enrutat
Главная / Организаторы TAT CULT FEST — о «фестивале мечты» и состоянии татарской культуры
Организаторы TAT CULT FEST — о «фестивале мечты» и состоянии татарской культуры

Организаторы TAT CULT FEST — о «фестивале мечты» и состоянии татарской культуры

В конце августа в Казани пройдет фестиваль современной городской культуры и искусств TAT CULT FEST. Он не ограничится одним днем и одной площадкой: пять локаций, мультиформатная программа и объединение сообществ — такая концепция призвана разнообразить мероприятия с татарским уклоном. Казанцы и гости города увидят арт-перфомансы, необычные театральные постановки, фильмы местных режиссеров, а также смогут разнообразить гардероб дизайнерскими вещами, попробуют национальные блюда и услышат музыкантов разных жанров.

Среди них — Zulya Kamalova and The Children of the Underground, дуэт «Аигел», Ислам Сатыров, Gauga, Juna и не только. Фестиваль стартует 29 августа с серии образовательных мероприятий, а завершится через три дня афтепати с участием резидентов ведущего российского электронного лейбла «ГОСТ Звук». Enter поговорил с организаторами события: основателем инди-лейбла Yummy Music Ильясом Гафаровым и основателем сreeptone media Аделем Таккезе, и узнал, почему не стоит пропускать TAT CULT FEST, как выстроить грамотную пиар-кампанию мероприятия и кто сегодня меняет татарскую сцену в лучшую сторону.

Создатели фестиваля и удачная коллаборация

Ильяс: В рамках фестиваля Yummy Music отвечает за музыкальную концепцию, программную часть и взаимодействие между региональными партнерами, заинтересованными в продвижении локальной музыки. А еще за идеологическую составляющую — фестиваль объединяет городские сообщества, творческие группы и независимых артистов. Мы понимаем, что нужно нашим коллегам и чего не хватает на других фестивалях. Помогаем друг другу найти единомышленников из разных областей искусства: театра, кино, литературы, музыки и живописи. Это тематическое наполнение TAT CULT FEST. Помимо него, есть еще развлекательные блоки: детская зона, дизайн-маркет и фудкорт.

Адель: Команда сreeptone media на фестивале отвечает за коммуникации, внешние процессы и полную упаковку: мы разработали визуальный стиль, позиционирование, маркетинговую стратегию, а также занимаемся видео-продакшеном. Ко всему прочему, на нас — афтепати на «Фабрике Алафузова». Это будет коллаборация главного лейбла электронной музыки России «ГОСТ Звук» и Центра «Прометей» (бывший НИИ экспериментальной эстетики, занимавшийся разработкой в области светомузыки и не только, — прим. Enter). В составе двенадцати артистов «ГОСТ Звук» представит шестичасовую программу, развернутую на двух сценах. Коллектив «Прометея» организует специальную экспозиционную зону, на которой будут представлены арт-объекты, цветопроекционные устройства, инсталляции.

Ильяс: В нашей продюсерской команде десять человек. С каждым из них в связке работают от одного до пяти сотрудников — в зависимости от сложности площадки. Самые трудоемкие — музыкальные площадки. На одной может быть задействовано до десяти организаторов. В целом, около 50 человек причастны к организации фестиваля. Участников мероприятий TAT CULT FEST трудно сосчитать: к примеру, в одном перфомансе литературно-музыкального концерта «Калеб» задействованы примерно 30 поэтов и певцов.

Адель: Если собрать в некое сообщество людей, имеющих отношение к фестивалю, то получится человек 500.

Ильяс: Мне кажется, для многих участников, задействованных в создании TAT CULT и не причастных к организации «Мин татарча сойлэшэм» и других подобных фестивалей, стало открытием, что вокруг так много единомышленников. И это тоже одна из задач мероприятия — чтобы люди, которые делают что-то прогрессивное в своей культуре, поняли, что они не одни.

