enrutat
Главная / Поднять татарскую культуру на новую высоту
Поднять татарскую культуру на новую высоту

Поднять татарскую культуру на новую высоту

— хочет казахстанец Габдулхак Ахунжанов, многочисленные регалии, звания и должности которого опускаю ввиду экономии места, оставлю три важнейших: председатель общественного фонда «Центр татарской культуры «Алтын төрки бишеге» в городе Семей, вице-президент ОЮЛ «Ассоциация татар и башкир Казахстана» и директор Татарской школы искусств города Семей.

19 сентября Габдулхак Ахунжанов был гостем прямого эфира на семейском телевидении.

Если человек известен и живет в небольшом городе (а Семей, бывший Семипалатинск, небольшой — чуть больше 340 тысяч жителей), неудивительно, что каждый мало-мальски серьезный шаг его рассматривается окружающими более чем пристально. Вопросы телезрителей и читателей в адрес Габдулхака Ахунжанова поступали задолго до эфира – и устные, когда меня останавливали на улице, зная, что я пою в татарском ансамбле; и письменные на электронную почту. Самые разные по содержанию: «Кто возглавил теперь общественный центр?», «Как отдать ребенка учиться вокалу?», «Где расположен ваш центр культуры?», «Зачем, Габдулхак, ты все бросил?», «Когда будет праздноваться 25-летие «Иртыш моңнары»?» и тому подобное. Спрашивали татары и не татары, местные и иногородние, настроенные доброжелательно и резко против. Время ответить пришло, читайте, что и как было сказано.

— Начнем с главного вопроса, который задают чаще всего. Действительно ли вы ушли с поста председателя Татарского общественного центра Семея? Если назвать организацию правильно, с поста председателя президиума совета Восточно-Казахстанского областного татарского общественного центра города Семей?

— С 25 мая этого года ушел. Действительно. Опережая следующий вопрос, отвечаю, почему. Любое дело имеет свое начало и свое завершение. На этой общественной должности я все, что мог, сделал, и есть люди, готовые и желающие это дело, эту работу продолжить, и, может быть, еще лучше, чем раньше.

— Сколько лет вы руководили Татарским общественным центром?

— В 2013 году Татарскому общественному центру исполнилось 23 года. Пять лет, с самого начала, я был с первым председателем центра, Махмутом Хамитовичем Абдулкаримовым, с Габдулгазизом Гайнутдиновичем Ахмеровым, Нусхатбеком Бариевичем Габдуллиным, основателями центра. Я пять первых лет был членом президиума совета, последующие 18 лет, с 1995 года, руководил центром, был его председателем.

— Один из вопросов, который был прислан на почту, дословно звучит так: «Спросите, не жалко ли Габдулхаку было все бросить?»

— Ну, во-первых, «бросить» не то слово. Передать, а не бросить. Если бы я бросил то, что делал, повернулся и ушел, меня бы не волновало ничего – ни кандидатура следующего председателя, ни то, какие дальнейшие плану у организации и будет ли она достойно работать после меня. Но у Камилии Рашитовны Исмаиловой, нынешнего председателя президиума совета татарского общественного центра, есть все данные, чтобы руководить и продолжить начатое предшественниками дело. Она третий председатель, три – хорошее число. И что касается вопроса про «жалко». Конечно, жалко. Столько лет, усилий, жизни отдано этой работе. Человек из квартиры на новую квартиру переезжает, и ему жалко свою старую. А тут 18 лет каждодневного труда. Но я уже сказал, что сделал все, что мог, на посту председателя общественного центра. Теперь наступила пора полностью заняться татарской культурой, мне почти 62 года, нужно успеть с толком распорядиться временем, отпущенным мне Всевышним. У татар есть поговорка, в переводе она звучит примерно так: «Пока от тебя не уйдет то, что должно уйти, то, что должно прийти, не придет».

— Тогда сразу вопрос. То, что должно было прийти, уже пришло? Или еще на подходе?

