enrutat
Главная / Татарская альтернатива: как республике сохранить национальный язык
Татарская альтернатива: как республике сохранить национальный язык

Татарская альтернатива: как республике сохранить национальный язык

Официальная жизнь татарского языка зависит от денег спонсоров, местных талантов и поддержки властей.

Отмена обязательного татарского в школах подняла вопрос об альтернативных способах продвижения родного языка. И до этого в Татарстане уделялось внимание мероприятиям и программам с упором на татарскую культуру. Но последние события поставили вопрос иначе — насколько эти альтернативные проекты эффективны?

Как делают татарскую культуру модной

Одним из организаторов мероприятий, которые продвигают татарский язык, является Всемирный форум татарской молодежи. Председатель организации Табрис Яруллин отмечает, что для популяризации необходимо, в частности, развивать татарскую городскую культуру. Одним из ее форматов является фестиваль.

— Мы проводим Jadid Fest — это такая экспериментальная площадка, где свои работы представляют татарские дизайнеры, происходят перформансы, поэтические и музыкальные импровизации, интересные лекции на татарском. Это не массовый продукт, как «Сенной базар», который проходит один раз в год. Если успеваем, два раза проводим Jadid Fest. В принципе, на каждый месяц у нас запланировано культурное мероприятие, — говорит в беседе с журналистом KazanFirst Яруллин.

По его словам, популярность мероприятий в последнее время значительно выросла. Основная аудитория — татароязычная молодежь в возрасте от 25 до 35 лет. Но приходит и русскоязычная публика, и иностранцы. В качестве примера неравнодушия жителей к национальным вопросам, представители молодежного крыла ВКТ, приводят история, когда за 3 дня им удалось собрать 2 тысячи человек на День Конституции в ноябре, в холодную погоду на открытой площадке.

— Аудитория увеличилась. У нас активно действует клуб татарского языка. Желающих посещать курсы так много, что приходится делить всех на группы. Человек жил и не задумывался, а оказалось, что есть государственный русский язык, английский язык, который поднимает экономику. А татарский не равен им. Это вызывает вопросы не только у татар, но и тех, кто за разнообразие, — уверен Табрис Яруллин.

«Система образования не заточена, чтоб у человека появлялся интерес к знаниям»

С тем, что стремление к сохранению татарской культуры у людей выросло, отмечает и коллега Яруллина по Конгрессу, общественный активист Айрат Файзрахманов.

— Курсы популярны у двух возрастных групп — людей предпенсионного возраста и молодежи, окончившей вузы. Этническое самосознание растет, это объективный процесс, людям интересно свое происхождение, свой народ. Они понимают, что недополучили родной язык в школьном возрасте в семье, — считает Файзрахманов.

При этом оба собеседника считают, что без поддержки государства вопрос развития языка не решится. Необходимо расширять область применения татарского на официальном уровне, уверены спикеры.

— Можно себя утешить, что этими мероприятиями мы восполним потери от отмены обязательного татарского. Но это будет очень сложно. Мне кажется, в России это не проблема татарского языка. Это проблема всей системы образования, которая не заточена, чтоб у человека появлялся интерес, и чтобы человек получал знания. В основном это заучивание, зубрешка, учебники со сложной подачей. Мы уже все стали «специалистами» в методике обучения татарского языка, каждый уже высказался, — говорит Яруллин.

Лидер молодежного крыла Всемирного конгресса татар затруднился назвать общий размер средств, выделяемых его организации на проведение мероприятий. По его словам, большинство проектов делается бесплатно. Деньги же поступают от грантов и участия в государственных программах. При этом с лекторами стараются договорится на общественных началах и интересе.

Для детей запустят детский канал

Другим альтернативным способом продвижения татарского языка может стать детский канал «Шаян ТВ», создаваемый на базе «ТНВ». Идея телеканала для детей на татарском появилась давно. Недавно гендиректор телекомпании Ильшат Аминов анонсировал запуск «Шаян ТВ» — пока в рамках вещания ТНВ. В планах у создателей показ канала по спутниковому телевидению и в интернете.

В соцсетях усомнились в необходимости создавать отдельный детский канал на татарском. Звучали предложения заняться переводом популярных мультфильмов на родной язык и выложить все в открытый доступ. Ну, а полюбившиеся татарстанскими силовиками «Телеграм-каналы» заявили о «Шаян ТВ» как об очередном поводе «попилить» бюджет.

Журналист KazanFirst встретился с Ильшатом Аминовым, который усомнился в компетенции интернет-комментаторов.

— Как говорят татары: «Не знает тот, кто кушает. Знает тот, кто режет». Это касаемо замечаний в соцсетях. Я их мало читаю. Что значит перевести и все? Чтобы переводить лучшие мультфильмы, например, компании Walt Disney, нужно соблюдать их жесткие требования. Они утверждают голоса, сами утверждают перевод, он не может производиться в абы какой студии. Взять мультфильмы, перевести и выложить на YouTube, это очень примитивный подход, — уверен Аминов.

По его словам, никакой политической подоплеки в создании канала нет. У «ТНВ» появились кадры, способные сделать детский канал на татарском, потому проект и запускается.

— Работа одного только канала не сможет восполнить потери от отмены обязательного татарского. Это должна быть комплексная программа — образовательной системы и телевидения. Должны появиться те замечательные методики, чтобы детям было интересно. Я знаю, что эта огромная программа готовится в разных министерствах и ведомствах, — заявил Ильшат Аминов.

