enrutat
Главная / Секреты «Yзгәреш җиле – 3»: за сколько английские джазмены споют по-татарски?
Секреты «Yзгәреш җиле – 3»: за сколько английские джазмены споют по-татарски?

Секреты «Yзгәреш җиле – 3»: за сколько английские джазмены споют по-татарски?

Сегодня и завтра в театре им. Джалиля пройдет два вечера третьего сезона фестиваля «Yзгәреш җиле». Принципиальных отличий от предыдущих лет ждать не стоит, но интересна экономика шоу — местные артисты получат от 46,5 до 91,8 тыс. рублей, а, к примеру, певец из США TY Stephens — 250 тысяч. Хедлайнером же станет коллектив из Англии Accent. О том, почему за бортом остался выразитель моң Айдар Салахов, — в материале «БИЗНЕС Online».

«НЕ ВИЖУ СМЫСЛА НАМ СЕЙЧАС ОБЩАТЬСЯ»

Уже сегодня в казанской опере пройдет первый концерт «Yзгәреш җиле – 3» — самого обсуждаемого татарского музыкального проекта последних лет.

После многочисленных копий, которые были сломаны поклонниками и противниками шоу в 2016-м, когда «Ветер перемен» — детище директора театра им. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова и московского джазового трубача Вадима Эйленкрига — увидел свет, вот уже второй год подряд «Yзгәреш җиле» готовится в обстановке секретности. Никаких тебе пресс-конференций, интервью с организаторами. Вот и музыкальный руководитель фестиваля Эйленкриг в разговоре с «БИЗНЕС Online» был краток, отвечая на вопрос о том, чем третий сезон будет отличаться от предыдущих: «Я вам хочу сказать, что через пару дней сможете увидеть то, о чем меня спрашиваете, поэтому не вижу смысла нам сейчас общаться».

Информационный вакуум вокруг мероприятия, инициированного президентом РТ Рустамом Миннихановым в целях реформирования национальной эстрады, обычно объясняют желанием сохранить интригу, хотя, очевидно, в этом есть немалая доля лукавства. «Я уверен, что это движение „Yзгәреш җиле“ будет и дальше продолжаться», — говорил президент Татарстана в антракте первого концерта «Ветра перемен» в ноябре 2016-го. Кажется, в республике не было ни одного человека, кто бы не поддержал ставшие тогда знаменитыми слова Минниханова в адрес местных артистов: «Фонограммы, одеты они непонятно как, поют они не знаю что, двигаются как… Никто ими толком не занимается». В общем, желание реформировать национальную эстраду было принято на ура.

Но сейчас, кажется, многие уже забывают, что на выходе был нужен не просто блестящий концерт, на который большое удовольствие сходить, а толчок к развитию всей среды. К сожалению «движения „Yзгәреш җиле“» так и не появилось, фестиваль остается вещью в себе.

Буквально месяц назад «БИЗНЕС OnlIne» представил рейтинг самых влиятельных деятелей татарской эстрады. И ни один из двух десятков наших экспертов не назвал в числе таковых Мухаметзянова и Эйленкрига. Редакция приняла волевое решение все равно включить обоих в первую десятку, учитывая тот громадный потенциал возможностей, который все еще сокрыт в проекте, патронируемом президентом Татарстана.

Если авторы феста всерьез хотят менять татарский шоу-биз, то об «Yзгәреш җиле» должны говорить — его надо превращать в крупнейшее культурное событие республики. Но этого не происходит. Республика ежегодно тратит десятки миллионов рублей на подготовку единственного концерта, который потом несколько раз покажут на ТНВ — и все. Опять же к большому сожалению, за два года проведения «Yзгәреш җиле» ни один из артистов, принимавших участие в этих шоу, не стал местной звездой.