— Вы знаете, оно пришло, потому что сейчас я более свободен. Была большая ответственность, большой груз, я должен был отвечать за всех и за все. У татарского общественного центра где-то 19 направлений работы, и хотя каждое ведет свой человек, так было, по крайней мере, но председатель все должен знать и держать под контролем. И лично отвечать перед сообществом, если где-то что-то получилось не так, как задумано. Это общественная работа, люди занимаются ею в свое свободное время. Всем нужна помощь, работу нужно продвигать. У каждого поинтересоваться, прийти на каждое мероприятие, поблагодарить, поддержать, включиться в процесс. Очень затратно по времени, помимо прочего.

— Общественная работа заведомо подразумевает, что она не оплачивается.

— Да, если ты в хороших отношениях с Полномочным представительством Татарстана в Казахстане, с Посольством России, Всемирным конгрессом татар, Ассоциацией татар и башкир Казахстана, акиматами города и области, Ассамблеей народа Казахстана – значит, как в советское время, можешь поощрить активистов благодарственными письмами, почетными грамотами. Деньгами наши семейские татары и не татары, которые работали и работают, не избалованы. Бывали какие-то небольшие скромные подарки, на сабантуи, на фестивали.

— С другой стороны, заниматься общественной работой никто никого не заставляет. Хочешь – иди, работай, не хочешь, пожалуйста, твой выбор, оставайся дома.

— Бывает, иногда и заставляет. Тот же Ахмеров Габдулгазиз Гайнутдинович и люди, подобные ему – без них татарский общественный центр Семея быть татарским общественным центром перестанет. Ахмеров звонит пенсионеру и говорит: «Ты в такой-то день должен прийти в центр на дежурство». Тот спрашивает: «А почему это я должен?». Ахмеров говорит: «Ты татарин или нет?». «Да, татарин». «Раз ты татарин, значит, ты должен, иначе не надо было родиться татарином». Кто-то, конечно, соглашается, кто-то нет, но приходят люди, работают. Музеем руководит Шаукат Гарифович Файзулин, он тоже в возрасте и с характером. Общественники как? Пришел на Сабантуй, сядь да и сиди, смотри, как зритель. Но музейные стенды на остров нужно вывезти, найти машину, скамьи для зрителей вывезти и разгрузить. И все работают, тащат, и председатель в том числе, и его сыновья. Здоровенные мужчины, бывает, сидят, а хрупкие женщины бегают, грузят, поднимают, потому что им это надо.

— Сейчас вы возглавляете центр татарской культуры «Алтын төрки бишеге», в русском варианте перевода – «Золотая тюрков колыбель», юридически самостоятельную организацию, она существует с 2009 года. То есть вы совмещали, параллельно руководили двумя общественными организациями?

— Да. Жизнь меня многому научила. Мне, например, очень нравятся принципы сетевого маркетинга. Там объясняется, как команду создать, обучить, как поощрить людей, когда они добиваются успеха. Я начал с татарами работать с 1988 года, мне через год на пенсию. И в моей трудовой книжке, я сам не задумывался об этом, нет ни одной благодарности. Хотя в то время, когда все сокращалось, объединялось, закрывалось, в начале 1990-х годов была создана школа, ансамбли, за 20 с лишним лет воспитаны ученики – лауреаты республиканских и международных конкурсов, сегодня они сами преподаватели нашей школы. Так вот вернемся к маркетингу. Там еще учат не только, как заработать, но и как сохранить. У нашего центра татарской культуры в состав входят три татарских народных ансамбля – ни один национально-культурный центр Казахстана, ни один город таким богатством не располагает. «Иртыш Моңнары», «Истәлек», «Илһам» – ансамбли известные, действующие, постоянно выезжают с концертами, участники награждены грамотами Казахстана, Татарстана, России. Плюс центр татарской культуры опекает, оберегает, развивает Татарскую школу искусств. И ансамбли, и школу мало сохранить – их нужно поднимать на следующий уровень, говорят, что нет предела совершенству. Деятельность центра татарской культуры многоплановая по уставу. Она требует наполнения дальнейшим содержанием: на базе трех действующих ансамблей и школы мы хотим создать Татарский государственный ансамбль песни и танца Республики Казахстан, возродить музыкальный театр — он был когда-то в Семипалатинске, детско-юношескую организацию, Татарскую школу искусств преобразовать в Татарскую межреспубликанскую специализированную школу-интернат для одаренных детей со средним специальным и музыкальным образованием.