Первые шаги к фестивалю

Ильяс: С 2014-го мы выступаем в качестве музыкальных продюсеров фестиваля «Мин татарча сойлэшэм». В течение этого года появились новые проекты, связанные не только с музыкой, но и с другими областями искусства. Например, форум татарской молодежи несколько лет назад запустил локальные мероприятия: татарские фестивали «Печэн Базары» и Jadidfest. Благодаря таким небольшим проектам начал формироваться контент, который вырос за границы этих мероприятий. После выступления наших казанских артистов начали приглашать на концерты в Москву, Чебоксары, Нижний Новгород. Так, шаг за шагом, Казань стала центром развития национальных субкультур и современных творческих объединений, на которые равняются регионы.

В этом году мы приглашаем гостей из других городов: таких же ребят, продвигающих у себя аутентичную музыку и концептуальные события. Так и сформировалась концепция, которая легла в основу фестиваля. Его цель — представить все многообразие татарского искусства. До сих пор современной национальной культуре не хватает четкого промоушена среди населения. Меломаны, театралы, поэты и люди искусства знают, куда идти за новыми концертами, спектаклями и выставками, но превратить их в мейнстрим с помощью маленьких мероприятий не так-то просто. Надо хотя бы раз в год объединяться вокруг чего-то большого — роль такой площадки и возьмет на себя TAT CULT FEST.

Адель: На мой взгляд, перед фестивалем не стоит задача обратить внимание людей к культурным истокам и традициям, она скорее в том, чтобы сфокусироваться на современном выражении культурного кода, зафиксировать его актуальную форму и воспроизвести общую картину. Придя на TAT CULT FEST, гость может узнать, как и кем сегодня представлено сообщество тех молодых деятелей искусств, которые в своем творчестве отражают культурную, языковую и географическую идентичность. Это будет уютный фестиваль в последний уикенд лета, где каждый найдет для себя что-то новое, из разных областей национального искусства. Место и время имеют символическое значение: действо, происходящее в самом сердце города в его день рождения.

Ильяс: Мы не делаем ничего искусственно, а просто создаем среду для развития культуры: собираем лучшее, что было представлено за год. Так люди могут взглянуть на свою культуру со стороны и оценить масштаб происходящего вокруг. Потому что все представленные проекты: и литературные, и театральные, и музыкальные — живут в своей среде. Увидеть их в один день в одном месте невозможно нигде, кроме как на TAT CULT FEST. Потому и нужна большая площадка, которая отразит многогранность татарского искусства. А то, чем мы займемся потом, будет служить для формирования контента на будущий фестиваль. Таким образом мы сможем увидеть, как далеко шагнули вперед или, наоборот, — назад.

Адель: Программа фестиваля формировалась, исходя из конкретных целей и задач. Всякая культура стремится к расширению и естественному развитию, а также участию в общемировом культурном процессе. Это конкурентное поле имен и брендов, которые национальная культура должна создавать, чтобы быть актуальной. Чем больше имен, названий и образов она экспортирует, тем востребованней ее язык. С этой точки зрения TAT CULT FEST — исследование образа городской татарской молодежи. Мы увидим, что имеем и поймем, как это представить мировой общественности.

Другая задача — диалог. Надо понимать, что уже на уровне технического обеспечения идет взаимодействие с другими регионами и городами, а по вопросам привоза участников диалог становится международным. Это необходимая практика. Происходит общение разных сообществ на одну тему. Отсюда начинается вовлечение — сначала всех объединяет общая задача, затем цели и взгляды. Поэтому подобные события важны не только с позиции ожиданий и результатов, но и с точки зрения связанных с ними процессов. Ну и самое главное — сохранение. Стремление культуры к развитию будет оставаться в ней, пока оно есть в носителях самой культуры — в людях. Соответственно, одна из задач фестиваля — собрать в одном месте в конкретное время большое сообщество людей.

