enrutat
Главная / Астрофизик Рашид Сюняев: Нужен ли современному человеку родной язык?
Астрофизик Рашид Сюняев: Нужен ли современному  человеку родной язык?

Астрофизик Рашид Сюняев: Нужен ли современному человеку родной язык?

Делегат ряда съездов Всемирного конгресса татар, почетный гость VIII Всемирного форума татарской молодежи, выдающийся астрофизик, академик Российской академии наук, директор Института астрофизики общества Макса Планка в Гархинге (Германия), лауреат Государственной премии  Российской  Федерации и ряда международных премий Рашит Сюняев по электроннной почте ответил на вопрос интернет-портала  www.congress.tatar:

Влияет ли знание татарского языка в РФ, в т. ч. в Татарстане,  на развитие экономики?

Полный текст академика Рашита Сюняева, полученный из Германии по электронной почте: 

Мне непросто ответить на этот вопрос.  Уверен, что 100 лет назад знание татарского влияло на развитие экономики татарских деревень.

Мой дед Абдурахман рассказывал, как их деревни на севере Пензенской губернии вели закупки кожевенного сырья для своих мастерских в татарских деревнях под Оренбургом и дальше в казахской степи. Татары держали в свое время (пару сотен лет назад) заметную долю торговли России чаем с Китаем через таможни на границе Сибири с Китаем (теперь это граница с Монголией). Опять таки наши деревни в Пензенской губернии активно занимались отхожим промыслом в Астрахани. И везде причиной был язык, который понимала хотя бы часть местного экономически активного населения и в Оренбурге, и в Казахстане, и в Астрахани, и на Алтае, и в Туве.

Об этом много пишут историки. В губерниях центральной России и в колониях типа Прибалтики и Польши роль татарских купцов была пренебрежимо мала (может быть за исключением торговли с караимами и литовскими татарами Тракая, которые активно продавали табак из Крыма). Торговля и промышленность, типографии первых татарских фабрикантов была в основном нацелены на население татарских деревень и рабочих поселков, разбросанных на громадных территориях,  и, главное, на Восток: Казахстан, Среднюю Азию, уйгурское население западного Китая, те области, где люди понимали наш язык.
Именно туда бежали потом люди от коллективизации, репрессий, т.д. и т.п.

Уже для поколения моих родителей (1912 и 1917 года рождения) стало ясно, что без русского языка получить современное образование будет очень трудно.  И это несмотря на то, что мой отец после ареста семьи приехал в Ташкент один в 17 лет, никого не зная в городе и практически не имея денег в кармане.  Он быстро нашел работу, прочитав объявление на узбекском, что газете на узбекском языке требуется корректор (это был 1929 год, господствовал арабский шрифт). Отец нашел указанный адрес. Пожилой татарин после часовой проверки сказал ему, что узбекского он не знает, но научится, а арабским шрифтом владеет в совершенстве.  Вопрос был решен.

Отец учился в школе в Рузаевке на русском. Арабскому языку и письму на татарском отца учила моя бабка Латифа. Она пыталась учить арабскому шрифту (чтобы я мог читать старые книги) и меня в младших классах. К сожалению ничего не помню.

В 1932 ом, когда детям людей, лишенных прав, разрешили учиться трем специальностям; на инженера-строителя, инженера-механика и инженера-горняка. Отец пошел учиться на промышленное строительство, хотя мечтал быть врачом или татарским писателем. Образование на узбекском было гораздо ниже уровнем, не было ни учебников, ни квалифицированных преподавателей. Он это понимал, и пошел в русские группы.

Меня с младшим братом уже нацеливали лишь на лучшие русские школы (в Ташкенте значительный процент школьников в них составляли евреи, армяне и и татары). В итоге в 10 ом классе я занял первое место на математической олимпиаде Средней Азии и Казахстана.

К сожалению поезд ушел: специалиста даже среднего уровня в России можно вырастить, лишь если он хорошо знает русский. В России студент может стать хорошим специалистом в медицине, науке, современной технике лишь в том случае, если он хорошо знает английский и имеет доступ к интернету или к книгам и журналам на английском. И это не только в России. 23 лет года назад, когда я начал выступать с докладами в университетах Мюнхена, далеко не все слушатели знали английский.

Сейчас таких студентов в университетах на технических, научных, медицинских специальностях просто нет. Мой младший сын Али — полный профессор информатики и компьютерных наук в  Институте Технологии Карлсруе (одном из трех лучших технических университетов Германии), читает лекции студентам старших курсов на английском языке, хотя у него прекрасный Hoch Deutsch. Karlsruhe — один из богатейших городов Баден-Вюртемберга.