— Получается, именно чтобы сохранить и развивать ансамбли и школу, вы заранее создали центр татарской культуры?

— Совершенно верно. Я готов был уйти с поста председателя президиума совета татарского общественного центра гораздо раньше, чем в мае 2013 года. Но меня не отпускали члены президиума, потому что не было кандидатуры на пост председателя, не было человека, желающего и способного взять на себя начатое дело и продолжить его. Я всегда мечтал, всегда хотел заниматься культурой, искусством, это то, что у меня получается лучше всего. Я педагог по вокалу и классу баяна, музыкант, пишущий песни руководитель ансамблей. Мне хочется сделать в этом направлении гораздо больше, чем сделано сейчас, у центра культуры намечены планы, которые нужно воплотить. Я даже с ребятишками, не то, что со взрослыми, в полной мере заниматься не мог, потому что была огромная общественная нагрузка и административная деятельность. Как председатель татарского общественного центра я был и швец, и жнец, и на дуде игрец, а теперь я отвечаю только за свою область, за культуру. И буду, бог даст, культуру татарскую поднимать на такую высоту, на которой она никогда прежде в Казахстане не была. Пользуюсь возможностью поблагодарить своих соратников и сотрудников, участников ансамблей, учеников школы, родителей, меценатов, к развитию культуры неравнодушных – их поддержка в реализации намеченного неоценима.

— Восточно-Казахстанский областной татарский общественный центр Семея расположен в здании Ассамблеи — по улице Ленина, 4. Ваш центр культуры тоже находится там?

— Нет, у нас как у общественного фонда собственного помещения нет. Начиная с июня нынешнего года, мы трижды обращались с письмами на имя директора Дома дружбы Семея Балгозиной Ш.О. с просьбами предоставить нам как самостоятельной организации отдельную комнату в здании Ассамблеи — там, где в Семее расположены все национально-культурные организации, но трижды получили отказы. Они были мотивированы тем, что мы вполне успешно можем продолжать работать в одной комнате с татарским общественным центром — так было, когда я возглавлял и общественный центр, и общественный фонд. То, что сейчас ситуация изменилась, в расчет не принимается: две самостоятельные организации не могут продуктивно работать, находясь в общей, и так небольшой, комнате.

 — Как председатель татарского общественного центра, какие мероприятия вы организовывали?

— Все известные праздники и сверх того. Мы выступали и организаторами, и исполнителями, а зачастую и спонсорами. Мы обязаны были это делать и делали. План работы на год включал до ста пунктов, не было времени передохнуть.

— При центре татарской культуры создана и действует газета. В чем смысл ее создания?

— Газета «Жидепулат татарлары», в переводе – «Татары Семипалатинска», «жиде» по-татарски «7», «пулат» – «палата» раньше выходила разово, спецвыпусками под названием «Семипалат татарлары». Зарегистрировать ее под названием «Семипалат татарлары» в Министерстве печати и информации отказались, мотивировали отказ тем, что города Семипалатинска больше не существует. Выходит газета одновременно на двух языках, татарском и русском, пишет о том, чем живут наши казахстанские и зарубежные татары и не только татары, рассказывает о достигнутом и будущих планах. К сожалению, на литературном татарском языке в Казахстане практически не пишут, большая часть татар знает только разговорный вариант. Тем ценнее возможность прочесть на родном языке новости, статьи, увидеть оригинальные фотоснимки с мероприятий. Газета небольшая по объему, выходит на общественных началах, бюджета не имеет. Мы отправляем ее по областям Казахстана, в Россию, в Татарстан – к сожалению, пока нерегулярно, нет средств на централизованную рассылку. Но думаем, как выйти из сложившейся ситуации, ищем варианты.