Шоукейс «ГОСТ Звука» как финальная нота фестиваля — не случайность. Во-первых, для нас такая команда — настоящий прецедент и хороший пример того, как, осмысляя локальную идентичность, создавать глобальный творческий продукт. Как сделать его востребованным на Западе, будучи при этом свободным от навязанных трендов. Это настоящая независимая самопрезентация. Нам нужна такая смелость. Во-вторых, наследие Булата Галеева и коллектива «Прометей», с которым «ГОСТ Звук» в определенной степени имеет общие эстетические ориентиры — достойная встреча Москвы и Казани. Надо заметить, что 31 августа к нам не просто приезжают артисты наиболее самобытного лейбла современности, но еще они «привозят» с собой внимание большого комьюнити. Это значимое событие российской электронной сцены, достойное внимания за пределами страны.

Кого слушать на TAT CULT FEST

Ильяс: Мы составляли программу, учитывая потребности каждого музыкального жанра и приглашенных артистов. На сцене появятся отцы современной татарской музыки, которые еще 20 лет назад закладывали основы ее звучания. Мы создали несколько сцен, во главе которых стоит ряд хедлайнеров — основоположники представленного направления. К примеру, джаз и фьюжн-музыка от Зули Камаловой и Энвера Измайлова. С ними соседствует молодое поколение исполнителей, появившееся в последние пять лет. Они взяли накопленный опыт и переложили на современную действительность медиа-пространства. Можно сказать, что этно-компонент органично влился в рок- и инди-музыку: в группу Juna, Зарину Вильданову, Ислама Сатырова. Они все разные по звучанию, но одинаково используют свой культурный код и выигрышно подают его в рамках жанра.

Вторая сцена посвящена року. Она представляет более текстоориентированную музыку. В ней основной смысл запрятан не в аранжировках и мелодических партиях, а в звучании слова и его значении. В первую очередь, речь идет о фанке, роке и R’n’B. Хедлайнер рок-сцены — группа «Аигел». Их соседи по площадке — татарстанские и зарубежные рок-группы. Например, основоположник татарского фолк-рока — Дениз Бадретдин из Финляндии. В 70-х годах в стране Суоми он вдохновлялся The Beatles и выпускал на пластинках первые образцы рока на татарском. В его песнях много гитарных аранжировок, которые до этого не звучали в татарской музыке. Отчасти поэтому на этой сцене будет много разножанровых групп: от легкого фолка до тяжелого металла. Их объединяет первичная роль фронтмена и вокалиста. Здесь текст — не просто набор слов: без него музыку представить невозможно.

Третья сцена — электронная. Музыканты с татарскими корнями переосмысливают национальную музыку на современный лад. Это полностью техногенное звучание, в котором не использованы ни голос, ни текст. Эмоции передаются через звук транзисторов и синтезаторов — новый способ общения артиста со своей аудиторией. Мы пригласили разнообразных, но при этом самобытных электронных музыкантов.

Пока медиа-кампания на старте: мы сообщили только о хедлайнерах TAT CULT FEST. Ближе к фестивалю расскажем о каждом артисте, сценах и развлекательной площадке. В первую очередь заявлены имена хедлайнеров, потому что наши местные артисты готовят несколько интересных релизов к мероприятию: кто-то пишет альбом, кто-то сингл, кто-то снимет клип. Поэтому о них подробно мы расскажем в дни релизов. Хедлайнеры — это как некая приманка, а наполнять событие контентом будут казанские музыканты.

Продвижение фестиваля и выбор площадки

Адель: Маркетинг — это взаимодействие с аудиторией. Контакт должен быть точечным и последовательным: заинтересовать, сформировать ожидание, проинформировать и получить фидбек. Исходя из такой модели, мы выстраиваем рекламную кампанию: вовлекаем различные каналы коммуникации для различных типов контента. По части онлайн-продвижения — это сайт, промо-видео, социальные сети, электронные издания и прочее, а среди оффлайн-активностей — множество точек наружной рекламы. Это важно для того, чтобы встраивать визуальную концепцию фестиваля в городской ландшафт.