Земля Баден-Вюртемберг, наряду с Баварией и Гессеном, — одна из самых богатых и развитых земель (областей) Германии. Там живут швабы, у них свой диалект немецкого (как у мишар, или как башкирский язык), и было еще 140 лет назад свое Королевство. Дома многие из них говорят на швабском, есть немало анекдотов об их прижимости. Но в городе Вы этот диалект едва ли услышите, все говорят на «высоком немецком» — языке библии Мартина Лютера. Все люди, окончившие гимназии, хорошо говорят по английски. Есть правда еще реальные школы и обычные школы, готовящие тех, кто не потянет на высшее образование. Но и там изучают английский.

Моя дочь Зуля — врач в клинике Мюнхенского Университета, у нее прекрасный немецкий, но каждую неделю ей приходит по подписке » Журнал медицины Новой Англии», издающийся в Бостоне на английском, с информацией о новостях медицинской науки и новейших методах лечения.

Мой профессиональный немецкий язык физика сейчас хуже того уровня, который был у меня в студенческие годы. Его негде применять, все вокруг используют английский. На немецком со мной разговаривают лишь турки таксисты и продавщицы в магазинах, и то не все. Многие переходят на английский или русский, как только я произношу пару фраз.

А ведь до второй мировой войны немецкий был языком международного общения всех физиков мира, все старались печататься в немецких журналах. Где уж тут до местных диалектов.  Али и Зуля закончили гимназии и университеты в Баварии, они знают (слышали от друзей) отдельные фразы, понимают слова, которые я переспрашиваю у женщины, отвечающей за то, чтобы кофейные автоматы в Институте были заполнены зернами или порошком кофе, и что даже на выходные аспирантам  хватило чистых чашек, ложек, вилок и т.д.

Баварский, в отличие от татарского, никогда не был письменным языком, его никогда не преподавали в школе. Баварцы всегда считали себя немцами, но конечно же у них есть, как и у швабов, саксонцев или пруссаков свои диалекты, свои привычки, гордость за свою историю и местных героев.

Я не представляю Татарстан без татарского  языка. В то же время нельзя забывать, профессионалам в России нужно знать русский, а в большом мире — английский.

Мы все видим, как русский язык сдает свои позиции в профессиональных вопросах с падением уровня науки, медицины, техники в нашей стране. Все ведущие экономисты мира и России знают английский, большинство крупнейших открытий современной экономики сделаны в университетах США.

Другое дело каталонцы. У них был свой язык, своя поэзия. Каталония и страна Басков лидируют в экономическом развитии среди автономных областей Испании. Мой коллега, профессор университета Барселоны, много лет преподававший в лучших университетах США, вернулся работать в Каталонию, а по ночам переводит на английский стихи каталонских средневековых поэтов классиков и публикует их. Мир должен знать, что у его народа была прекрасная литература рыцарского периода. Дети в младших классах имеют возможность учиться (и учатся) на своем языке.

А ирландцы практически потеряли свой язык, говорят и пишут на английском (многие английские писатели были ирландцами: Шоу, Свифт и многие другие). Но они остаются католиками и ирландцами, в какой бы стране мира они не жили.

Интересно разговаривать о языке в Израиле. Большинство ашкенази (евреев центральной и восточной Европы) говорили дома на идиш, была литература (Шолом Алейхем и тд), были песни, евреи из Голландии, Турции и Марокко, изгнанные в свое время из Испании, говорили на эспаньоль, бухарские евреи и евреи Ирана говорили на дари (таджикском) и фарси, из Йемена — на арабском, из Эфиопии — на амхара. Теперь у них один язык, древний иврит, словарный запас которого прирастает на пару процентов каждый год. Есть современная литература, и этот язык объединяет народ, деды которого имели столь разную культуру и языки. Нужна лишь воля народа говорить друг с другом на своем родном и любимом языке.

Мы часто  смотрим с Гюзаль семейное видео  о наших близких. Три наших московских внучки (восьми, шести и  трех лет) занимаются с учительницей татарского языка у себя дома. Прогресса особого нет, хотя зовут их Алия, Алсу и Карима. А позавчера их посетили две наши внучки из Карлсруе: Камиля (2 года и 9 месяцев) и Сельма ( 8 месяцев). Москвички сильно удивились, как это Камиля живо перескакивает с русского на татарский, говоря то с ними, то со своей  мамой, а временами забывается и выдает тирады на немецком с сильным швабским акцентом, на котором она говорит с друзьями в детском саду. Ригина и Али поделили обязанности: мама говорит с ней (и понимает ее) только на татарском, а папа — только на русском. Ничего, Камиля справляется, да еще как.