Разве что сам Эйленкриг получил звание заслуженного артиста РТ. Татарские певцы из Москвы и Уфы вернулись к себе домой, Ильнар Миранов — едва ли не главное открытие «Yзгәреш җиле» — продолжает выступать в сборных концертах собственного педагога Венеры Ганеевой и не помышляет всерьез о сольной карьере, а Алина Шарипжанова и Зарина Вильданова явно стали известны не благодаря фестивалю босса казанской оперы.

Не меняя в корне ничего в самом «Ветре перемен», организаторы задумались о международной экспансии. Как подтвердил нам источник в культурной среде, в силе планы провести концерт «Yзгәреш җиле» в Нью-Йорке, в «Карнеги-холл». Как мы уже писали, цена аренды зала зависит от целого ряда факторов: день недели, время года, пакет дополнительных опций, но начальная стоимость довольно скромная — всего $6 тысяч в день. Наш собеседник называет это элементом продвижения татарской культуры на внешнюю аудиторию. Хотя поездка доброй сотни с лишним певцов, музыкантов, администраторов и чиновников в Штаты с арендой за бюджетные деньги знаменитой концертной площадки по-прежнему кажется идеей довольно сомнительной. Не исключено, что для заполнения двухтысячной площадки придется мобилизовать через ВКТ татарскую диаспору… А если уж так важна западная аудитория, думается, что бюджета одного концерта в Нью-Йорке вполне хватило бы на целый европейский тур «Yзгәреш җиле»…

В Татарстане же Мухаметзянов, тонко чувствующий зрительскую конъюнктуру, наоборот, сократил число фестивальных концертов до двух. Напомним, что в 2016 году «Ветер перемен» дважды показали в оперном театре, а затем в московском Большом кремлевском дворце, где было очень далеко до аншлага. В 2017-м было решено от покорения столицы отказаться и провести три шоу в театре им. Джалиля. В итоге проходки раздавали бесплатно по школам, несмотря на вывеску «все билеты проданы» в кассе театра. Видимо, два концерта — оптимальный вариант в конфигурации «спрос – предложение» на «Yзгәреш җиле». В самом театре накануне днем оставались лишь билеты по 100 рублей с ограниченной видимостью. «Вам дадут стульчик, слышно будет все хорошо, а вот видно не очень», — пояснила корреспонденту «БИЗНЕС Online» кассир. На вопрос, действительно ли нельзя купить билет получше, сотрудница ответила: «Приходите в день концерта, возможно, что-то и появится».

«ЭТО АНГЛО-САКСОНСКИЙ БЕНД,
КОТОРЫЙ БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ ВРЕМЕНИ ПРОВОДИТ В США»

Что же до творческой составляющей «Yзгәреш җиле – 3», то «БИЗНЕC Online» все же выяснил подробности предстоящего мероприятия, причем некоторые из них выглядят весьма любопытно.

Благодаря сайту госзакупок и тем покупкам, которые официально делает театр им. Джалиля, можно составить представление об экономике фестиваля. Кстати, миллион евро в качестве годового бюджета шоу — цифра, никем не опровергнутая. Правда, пока, если сложить суммы госзакупок для «Yзгәреш җиле – 3», до 70–80 млн рублей еще далеко, хотя артистам и музыкантам в Казани стали платить больше.

Если за первый сезон каждый из местных певцов получил официально порядка 20 тыс. рублей за репетиционный период и участие в концертах, то сейчас цифра поднялась минимум до пусть и не впечатляющих, но все же 46,5 тысячи. Интересно, что гонорары отличаются, причем не совсем понятно, отчего они зависят. Например, настоящие звезды татарской эстрады — Шарипжанова и Раяз Фасихов — получат те самые 46,5 тыс., Айдар Сулейман — 60 тыс., Марсель Вагизов — 66,2 тыс., а не столь известные в Татарстане Юлия Гарифуллина и Лилиана Ирназарова 76,5 и 91,8 тыс. соответственно.
Однако татарским артистам далеко до гонораров легионеров. К примеру, кубинский певец Уильям Борхес Идальго, засветившийся в пятом сезоне шоу «Голос», получит аж 217 тыс. рублей (за короткий репетиционный период с 25 по 29 ноября и участие в двух концертах). Чем этот посланец с Острова свободы так уж знаменит, помимо появления на Первом канале, не совсем понятно. Ну а джазовый певец из США TY Stephens, работавший в России с Игорем Бутманом и прочими, заработает 250 тыс., хотя приехал в Казань, судя по договору, только 26 ноября.