Ильяс: Мы выбирали в Казани площадки, привычные для горожан. Кремль хорошо подходит под такое зонированное мероприятие, как наше. «Фабрика Алафузова» в этом плане тоже удобное пространство, при этом интересное для артистов и гостей события. Лофт максимально неформален и атмосферен, там можно проводить и визуальные эксперименты. Мы просто стараемся использовать все возможности городской инфраструктуры. Чем больше в Казани будет мультиформатных площадок, тем выше качество мероприятий.

Что не так с татарскими мероприятиями

Ильяс: Кроме «Мин татарча сойлэшэм» нет площадок, объединяющих современную татарскую музыку, театр и танцы, с доступным для молодежи форматом. Большинство фестивалей с татарским уклоном рассчитаны на возрастное поколение или на молодых людей из сел. Городской житель вырос в иной среде, у него совсем другой вкус. Мероприятий для татар, которые впитали в себя городскую культуру, действительно мало. Этим фестивалем мы создаем точку притяжения для всех казанцев. Нам хочется, чтобы наш опыт потом распространился на локальные сцены в более узких кругах Казани.

Адель: Уровень локальных мероприятий определяется уровнем индустрии и творческих инфраструктур. Это не только механизмы, но и критерии оценки. Должна быть конкуренция: чем ее больше, тем выше планка. Сейчас у нас наблюдается тенденция перехода от производства «фантиков» к производству «конфет». Теперь недостаточно завернуть в новую упаковку старую программу, и «нагнать» людей, вводя их ложной рекламой в заблуждение, недостаточно просто копировать успешные кейсы, слепо гонясь за модой. Зачастую организатор не исследует то, с чем работает. К счастью, в силу насыщенности, зритель становится более избирательным и искушенным, он молодеет, к нему теперь не так просто подобраться. Это хороший тренд.

Организаторы все больше вынуждены искать новые решения, внедрять технологии, изучать запросы аудитории. Что касается татарских мероприятий, то им, на мой взгляд, не хватает широты мысли, они зациклены на себе и консервативных ценностях, не содержат новой информации. Каждое событие должно быть туристически привлекательным, должно доступно передавать новые эмоции, образы, впечатления.

Новая татарская культура

Адель: Та культура, о которой мы говорим — нечто современное — то, что есть здесь и сейчас. Она сопряжена с городской жизнью, формирует ее и при этом имеет национальный колорит и ориентирована на молодежь.

Ильяс: Новая татарская культура — это подача всем известных ценностей современным языком. У людей сформировано определенное мнение о татарском театре, но помимо традиционных его проявлений, существует авангард: люди, задающие вектор развития искусства. То же самое касается музыки. Мнение о местной эстраде уже сложилось: за последние 20-30 лет она двигалась не в лучшую сторону, но появляются люди, которые своим отношением к татарской музыке, меняют представление аудитории о ней.

Так и формируется взгляд на новую культуру, которую не стыдно представить за пределами Татарстана. Например, солист Metronomy наткнулся на кавер группы Juna на свою песню. Он удивился и сказал, что ничего подобного не слышал. И таких примеров много. Зуля Камалова задала новую планку после того, как получила несколько премий Music Award в Австралии. При этом она выпускала альбомы на татарском языке — то есть австралийцы слушали ее песни и воспринимали их так же, как английские. Значит, национальная музыка становится интересной не только татарам. То же самое касается живописи, театра и литературы. Отношение к культуре будет меняться только тогда, когда авангардная ее часть сможет участвовать в масштабных мероприятиях. А те, кто представляет масскульт или повседневную, потребительскую часть культуры, подтянутся к ним. Главное, чтобы активное меньшинство имело возможность вести за собой.

Мы привозим артистов, которые никогда не выступали в Казани или появлялись только на закрытых вечеринках. Замечательный пример современной татарской культуры: и Said Olur и металл-группа «Ак буре» из Челнов. Их воспринимают не как локальных артистов, а как современных исполнителей, поющих на татарском языке. Слушатели любят их за качество, вне зависимости от языка, на котором исполнена песня. На концерты Салавата ходят по привычке, поэтому в их формате ничего не меняется годами. Это принципы сельской культуры, у которой нет потребности двигаться вперед. Городская — нуждается в лидерах и динамике.

