enrutat
Главная / Рустам Минниханов: «Больше шансов, что на вас упадет сосулька, чем нападет ваххабит…»
Рустам Минниханов: «Больше шансов, что на вас упадет сосулька, чем нападет ваххабит…»

Рустам Минниханов: «Больше шансов, что на вас упадет сосулька, чем нападет ваххабит…»

ПРЕЗИДЕНТ ТАТАРСТАНА ВПЕРВЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬНО РАССКАЗАЛ О ТОМ, ЧТО ОН ДУМАЕТ ПО ПОВОДУ САМОГО ГРОМКОГО СОБЫТИЯ 2012 ГОДА

Президент Татарстана Рустам Минниханов в минувшую субботу провел традиционную предновогоднюю встречу с журналистами республиканских и федеральных СМИ. Во время общения, в ходе которого свои вопросы задавал и корреспондент «БИЗНЕС Online», речь шла о самых горячих темах уходящего года – «посадке» экс-главы Верхнего Услона, универсиадских стройках, терактах в Казани. Он также дал характеристику и.о. ректора КАИ, предположил, через сколько лет столица РТ станет мегаполисом, и объяснил, почему не надо бороться с коррупцией.

ИННОПОЛИС: БИЗНЕС ИДЕТ ТУДА, ГДЕ ХОРОШО

Президент Татарстана Рустам Минниханов, пошутив, что журналисты знают все лучше, чем он сам, на традиционной встрече с прессой напомнил, что до июля — до Универсиады — «будет очень напряженная работа»: «Понятно, где-то что-то у нас немножко пробуксовывает, но такого, чтобы серьезно застряли, таких проблем нет». Впрочем, тут же добавил: «Мы находим себе проблемы, потом их героически побеждаем».

В целом почти минувший 2012 год глава республики оценил вполне положительно. Отвечая на вопрос о самых главных достижениях, назвал запуск нового пассажирского терминала 1А и интермодальную перевозку, которая обеспечит проезд от аэропорта до железнодорожного вокзала за 20 минут: «Ни в каком российском городе (в регионах — авт.) такого пока нет. И думаю, близко лет пять не будет». Отвечая на вопросы о моногородах и, в частности, судьбе Зеленодольска, Рустам Нургалиевич (видимо, на радость новым властям) сказал:

— Зеленодольск — очень перспективный город… Казань через 30 — 50 лет будет мегаполисом, и, я думаю, Зеленодольск войдет в этот единый мегаполис…

Говорил президент и о том, как важна стратегия Татарстана в области IT:

— Бизнес идет туда, где хорошо. Силком бизнес не заставишь. Почему мы взяли IT-сегмент? Вообще, надо все время думать о той нише, которая не занята. В России огромное количество программных продуктов иностранного производства. Огромное количество россиян уезжают за границу или уезжают от нас в Москву — и работают в этом сегменте. Когда мы начали заниматься IT-сегментом, поняли, что и один IT-парк, и два IT-парка — ниша огромная, никто пока это место не забил. И наш Иннополис, он будет пылесосом, в хорошем смысле. Мы будем весь интеллект, где есть, наоборот, собирать сюда. Он послужит неким магнитом. Мы там будем создавать университет хороший, хорошие условия жизни. Это будет привлекательное место. Не конкурирует ни с кем, не ухудшает ситуацию — наоборот, мы создаем новую отрасль…

И.О.РЕКТОРА КАИ — У НЕГО С МОЗГАМИ ВСЕ НОРМАЛЬНО

Газета «БИЗНЕС Online» подробно рассказывала о бунте и смене власти в КНИТУ (КАИ). На встрече президент уточнил: то, что министр образования РТ Альберт Гильмутдинов, который более трех лет возглавлял это ведомство, «пошел работать в технический университет, — это наша просьба была»:

— Все-таки там мы получили конфликт. Тот человек, который туда пришел, он не смог найти общий язык с коллективом. А это старейший технический университет нашей страны… И с учетом того, что он (Гильмутдинов — авт.) — человек опытный, из высшей школы, мы его попросили. Я с министром российским переговорил. Как и у всех, у него много недостатков, но очень много достоинств. Это человек очень образованный, с великолепным английским, который преподавал за границей, представлял Татарстан. Нам было не стыдно, когда мы встречались с иностранцами, он проявлял себя очень достойно. И в техническом университете, я думаю, он тоже себя нормально проявит. У него, может, хозяйственной жилки до конца не было, но у него с мозгами все нормально…

1.jpg

САМОЕ ХУДШЕЕ — ЭТО БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ

Президента РТ, естественно, не могли не спросить о коррупции. И он, естественно, не мог не упомянуть экс-главу Верхнеуслонского района Александра Тимофеева:

— Не очень приятно, когда господин Тимофеев пошел на такие вещи. Главы администрации, они получают неплохую зарплату… У них минимум для жизни есть. Но если ты хочешь зарабатывать, ты иди в бизнес, никто же не ограничивает тебя. Тем более в пригороде работать у нас желающих достаточно. Я думаю, это (случай с Тимофеевым — авт.) — хороший сигнал для всех, не только для глав, но и для других. К сожалению, что хуже коррупции? Самое худшее — это борьба с коррупцией… На самом деле, не надо с коррупцией бороться — надо создавать условия, чтобы коррупции не было. Надо делать все прозрачным. Когда ты будешь прозрачно все делать, когда это будет достоянием общественности, ты уже эту коррупцию даже захочешь, а не сможешь использовать…

— Например? — уточнили дотошные журналисты. И президент привел пример с землей. А земля, как известно, — очень болезненный вопрос для бизнеса Татарстана, в том числе для фермеров:

— Если все сделки по земле будут официально опубликовываться, все реестры, все-все-все — кто купил, где купил…

НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ, ЧТО У НАС РАЗГУЛ ВАХХАБИЗМА

Президент сказал про 2012 год: «Были события, которые омрачили, которые расстроили нас… Из того, что плохое, — теракты. Плохо, когда людей так убивают…»

От корреспондента «БИЗНЕС Online» был вопрос о том, что нового выявило расследование терактов, удалось ли их остановить, «зачистить», или все-таки кто-то ведет целенаправленную работу? Согласен ли президент с утверждением министра МВД Артема Хохорина, что в Татарстане уже 13 лет идет необъявленная война? И что может сказать о новом ролике третьего «амира Татарстана» Абдуллаха?

Про ролик президент сказал сразу: «А вы тоже выйдите в сеть, скажите, что вы амир».

На вопрос про необъявленную войну Минниханов напрямую не ответил, однако свою позицию выразил предельно ясно.

— Мы живем в открытом государстве, у нас открытое общество, интернет открыт, печать свободна, — сказал президент. — И к сожалению, достаточно много наших молодых людей прошли обучение в арабских странах. Достаточно много мигрантов, так как Татарстан — регион, благополучный в экономическом плане. А разные люди приехали… Нельзя говорить, что у нас разгул ваххабизма. Вы где-нибудь сами замечали это, нет?

— Когда стреляют в соседнем подъезде, это неприятно, — последовала реплика кого-то из журналистов.

— Стреляют и в Москве, стреляют и под Москвой, — возразил президент. — В Америке 20 детей убили… Я просто вам хочу сказать — вы сами ощущаете засилие ваххабизма, сами где-нибудь сталкивались?.. На улицу боитесь выходить из-за ваххабитов?.. Я хочу сказать — такого склада, такой направленности люди есть. Они появились, когда появилась новая Россия, когда мы отделились, когда у государства не было никакой идеологии, никто за этим делом не следил — ни правоохранительные структуры, ни властные структуры. Определенное количество молодых людей вернулись оттуда. Так как у нас открытое государство, многие пошли в религию… Не было же возможности в Советском Союзе, люди же не знали. Я сам не знал, салафит как молится, ханафит как молится… Ханафиты — это те татары, которые жили здесь… Никогда татарин ни с кем в конфликт не вступит — с любой верой, с любой нацией. А для салафитов если человек не мусульманин, значит он неверный, а неверный, значит его можно убить или что-то плохое ему сделать. Это чуждое для нас. Это первое.