Точно также, в Дании и Голландии лет 30 назад рабочие в мастерских институтов, где делали приборы для нашего спутника, мгновенно переходили с немецкого на французский или английский в зависимости от собеседника, а между собой говорили на родном языке.

Отсюда можно сделать вывод: знание и свободное применение нескольких языков, включая и родной язык  — нормальное состояние интеллигентного и успешного человека, живущего в современном обществе, часто вдали от своих родных и близких, от своих деревень и городов, от своей Республики.

 

P.S.Все, что я написал выше, относится к достаточно редким и далеко не массовым профессиям: ученым и инженерам, работающим в области новейших направлений исследований, молодым врачам, генетикам и биологам в передовых клиниках и научных институтах и фирмах, программистам, экономистам, банкирам, тд и тп. Но абсолютное большинство людей работает отнюдь не в науке, а в сфере обслуживания, торговле, строительстве, транспорте, сельском хозяйстве. Они прочно стоят на своих ногах, хотя время от времени и им надо поднимать свою квалификацию, овладевать методами работы, разработанными в современных лабораториях.

Но такая работа не требует обязательного знания английского на хорошем уровне и непрерывного совершенствования методов  работы. Если бы на татарском учили в школе всем предметам, которые изучаются в школах всего мира, то, скорее всего быстро появились бы переводные и оригинальные учебники на татарском языке. Если бы в университетах и ВУЗах читали лекции на татарском также, как их читают на русском или японском, турецком, венгерском или сербском, ничего страшного бы не случилось. Для изучения русского (как государственного) или английского (как иностранного) достаточно нескольких часов в неделю. Но тогда у народа был бы настоящий, развивающийся вместе со всем миром свой красивый и родной язык, а не язык, на котором разговаривают только дома.

Для сохранения языка нужна воля и желание многих людей, нужны школы, где преподаются все предметы на родном языке, нужны ВУЗЫ, хотя бы типа бывшего Казанского педагогического института, который затерялся и быстро исчезает в недрах КПФУ, нужны энтузиасты, которые напишут учебники, будут поддерживать Википедию на татарском языке, чтобы ученики и учителя могли узнавать (когда понадобится) о главных направлениях и результатах современных исследований.

Очень важны лингвисты и историки. Наши дети должны знать свою историю, историю своих деревень и городов, своих государств, надо вернуть народу имена и лучшие из стихов средневековых золотоордынских поэтов, имена творивших тогда ученых и архитекторов, названия погибших городов и городов, на месте которых сейчас стоят современные большие города, но ранняя их история забыта.

На свете есть немало народов по численности, сравнимых с нашим народом или даже  меньших по численности, которые учат детей в школах и университетах на своих языках, и тем не менее, остаются вполне конкурентоспособными в мировом плане. Хотим ли мы, чтобы наш народ не растворился полностью, как исчезли многие тюркские и угрофинские народы и племена, а численность других продолжает уменьшаться (пример, наши соседи мордва:  ее было в 1939 году почти в два раза больше чем в 2010 году, а число удмуртов уменьшилось почти в полтора раза между переписями населения 2002го и 2010 годов).

Родной язык, общение на нем, чрезвычайно важны для сохранения народа. Свой язык забывать нельзя. На нем надо разговаривать дома, с родными,  друзьями, знакомыми, соседями, с коллегами по работе и со всеми, кто его знает не хуже Вас. Его надо учить в школе и на курсах,  надо слушать старые народные песни, смотреть на нем телевизионные передачи.  И тогда он будет живым, и на нем будут разговаривать Ваши дети и внуки.

Всего доброго. Рашид Сюняев

Справка из Википедии

Сюняев Рашид Алиевич. родился  1 мартта 1941 года в Ташкенте в татарской семье, происходившей из Мордовии. Окончил механико-математический факультет МГУ. Одновременно обучался в Московском физико-техническом институте и аспирантуре МФТИ на факультете общей и прикладной физики. Доктор физико-математических наук (1973), профессор. Возглавлял отдел астрофизики высоких энергий ИКИ РАН, с 1992 года — главный научный сотрудник Института космических исследований РАН. Также является директором Института астрофизики общества Макса Планка в Гархинге (Германия).

В сотрудничестве с Я. Б. Зельдовичем создал теорию, известную под названием эффект Сюняева — Зельдовича, согласно которой реликтовое излучение в космосе постепенно рассеивается под воздействием электронов.

Р. А. Сюняев совместно с Н. И. Шакурой разработал модель аккреционных дисков, образующихся при падении вещества на чёрную дыру и служащих причиной сильного рентгеновского излучения от двойных систем, в которых одной из звёзд является чёрная дыра либо нейтронная звезда.