Я не хочу сейчас тянуть одеяло на наш лейбл — на артистов Yummy Music возложена задача покрывать постоянную потребность в новой музыке. А с помощью фестиваля мы можем раз или два раза в год привезти исполнителей, обогащающих своим творчеством наше небольшое сообщество. Это касается и востребованного европейского электронного музыканта Айгуль Галеевой, которая живет в Австрии, но прекрасно помнит, что родом из Казани. Или Ислам Сатыров из Ставропольского края. Он, наверное, в своем регионе единственный исполняет этно-рок на татарском языке. При этом Ислам ориентирован и на русскоязычную и на англоязычную аудиторию.

У нас нет цели все подмять под себя — благодаря TAT CULT FEST мы сами развиваемся и как продюсерский центр и как творческое объединение. Возможно, мы являемся объединяющим фактором, который открывает дверь в мир современной татарской музыки. Если при упоминании «Барс-медиа» все представляют эстраду, то Yummy Music ассоциируется с татарской музыкой в более широком понимании — это приятно.

Музыка не для всех и дефицит площадок

Ильяс: Не все могут понять нашу музыку, но для артистов Yummy Music это не пугающий, а, наоборот, притягивающий фактор. Люди во всем мире едут на фестивали, из лайнапа которых знают только десять процентов артистов: им нужны новые ощущения. При создании лейбла мы ориентировались на многослойную музыку, не всегда понятную с первого звука. Так же и с текстами. Это позволяет отсеять слушателя, на которого не рассчитано наше творчество: людей, не придающих музыке большого значения и слушающих ее фоном.

Песни артистов лейбла направлены на тех, кто в них разбирается. Вряд ли кто-то из наших музыкантов задается вопросами: «А будет ли то, что я создаю, понятно слушателю?». Самый главный вопрос: «А произведет ли это впечатление?» Подходы бывают разными — конечно, Гузель Уразовой проще собрать концертный зал в Казани или в селе. Но даже среди поклонников традиционного жанра есть те, кто со временем захочет чего-то более глубокого. Возможно, они не стали нашими фанатами просто потому, что пока не знают о нас: вот мы и начали с самого простого — решили заявить о себе. А после первого шага можно искать уникальные формы и смыслы и создавать новую татарскую культуру. И пусть слушатели уже сами сделают вывод, нравится им она или нет.

Наверное, мы заполняем ту пустоту, которая не давала двигаться вперед всей татарской молодежной культуре. Когда она восполнится, уже можно будет решать более глобальные вопросы, связанные и с языком, и с общими ценностями, и с вектором развития народа в целом. Музыкальная индустрия — не только свет, звук, фестивали, газеты и журналы. Индустрия — это еще и наличие инструментов, а в Казани можно по пальцам пересчитать клубы с живой музыкой. Есть площадки-тысячники, но ни одна молодая группа в первые свои концерты столько не соберет. В этом плане мы нуждаемся в опыте наших коллег из других регионов. Например, в Ижевске или Уфе подходящих условий вроде доступных репетиционных баз и открытых студий куда больше.

Сейчас в Казани рынок достаточно маленький, потому что он работает на удовлетворение невысокого спроса кавер-групп. Когда начинаешь заниматься музыкой или театром более профессионально, то понимаешь, что этого объема уже недостаточно — нужно хорошо подготовленное помещение, более удобное место расположения и гибкий график работы тех же заведений. Наш повышающийся спрос должен сформировать предложения. Но чаще случается так, что все, чего нам не хватает, приходится делать своими руками. Вот так мы и пришли к созданию студии и продюсерского центра. Надеемся, что уже в ближайшем будущем сможем повлиять на всю индустрию искусства и сделать ее более качественной.

entermedia.io

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*