Кстати, неплохо заработают и известные джазовые профи из команды Эйленкрига, прежде всего сам уважаемый музыкальный продюсер «Yзгәреш җиле». Предприимчивый сын экс-директора Кобзона и Гурченко Симона Эйленкрига получит 6,3 млн за участие в фестивале своего симфоджазового оркестра, а также 1,8 млн рублей лично в качестве «музыкального руководителя и артиста оркестра (труба)». Также заслуженный артист РТ заработает и на аранжировках композиций к мероприятию — еще 1 млн с лишним. В качестве исполнителя многих договоров выступает ИП Гришачкин — это фамилия директора самого Эйленкрига. Но не обделены и солисты его оркестра — все сплошь имена в российском джазовом мире. Барабанщик Александр Машин, саксофонист Константин Сафьянов, бас-гитарист Армен Мкртчян, пианист Иван Фармаковский получат за репетиции и два концерта по 500–600 тыс. рублей каждый.

Но вернемся к вокалистам. Судя по всему, главной бомбой фестиваля должен стать коллектив из Англии Accent. Во всяком случае за участие этих артистов казанская опера заплатила 2,35 млн рублей, в столице Татарстана они репетируют всего два дня, а в самом договоре группа названа «всемирно известным вокально-джазовым коллективом».

Accent (это шесть молодых людей, а капелла исполняющих джазовые хиты) на «Ветер перемен» привозит продюсер Айдар Шайдуллин. Некогда артист балета и заслуженный артист РФ, он имеет прочные связи с театром им. Джалиля, в частности, привозя танцовщиков на Нуриевский фестиваль. «Accent — это джаз-бенд, достаточно известный в мировой джазовой индустрии. Это англосаксонский бенд, который большую часть времени проводит в США, там же пишется, выпускает альбомы. Музыкантам интересно поработать с татарами, это все равно какой-то новый музыкальный опыт, потому что татарская музыка своеобразная, со своей мелизматикой. Собственно говоря, музыкантов группы Accent это привлекло», — рассказал Шайдуллин «БИЗНЕС Online» и подчеркнул, что петь они будут по-татарски. Так что вокруг реализации недавней идеи генпродюсера «Yзгәреш җиле» Мухаметзянова — петь татарские песни по-английски — теперь возникла некоторая интрига.

В общем, сомневаться в профессиональном уровне Accent не приходится, все-таки британская музыкальная культура не чета российской. И все же так ли она известна и популярна? На их «Инстаграм» подписано всего 3,6 тыс. человек, на YouTube-канале только один ролик добрался до 100 тыс. просмотров (в основном это 10–15 тыс.), а на знаменитом стриминговом сервисе Spotify, позволяющем слушать музыку онлайн, где по состоянию на лето 2018-го было зарегистрировано 180 млн человек, у Accent очень скромный результат — одна тысяча прослушиваний в месяц. Так что о прорыве «Yзгәреш җиле» на Туманный Альбион говорить не приходится. Зато теперь в Казани заработают не только российские джазмены, но и английские.

