enrutat
Главная / Рафаэль Хакимов: «Нужна перезагрузка работы академии наук РТ»
Рафаэль Хакимов: «Нужна перезагрузка работы академии наук РТ»

Рафаэль Хакимов: «Нужна перезагрузка работы академии наук РТ»

ИНСТИТУТЫ ДОЛЖНЫ ВХОДИТЬ В АКАДЕМИЮ НАУК КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА, ОСТАВИВ ЗА АКАДЕМИЕЙ ФУНКЦИЮ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА, УВЕРЕН ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ АН РТ

В академии наук Татарстана сейчас бурно обсуждаются грядущие сокращения штата. Не надо было раньше времени кукарекать, примерно так высказался президент АН РТ Ахмет Мазгаров о выступлениях сотрудников Института истории им. Марджани по поводу предстоящих сокращений. Не лучше дела обстоят в Российской академии наук: в Госдуме готовится новый закон о РАН, который, возможно, урегулирует также статус региональных академий. Вице-президент АН РТ, директор Института истории Рафаэль Хакимов прокомментировал в своей статье, написанной специально для газеты «БИЗНЕС Online», ситуацию в российской и татарстанской академиях.

СКАЗКА «О ЗОЛОТОМ ПЕТУШКЕ»

Установка «Не кукарекать!» – из арсенала административно-командной системы. Мне ее и раньше приходилось выслушивать в этой формулировке. Корни, видимо, надо искать в сказке Александра Пушкина «О золотом петушке». Филологи лучше знают. Сказка незатейливая, но с намеком. Напомню сюжет с кукареканием. Царь Додон не очень интересовался своими делами. Золотой Петушок был ему гарантией спокойной жизни.

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.

И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!

Как известно, шамаханская царица/девица влезла в государственные дела царя Додона, стравила сыновей, и все закончилось печально. «Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок», – так резюмирует Пушкин. Будем извлекать уроки из намеков.

Мелкие интриги внутри академии мне неинтересны. Все эти годы, пока существует институт, я просил только одного – чтобы нас не трогали. Остальное мы сделаем сами.

Внутри института обстановка стабильная, но не потому что не позволено кукарекать, а наоборот: высказывайся! А если по делу, то еще и спасибо скажем. Сотрудники у нас – народ публичный, более того, трудятся отцы-основатели разных партий и движений. Для многих из них говорить то, что думают, не хобби, а смысл жизни.

Институт за годы существования заложил фундаментальные основы для объективной истории татар и Татарстана. Эту часть стратегической задачи мы к концу года сумеем завершить, если не будут мешать. Приступили к реализации новой темы «История населенных пунктов Татарстана», которой до сих пор занимались спорадически.

Параллельно с рядом интересных проблем мы выходим на мировой уровень. По крайней мере, один журнал и еще два альманаха отвечают требованиям Scopus – крупнейшей в мире единой реферативной базе данных, а также требованиям RPM (средствам контроля эффективности исследований). Оказалось, что «татарская» тематика волнует не только татар. С нами сотрудничают ведущие институты России и других стран.

Мы умеем работать на республику, наши книги и проекты востребованы. Мы чувствуем пульс времени и утверждаем, что академия не может оставаться в нынешней форме и тем более она не может работать на основе «мини-вертикали власти». За эти годы я терпеливо выслушивал советы химиков, физиков, математиков, филологов и т.д. о том, как правильно руководить институтом, хотя я сам читаю лекции о менеджменте и даже написал учебное пособие. Из всех услышанных советов 99% были совершенно неуместны, чтобы не сказать унизительны. Оказывается, институт работает хорошо, но руководят им неправильно. Видимо, кому-то приглянулось место директора…

К нашим «недостаткам» относится то, что гуманитарии не могут стоять вне общественных проблем. Такова наша специфика. Мы волей-неволей втянуты в идейные споры. Гуманитарии работают не только в кабинетах, но и общаются с людьми. Мы по определению люди публичные, мы не можем просто сидеть в лаборатории с приборами и химичить на молекулярном уровне. Поэтому и «кукарекаем», т.е. предупреждаем о грозящих социальных проблемах. Поверьте, мы это делаем не от вредности.

