоща и Гожув-Велькопольского, в которых насчитывается до 5 тысяч татар. Ассоциация представляет польских мусульман на государственном уровне, предоставляет религиозные и духовные услуги, отвечает за сохранность исторических памятников и кладбищ, таких, как в Крушинянах. Также проводятся брачные и похоронные ритуалы. Ассоциация организует празднование Курбан-байрама (Ид аль‑Адха), Рамадан-байрама (Ид аль‑Фитр) и других торжеств.

Сегодня многие мусульманские обрядыпроводятся не только для мусульман, но и для немусульман, заинтересованных в межрелигиозном диалоге.

«Это полезно — узнавать друг друга, строить уважение, открывать общие ценности», — говорит преподаватель факультета востоковедения Варшавского университета Агата Сковрон-Нальборчик (Agata Skowron-Nalborczyk).

Сегодня в Польше живут от 20 до 30 тысяч мусульман, они составляют около 0,6% населения страны. Это небольшая, но разнообразная община: большинство мусульман ‒недавние выходцы из арабских стран, кроме того, есть турки, боснийцы, беженцы из Сомали, Афганистана, Чечни и Сирии.

Из 5 тысяч польских татар большинство живут в Белостоке и других городах. В татарских деревнях, таких как Крушиняны и Бохоники, мало людей, в основном мусульманские семьи приезжают сюда по праздникам, чтобы помолиться в мечети, побывать на кладбище И, конечно же, попробовать знаменитую кухню Дженнеты Богданович.

Польские татары четко осознают, что возрождение культуры зависит от детей. Уже несколько лет школы в татарских общинах предлагают программу для татарских детей. Все большее распространение получают уроки культурно-религиозного воспитания. Детей знакомят с татарскими традициями и историей на примере ценностей семьи, особенно прежних поколений, а также с помощью деятельности татарских организаций.

Многие годы татары мечтали и молились о том, чтобы когда-нибудь снова учить своих детей забытому татарскому языку. Их мечта сбылась в 2012 году, когда в Белостоке были открыты курсы татарского.

«После более чем 400 лет „молчания“, мы получили возможность пользоваться языком предков», — заявил по этому поводу Центральный совет Союза татар Республики Польша.

Благодаря своему наследию татары могут стать для Польши надежным мостом между Западом и Востоком, между Исламом и христианством, так как они сохраняют свои религиозные корни, благополучно живя среди людей других религий и культур.

«Татары чувствуют себя поляками, но никогда не должны забывать о своем происхождении и вере, и как татары они всегда должны помнить, что Польша является их родиной 600 лет, и что они всегда будут неотъемлемой частью этого общества», ‒ говорит Мискевич.

http://islam.com.ua/

Один комментарий

  1. Марат Токушев

    Зов татарской крови- не остановить даже векам!

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*