Второе — сказать, что их нет, это неправда. Они есть. То, что произошло, оно произошло. Почему это произошло? Потому что руководство ДУМ, которое было, оно немножко эти вещи позволяло. Когда мы это начали замечать, мы поменяли руководителей, и эти товарищи заняли довольно жесткую позицию. И был конфликт, он был всегда. Кроме этого, был конфликт в части хаджа. Я не могу судить, но, скорее всего, может быть, и хадж тоже был коррумпирован. Они и в этом начали наводить порядок…

Но самое главное — я могу вам сказать, что правоохранительные структуры нашли всех организаторов, участников, где что взяли, как все это происходило… Во время операции они оба уничтожены.

Если бы мы ничего не делали, они бы, может быть, так себя не проявляли, и мы бы жили и дальше. Но я боюсь, эта тема, она в нашей стране… Думают, что в Татарстане и Башкортостане там ваххабиты, в других местах все хорошо. Вот у нас есть полная база данных, кто какой ислам проповедует. Мы сейчас все это знаем. И в Башкирии тоже такая же работа. А в целом в нашей стране этой проблемой никто пока серьезно не занимался…

ЭТО БАНДИТ, КОТОРЫЙ ПРИМАЗАЛСЯ К ИСЛАМУ

— Я вас уверяю, все эти процессы — они имеют место, но они не опасны, — продолжил Минниханов. — И у вас больше шансов, что на вас упадет сосулька, чем нападет ваххабит. И надо отдать должное, что правоохранительные структуры очень серьезно этими вопросами занимаются…

У нас с ними (радикальными салафитами — авт.) конфликт. Мы не можем смириться, чтобы такая категория была. Мы с ними в конфликте. И это проявилось. Сколько их, как, где они, откуда они появились… Я думаю, многие из них должны осознать, потому что идейных таких, жестких — их не так много. Есть те, которые подвержены нетрадиционному исламу…

Этот вопрос очень серьезно во всех властных структурах Татарстана поставлен. Свершилось то, что свершилось. Если в Москве что-то взорвали, ничего необычного нет. А у нас как будто война началась. Ничего не началось. Все они обезврежены, по всем по ним есть полная информация. И мы за то, чтобы у нас не было межконфессиональных и межрелигиозных столкновений. Никогда наш ислам с православием, с другими верами в конфликт не вступал. Никогда мы не оскорбляли ни одну веру. И нас тоже не оскорбляли. У нас прекрасные отношения… Традиционные наши конфессии, они работают в мире и согласии.

Кто такие люди, которые подвержены нетрадиционному исламу? Не все они плохие. Такие, которых не исправить, их не так много. А многие, они просто — как научили… Он руки не так держит… Дело не в этом, главное — идеология, то, что эти люди нетерпимы к другим религиям, не признают их. Проповедники салафизма, они придерживаются вот этой позиции. Я думаю, просто с ними надо работать…

И потом — вы скажите, когда ислам или православие призывали убивать людей, взрывать кого-то? Это вообще чуждо! Это бандит, который примазался к исламу. Там есть те, кто с серьезным криминальным прошлым. Какой может быть ислам — террористический? Террорист и ислам — это разные вещи…

ТАТАРСТАН К ЭКОНОМИЧЕСКОМУ КРИЗИСУ… НЕ ГОТОВ

— Если разразится экономический кризис, как в 1998 или 2008 году, Татарстан готов к нему? — таким был еще один вопрос от корреспондента «БИЗНЕС Online».

Ответ президента:

— Нет, не готов. Если у вас — тьфу, тьфу, тьфу — дом затопило или дача сгорела, вы готовы к этому? Вы не готовы к этому. И мы тоже не готовы. Это будет плохо в целом для страны, в целом для республики. Это шаг назад будет. И Россия должна сделать все, чтобы вот этот европейский кризис, он не разрастался. Потому что мы ориентированы на Европу. И надо, чтобы Европа не оказалась в кризисе… Будет кризис — будет плохо. Но не умрем. Будем выживать.

Елена Чернобровкина
Бизнес-Он-Лайн

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*