КАКОВА ЦЕНА ВОПРОСА?

До сих пор экономистами не выработана методика оценки труда гуманитариев. Какова наша доля в проведении тысячелетия Казани и других мероприятий, которые приносят доход республике и бизнесменам? Не только социальную значимость, но даже нашу долю прибыли от туризма экономисты не могут подсчитать. Сколько докторов экономических наук, есть целое отделение АН РТ, а методики нет. При этом со всех сторон мы слышим: «Зарабатывайте!» Как именно зарабатывать? Мы же не торгуем на базаре зеленью. Нельзя труд гуманитариев оценивать только в рублях. В конце концов, есть гордость за свою историю, за свою республику, без чего все экономические проекты гроша ломаного не стоят. Я уж не говорю о таких высоких материях, как служение, хотя именно рискованные идейные споры выручают страну в кризисные периоды. Если о моральном долге ученого скажешь вслух, тебя примут за придурка.

Бюджет института – 36 млн. рублей в год. С учетом повышения с 1 июля он может вырасти до 50 млн. рублей. Понятно, на эти деньги трудно прожить. Остальное мы добираем из внебюджетных источников и от спонсоров. Проблема в размере минимальной ставки младших научных сотрудников, которые вначале трудового пути могут жить только на зарплату. А у них, как правило, все наваливается разом: диссертация, плановая работа, семья, ребенок, жилье, ЖКХ, и нужно завоевать репутацию, чтобы с тобой считались. К сожалению, оптимизация тоже может пройти за их счет, ведь по ФЗ РФ увольняют в первую очередь менее квалифицированных работников.

Поскольку институт истории связан с участием в крупных проектах, то многим кажется, что денег у нас немереное количество. Однако мы с проектов деньги получаем не в виде прибыли, а в виде зарплаты или гонораров, а они скромные. Внебюджетные и спонсорские деньги всегда целевые и крайне редко проходят через нашу бухгалтерию. С них на развитие института ничего не оставишь.

В Российской академии наук ситуация несколько иная. РАН – собственник недвижимости, и это для всех лакомый кусок. Кардинальная реструктуризация там неизбежна. Госдума примет закон, который представит правительство. Это, естественно, заденет и АН РТ, ведь мы все свои законы приводим в соответствие с федеральными. Уверен, нашей академии не избежать новых перестроек. В АН РТ собственность невелика, а у института истории АН РТ, можно сказать, и вовсе нет: машины для экспедиций с большим пробегом, лопаты, компьютеры, столы и стулья. Остальное мы арендуем у музея-заповедника «Казанский Кремль», которому все эти годы помогали и продолжаем помогать в деле повышения туристической привлекательности.

ЗАЧЕМ НУЖНА АКАДЕМИЯ?

Сегодня активно обсуждается вопрос о параллелизме в исследовательских работах в университетах и академии. К сожалению, в университетах по всей России гуманитарные дисциплины просто вымирают.

В РАН гуманитарные институты сохранились, но они весьма ангажированы и пытаются подладиться под политическую конъюнктуру. Интересы Татарстана, народов России там не проглядываются, так, будто в стране живут только русские. Кроме того, хотя и не действует постановление ЦК КПСС от 1944 года, запрещающее исследование истории и культуры Золотой Орды и Казанского ханства, тем не менее, предвзятое отношение к истории татар сохранилось. Короче, существует чисто региональная сфера интересов, которая выпадает из поля зрения РАН и университетов федерального подчинения.

Академия наук Татарстана создавалась под гуманитарные дисциплины, но они в результате оказались в положении изгоев. Например, из всех директоров гуманитарных институтов только ваш покорный слуга является членом президиума АН РТ (в пору закукарекать!). Остальные члены президиума из самых разных университетов, институтов РАН и т.д., причем химики, физики, нефтехимики, геологи, математики и др. Даже президент академии является директором ВНИИУСА, не вошедшего в состав АН РТ. Он собственный институт оградил от академического сообщества.