Гендиректор «ТНВ» отметил, что после запуска «Шаян ТВ» будут проводиться опросы в школах в разных географических точках, где будет работать канал — что дети думают о том или ином контенте. Он также уточнил, запуск канала — дело рисковое, так как у каждого свои вкусы.

«Я внимательно слежу и за Гнойным, и за шоу «Танцы» на ТНТ»

Есть и другие риски. Например, что «Шаян ТВ», который собирается делать упор на образование, уставшие от уроков дети просто не будут смотреть. Аминов с этим не согласен.

— Наша задача, чтобы они образовывались весело. В игре дети лучше получают образование, это давно доказанный факт, — добавляет собеседник.

Готовы создатели канала идти и за трендами. Например, показывать рэп-баттлы на татарском или проводить танцевальные и вокальные телепроекты.

— Я внимательно слежу и за Гнойным. Смотрел их замечательный баттл. Это очень серьезно образованные люди, которые знают и философию, и литературу. Просто я не слышал, чтобы у нас проходили такие баттлы. На «Шаян ТВ» мы хотим опробовать проект по изучению татарских песен. Предложим ребятам присылать исполненные ими татарские композиции, а мы смонтируем это по фразам. Мы задумали и другие интересные проекты — «Юная звезда Татарстана», песенные конкурсы и танцевальные. Подобные проекты очень сложны в организации. Я смотрю, как делают танцевальный конкурс на ТНТ. Мы будем стараться, но я вижу, какой там бюджет и какие там люди приглашены. Тот же Мигель — я давно слежу за его творчеством, это фантастика! Я посмотрел ребят, которые были из Казани. У нас есть творческие силы, нужно пытаться их привлечь, — резюмировал Ильшат Аминов.

Планирует «Шаян ТВ» и совместное с КФУ создание игровых платформ на татарском. Во сколько обойдется их создание, пока не ясно – университет еще не выставил чек. Неизвестен и бюджет всего «Шаян ТВ» на 2018 год. Он будет зависеть от затрат на помещения и техническое обеспечение, а также количества сторонних проектов, которые канал сможет показывать.

— Студии и партнеры запросили 162 млн рублей. Есть интересные предложения. У Pixar стоимость 1 секунды мультфильма доходит до 20 тыс. долларов. У нас таких денег пока нет. Если был бы частный инвестор, было бы здорово. Я надеюсь, что они появятся у некоторых программ. Мы же не замыкаемся на эфирной части. Если все будет нормально, то будем размещаться на YouTube и уже посмотрим количество заходов — насколько канал будет востребован у аудитории, которая, как нас убеждают, сидит только в компьютере, — сказал гендиректор ТНВ.

«Кино — это маленькая мечеть и церковь»

Может быть татарстанский кинематограф способен стать главным двигателем развития языка? В прессе все чаще говорят о талантливых режиссерах из Татарстана, не забывающих классику, проводятся кинофестивали, открываются новые имена.

Но главный индикатор здесь — зритель. За 2017 год картина «Айсылу. Фильм» стала самой популярной из татарстанских фильмов. В прокате на территории Татарстана ее за 394 сеанса посмотрел 8781 зритель (в среднем около 22 зрителя на сеансе). 306 сеансов фильма «Неотосланные письма» посетили 6029 человек. (около 20 зрителей на сеансе). Не самые радостные цифры. Получается и кино на татарском мало кому интересно?

Режиссер Ильдар Ягафаров видит в непопулярности татарстанских фильмов две причины – отсутствие сильной пиар компании и низкое качество кинематографа.

— Есть такая вещь, как сарафанное радио. Зрителя никак не обманешь, у кино есть технологические и драматургические законы или брендовые – какой режиссер снимал, какой актер снимался. Есть американское, российское, итальянское, французское кино. И когда мы видим татарский кинематограф, мы должны понимать, что уровень должен быть такой же. Если оно ниже, то мы должны объявлять, что это пробы пера. А когда мы выходим в прокат, такое уже не проходит. Прокат — как Олимпиада, международные игры, где зритель голосует рублем. Если хочешь выиграть, то должен снять хорошее кино. И зрителю не объяснишь, что снял кино на миллион рублей, и камера была не очень. То, что в татарском кинематографе можно было чудить в начале 2000-х, сейчас уже не пройдет. Кинематограф это такой орден, который повесили на грудь национальности, которая имеет место быть. Татары это народ, который достоин собственного кинематографа. Кинематограф это лакмусовая бумажка, показатель финансового благосостояния, это высшая точка культурной прослойки, ведь это очень дорого, — говорит режиссер.

Ильдар Ягафаров отмечает, что кино сейчас должно приблизиться к настоящему человеку. Экранизация одной лишь татарской классики не вызовет интереса у зрителя. По мнению режиссера, кино не должно решать проблемы продвижения и сохранения языка. Перед кинематографом стоят другие задачи:

— Кино это маленькая мечеть и церковь. Когда человек смотрит хорошее кино и выходит оглушенный идеей. Он понимает, что есть высшие силы, талант. Но отношения к тому, что люди начнут учить татарский, нет. Татарин должен понять, что он татарин. Потому у татарстанского кино более важная задача. Заявить, что есть татары на Земле. Ведь кино посмотрит американец, аргентинец, китаец. Он придет домой, а там татарский фильм, это реклама нас татар и Татарстана, что мы есть. Если мы это поймем, то будет круто, — уверен режиссер.

kazanfirst.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*