— Три татарских народных ансамбля, о которых было сказано выше, являются коллективами семейского Городского дворца культуры. Насколько руководство дворца заинтересовано в их развитии?

— Вопрос, на который сложно ответить однозначно. Долгое время, порядка десяти лет, у ансамблей не было в ГДК своей репетиционной комнаты. Уже известные коллективы, получившие звания народных, репетировали в Татарской школе искусств, больше было негде. Мы писали, просили, объясняли, и в прошлом году комнату нам наконец-то дали, нашли. Спасибо за это прежнему начальнику городского отдела культуры и развития языков Кусмилье Нуркасыму и прежнему директору дворца Ауелхану Мукатаеву. Комната нам досталась полностью пустая, ни штор, ни стеллажей под инструменты, несколько стульев и кресел, а прошедший год был для нас чрезвычайно насыщен событиями – из крупных мероприятий достаточно вспомнить два международных татарских фестиваля с промежутком в полгода и международный Сабантуй. Поэтому мы сами не смогли обустроить полученное помещение, не успели, и средств не было. Только собрались с силами – у нас комнату забрали, передали молодежному театру «Дариға-Aй», ему своего помещения не хватало. Мы в очередной раз чуть не остались без возможности репетировать в ГДК, но кабинет нам все-таки подобрали. Меньше по размеру и не такой удобный, раньше там размещался казахский народный ансамбль «Ахау-Семей». Получилось, нас потеснил театр «Дариға-Aй», мы заняли место «Ахау-Семей». Комната, ее обустройство не единственная сложность. Татарскому народному ансамблю песни и танца «Иртыш Моңнары» в ноябре 2013 года исполняется 25 лет, мы планируем отметить юбилей в Семее большим концертом. За 25 лет существования коллектива один-единственный раз Городской дом культуры сшил костюмы – в 1995 году, на празднование 150-летия Абая. А ведь татарские народные ансамбли выступают на всех городских, большинстве областных мероприятий, мы часто выезжаем за пределы страны и везде подчеркиваем, что представляем Семей и Казахстан, многонациональную нашу культуру. Потому что поем на татарском, казахском, русском, украинском, собираемся начать петь в ближайшее время на немецком, еврейском и корейском. Финансирование народных ансамблей, не только татарских, всех вообще, оставляет желать много лучшего, это не только мое мнение.

— Летом нынешнего года Татарскую школу искусств посетили несколько именитых гостей – в том числе, Государственный советник Татарстана и его первый Президент Минтимер Шаймиев.

— Да, 16 июня в рамках международного Сабантуя, который прошел в Семее, вместе с Минтимером Шариповичем у нас побывали аким Восточно-Казахстанской области Бердыбек Сапарбаев, аким города Айбек Каримов, председатель Исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров, депутат государственной Думы Татарстана и писатель Разиль Валеев. Мы тщательно готовились, буквально в течение недели сделали полный косметический ремонт, и, хотя зданию школы исполнилось уже 115 лет, оно выглядит достойно. Очень поддержала нас начальник городского отдела образования Гулжан Алтынбекова. Мы были рады гостям, показали интернациональный мини-концерт силами учащихся и преподавателей. Минтимер Шарипович сказал, что здание школы представляет собой ценность для города, его необходимо сохранить, и аким области Бердыбек Сапарбаев с Шаймиевым согласился.

— Скажите, правда, что для Татарской школы искусств, которая занимает двухэтажный дом 1898 года постройки, строится новое здание?

— Нет, не еще строится. Насколько я знаю, участок под строительство нового здания школы должен быть выделен в микрорайоне «Энергетик», это далеко, но место неплохое, рядом бор, а дети должны дышать свежим воздухом. О начале строительных работ речи пока нет, ждем.

Виктория Купцова, пресс-секретарь ОФ «Центр татарской культуры «Алтын төрки бишеге», фото автора

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*