Не сомневаюсь, что в академию должны входить институты как юридические лица, оставив за АН РТ функцию научно-методического руководства, причем на общественных началах, ведь академики получают стипендию. Директора институтов, входящих в АН РТ, должны быть адекватно представлены в президиуме.

Совершенно не обязательно, чтобы АН РТ была чисто гуманитарной. Смысл ее существования в том, чтобы она работала на интересы республики, т.е. выполняла ту часть работы, которую не могут в принципе взять на себя институты РАН и университеты федерального подчинения. При этом выполнение региональных задач вовсе не значит, что их уровень должен быть каким-то средненьким. Например, тема истории Золотой Орды носит глобальный характер, поскольку задевает интересы многих стран и народов.

Можно в качестве образца для новой модели академии РТ взять исследовательский (супер-) центр в Принстоне (Institute for Advanced Study), включающий ряд школ (School of Historical Studies, School of Mathematics, School of Natural Sciences, School of Social Sci-ences). Он одновременно исследовательский и образовательный центр с ориентацией на углубленную подготовку кадров, начиная со студентов и вплоть до постдокторской стажировки. Преимущества Institute for Advanced Study по сравнению даже со знаменитым Принстонским университетом в его гибкости, в решении актуальных, а не только фундаментальных задач, причем в сочетании с подготовкой кадров высочайшего уровня. Адаптируя эту модель к условиям Татарстана, можно было бы выделить три важнейших блока: (1) гуманитарный; (2) экологический, связанный с природой Татарстана; (3) IT-технологий, ориентированных на развитие Иннополиса, «СМАРТ-Сити» и т.д. Остальные темы успешно разрабатываются институтами РАН, федеральными университетами, а также «отраслевыми» институтами, и все они уже имеют «хозяев» в Москве или на местах.

Важной составной частью этих трех блоков могла бы стать система подготовки кадров, начиная с магистратуры, аспирантуры и заканчивая докторантурой и даже последующей постдокторской стажировкой. Это стало бы хорошей альтернативой федеральным университетам. Уровень подготовки студентов по гуманитарным дисциплинам в университетах стремительно падает (некого брать в аспирантуру), прием сокращается. Очень скоро мы останемся без пополнения своих рядов. Институт истории готовит кадры в аспирантуре, но запланированное слияние в АН РТ ведет к прекращению работы совета по защите диссертаций, что подрывает всю нашу деятельность на корню.

Вывод: нужна перезагрузка работы академии наук РТ, но не в рамках ГБУ. Для начала нужно сохранить институты как юридические лица. При необходимости их можно переучредить при министерстве образования и науки РТ. Следующий этап заключается в выработке приоритетных направлений по трем направлениям: гуманитарному, экологическому и IT-технологиям. В этой работе бессмысленно ставить вопросы о фундаментальных и прикладных работах. Их нельзя разорвать, но задачи могут формулироваться только конкретно, естественно, не в рублях, а, например, в виде написания нормального учебника татарского языка, чтобы снять эту проблему раз и навсегда, не дожидаясь пока она приобретет политический характер. Естественно, институты понимаются как организационные ядра, которые для выполнения проектов могут привлекать ученых со всего мира.

Функции академиков других направлений будут состоять в экспертной оценке тех или иных проектов, предлагаемых правительством РТ, в координации научных исследований в рамках отделений на общественных началах, т.е. в счет стипендий.

Что же касается инноваций и модернизаций, то это задача отраслевых институтов, их надо оставить на усмотрение тех предприятий, которые являются потребителями их продукции. Включение их под так называемое научно-методическое руководство ничего не дает на практике, кроме удовлетворения болезни под названием гигантомания.

Автор: Рафаэль Хакимов

Источник: «Бизнес-онлайн»

 

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*