Р. А. Сюняев участвовал в важных исследованиях ранней Вселенной, включая исследования по рекомбинации водорода во Вселенной и возникновению угловых флуктуаций реликтового излучения. Он возглавлял команду, которая проводила наблюдения приборами на модуле «Квант», входившем в состав орбитальной станции «Мир». С помощью этого модуля в 1987 было впервые зафиксировано жёсткое рентгеновское излучение от сверхновой, связанное с распадом синтезированного при гибели звезды радиоактивного никеля, превращающегося в радиоактивный кобальт и затем в железо. Его группа в ИКИ отвечала за астрофизические наблюдения со спутников Гранат и ИНТЕГРАЛ, а в данное время занимается подготовкой международного астрофизического проекта Спектр-Рентген-Гамма. В Институте Астрофизики Общества им. Макса Планка он работает в области теоретической астрофизики высоких энергий и физической космологии, а также участвует в интерпретации данных космического аппарата Европейского космического агентства «Планк».

Сын Рашида Алиевича — Шамиль Сюняев, профессор Гарвардской медицинской школы.

Награды

  • Премия Бруно РоссиАмериканского астрономического общества (1988)
  • Премия по фундаментальным наукам Международной академии астронавтики (1990)
  • Мемориальная научная премия им. Джона Линдсея Космического центра им. Годдарда(Goddard Space Flight Center), НАСА, США (1991)
  • Робинсоновская премия по космологии Университета Ньюкасла, Великобритания (1995)
  • Золотая медаль Королевского астрономического общества (1995)
  • Золотая медаль сэра Месси Королевского обществаи КОСПАР (1998)
  • Золотая медаль Кэтрин БрюсТихоокеанского астрономического общества (2000)
  • Государственная премия Российской Федерациив области науки и техники 2000 года за исследования чёрных дыр и нейтронных звёзд с помощью рентгено- и гамма-лучевой астрофизической обсерватории «GRANAT» в 1990—1998 годы.
  • Премия имени А. А. ФридманаРАН 2002 года за серию работ «Эффект понижения яркости реликтового излучения в направлении на скопления галактик»
  • Премия Дэнни Хайнемана в области астрофизикиот Американского института физики и Американского астрономического общества (2003)
  • Премия Груберапо космологии и золотая медаль Фонда П. Грубера и Международного астрономического союза (2003)
  • Лекция Карла Янского (2005)
  • Главная премия издательства МАИК-НАУКА за публикации в области физики и математики (2007)
  • Премия Крафордапо астрономии Королевской академии наук Швеции (2008)
  • Медаль Карла Шварцшильда (высшая награда Астрономического общества Германии) (2008)
  • Премия Генри Норриса Рассела (высшее отличие Американского астрономического общества) (2008)
  • Международная премия короля Фейсала (2009)
  • Премия Киото (2011)
  • Медаль Бенджамина Франклинапо физике за «фундаментальный вклад в понимание ранней Вселенной и свойств чёрных дыр» (2012)
  • Эйнштейновский профессор Китайской АН (2013)
  • Медаль Эддингтона(2015)
  • Золотая медаль имени Я. Б. ЗельдовичаРАН (2015)
  • Медаль Оскара Клейна(2015)
  • Государственная премия Российской Федерациив области науки и технологий 2016 года — за создание теории дисковой аккреции вещества на чёрные дыры

Членство в академиях

  • Член-корреспондент АН СССР (1984)
  • Действительный член РАН (1992)
  • Иностранный член Национальной академии наук США (1991)
  • Член Международной академии астронавтики (1986)
  • Член Академии наук Европы (1990)
  • Иностранный член Американской академии наук и искусств (1992)
  • Почётный академик Академии наук Республики Татарстан (1995)
  • Член Общества имени Макса Планка (1995)
  • Член Германской академии естественных наук «Леопольдина» (2003)
  • Иностранный член Королевской академии наук и искусств Нидерландов (2004)
  • Иностранный член Королевского Общества, Великобритания (2009)

Членство в научных обществах

  • Член Международного Астрономического Союза (1986).
  • Вице-президент КОСПАР (Комиссии по Космическим Исследованиям Международного Союза Научных Союзов) (1988—1994).
  • Почетный член Американского астрономического общества (1990).
  • Член Европейского астрономического общества (1991)
  • Вице-президент Европейского астрономического общества (1991—1993)
  • Член Американского физического общества (1993)
  • Иностранный член Королевского астрономического общества Великобритании (1994)
  • Иностранный член Американского философского общества, Филадельфия (2007)

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*