«ВОТ, ЧЕСТНО, НЕ ЗНАЮ ПРИЧИНЫ, ПРОСТО МЕНЯ НЕ ПРИГЛАСИЛИ»

И еще об изменениях на «Yзгәреш җиле». В прошлом году многих удивил выбор ведущих шоу — спаянного многими годами совместного конферанса дуэта Гульназ Сафаровой и Айваза Садырова. Все-таки «Yзгәреш җиле» позиционирует себя как нечто новое на татарской эстраде, отличное от всего, что было раньше, и вдруг ведут шоу те же люди, что и «Татар җыры». В этом году Мухаметзянов удивил еще больше — оставил Садырова, но убрал Сафарову, вместо которой в этой роли себя попробует участница двух предыдущих сезонов «Ветра перемен» Румия Ниязова, впрочем, не оставившая слишком яркого впечатления своим вокалом. За прошедший год она обзавелась новой фамилией — Доценко, а теперь дебютирует в качестве ведущей, совместив конферанс с основным видом деятельности.

«Вот, честно, не знаю причины, просто меня не пригласили. Узнала, что мой коллега Айваз Садыров будет вести „Yзгәреш җиле“, а я — нет. Я спрашивала, кто будет вместо меня, потому что, признаться, мне хотелось работать на фестивале, выяснилось, что его станет вести девушка, которая там пела в прошлом году», — сказала «БИЗНЕС Online» Сафарова.

Не будет и еще одного героя «Yзгәреш җиле – 2», баяниста Айдара Салахова, которого многие открыли для себя год назад. Тогда молодой, но уже титулованный музыкант не только отвечал на фестивале за татарский моң, но и стал настоящей «зажигалкой» проекта, раскачав публику своими соло и харизмой. Интересно, что вместо него «Ветер перемен» вернул в свои ряды другого именитого артиста, Айдара Гайнуллина, называвшего себя единственным татарином-музыкантом на проекте. Однако потом живущего в Германии баяниста не позвали даже записывать в студии сыгранные им на концертах партии, Эйленкриг пригласил это делать в 2017-м именно Салахова. Источники «БИЗНЕС Online» ответственно утверждают, что генпродюсер Мухаметзянов не смог простить тогда Гайнуллину слова на предваряющей пресс-конференции, что ему «тоже не все нравится» на «Yзгәреш җиле», и после этого даже высказал свои претензии солисту-баянисту лично. Но вот спустя два года обиды рассосались.

А что же Салахов? Ответ музыканта, летом приезжавшего на первый фестиваль пианиста Бориса Березовского в Елабуге, оказался неожиданным. «Я тоже думал, что приеду в этом году в Казань, но увы. Эйленкриг позвонил мне недавно и сказал, что я нехорошо себя вел на сцене, играл там, где не нужно, и признался в том, что во время моих импровизаций во многих местах они выключали микрофон. Вадим сказал, что больше не хочет общаться со мной, и бросил трубку. Я не знаю, что плохого им сделал, ведь максимально трудился в этом проекте», — рассказал Салахов удивленным корреспондентам «БИЗНЕС Online». «Получается, что он сам же пригласил меня в прошлом сезоне, а сейчас и знать не хочет. Я считаю, что если ты приглашаешь хороших музыкантов, то нельзя ими разбрасываться, — говорит наш собеседник, тем не менее полный оптимизма. — Я ничего не теряю, сейчас у меня много своих проектов и гастролей по всей Европе, а в Китае меня вообще приняли за своего».

Ответа по ситуации с Салаховым от самого Эйленкрига получить не удалось. «Вы понимаете, „Yзгәреш җиле“ — это проект. Кто-то может, кто-то не может в нем участвовать», — сказал «БИЗНЕС Online» музруководитель «Ветра перемен» и повесил трубку, сославшись на начало репетиции. Хотя отношение московского продюсера к артисту, претендующему на звание гордости татарской культуры и занятому в татарском национальном проекте, как минимум не может не удивлять. И вряд ли такие истории — это то, что ждет от своих «дорогостоящих легионеров» искренне в них поверивший президент Минниханов, чье «музыкальное послание» граду и миру все еще требует реализации.

Айрат Нигматуллин, Эльвира Самигуллина
«БИЗНЕС Online»

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*