enrutat
Главная / Татарская идея
Татарская идея

Татарская идея

В сегодняшнем глобализирующемся мире у наций, особенно небольших, для самосохранения должна быть некая национальная идея.

У русских, например, есть «Русская идея». Она была выдвинута Ф. Достоевским, и заключалась в следующем: В материальном плане бедная и нищая Россия своей духовностью в будущем должна была спасти от гибели загнивающую европейскую цивилизацию, и русский народ-богоносец, объединившись со всеми народами, дожен был создать справедливое общество во всемирном масштабе.

Примерно, такую же идею, но интернациональную по форме, русскую по содержанию, хотел воплотить в жизнь и большевизм (русский коммунизм). У большевиков была разработанная идеология, включавшая историю КПСС, диамат и истмат.

Турецкая идея – это построение независимого, сильного государства, влиятельного среди восточных народов. Для этой цели использовалась идеология кемализма, которая представляла из себя доктрину, состоявшую из смеси идей турецкого национализма и солидаризма, в трактовке Кемаля Ататюрка. Эта идеология и сейчас лежит в основе турецкой конституции.
У евреев, на мой взгляд, главная идея – это духовно объединить мировое еврейство вокруг сильного Израиля и влиять на события в мире. Эта их мессианская направленность отражена и в Ветхом Завете, где сказано, что евреи должны быть учителями для всех народов мира, что евреи являются богоизбранным народом.

Хоть у Израиля и нет конституции, они осуществляют свою идею, благодаря своей древнейшей национальной религии и традициям, отраженным в Библии и Талмуде.
Главная идея англо-саксов – сохранять и укреплять в своих странах права человека и демократию и, будучи в этом отношении примером для всего мира, предлагать эти ценности другим народам.

У англичан также нет конституции, но у них существуют сильные культурная и демократическая традиции, идущие из глубины веков, согласно которым они и живут и получают неплохое воспитание. Вспомните хотя бы знаменитый на весь мир «английский характер».

На мой взгляд, благодаря именно этим двум древним и сильным национальным традициям (английской и еврейской) США сформировались на сегодня как сильнейшее государство в мире. К слову, нужно сказать, что подобный же симбиоз русских с евреями в Советском Союзе так и не получился, так как они оказались не равными партнерами. У русских не было и нет, как у англичан, исторически глубоких демократических традиций, а потому и СССР и «советский народ» быстро канули в лету.
Итак, а есть ли у татар национальная идея? Ясно, что теперешним татарам не до влияния на ход мировых событий. У них – другие заботы.

Думается, что наша главная идея – это идея национальной свободы. Назовем ее татарской идеей. Мы не хотим указывать миру, как он должен жить. Мы просто хотим иметь равные права с другими народами и самостоятельно управлять своей жизнью.

В условиях истинной демократии каждая нация (или этнос) может добиться национальной свободы и без построения своего независимого государства, например, как ее добились немецкий, французский и итальянский кантоны в составе Швейцарии как настоящей, а не декларативной Федерации.

Но ее невозможно достичь в составе унитарного государства или декларативной (ложной) федерации. В таком случае нация ставит своей целью создание независимого государства.

Для того, чтобы в будущем построить собственное государство, наша нация должна быть единой и крепкой. Для ее укрепления должна быть такая вещь, как национальная идеология, без которой не может существовать ни один народ, ни одно государство.

Перед тем, как рассуждать о том, какая у нас должна быть идеология, давайте, обратим наш взор на исторический опыт татар в этой области.

С завоеваний Ивана IV-го и до времён Ш. Марджани (сер. XIX века) антиколониальная борьба татарского народа шла под флагом ислама, и наша идеология формировалась на основе идеи религиозной свободы. В условиях патриархальной России лозунг мусульман был следующим: «1. Придерживаться кадимистского (ортодоксального) ислама. 2. Не давать образования женщинам; 3. Не принимать достижений европейской цивилизации (конкретно – русской культуры) и не учить русский язык». Такая установка для той эпохи сыграла свою положительную роль в борьбе против насильственной христианизации и русификации. А вот уже в XIX веке, когда в Россию начали проникать буржуазные отношения, и татарским предпринимателям необходимо было выдерживать конкуренцию с русскими, возникла потребность в новой идеологии.

Как раз в этот период Ш. Марджани выдвигает три новые идеи: 1. Развивать по-новому трактуемый и освобожденный от средневековых догм ислам, который бы не мешал усвоению всего нового (науки, искусств ит. Д.) и развитию татар в современных условиях; 2. Изучать татарский язык, историю своего народа и идентифицировать себя татарами; 3. Усваивать европейские достижения и осваивать русский язык.

Этот новый подход ясно отражен в его ниже приведенном высказывании: «Ислам не препятствует изучению иностранных языков и приобретению знаний… Но прежде всего необходимо хорошо понимать суть ислама, укрепить веру. Если вера будет крепкой, то лишь знание русского языка не принесет вреда. Но недопустимо обучение на русском языке, если человек не усвоил своего родного мусульманского (татарского) языка».

То есть, здесь Ш. Марджани предлагает своего рода новую идеологическую парадигму, состоявшую из трех элементов (принципов) или по-другому, триады:

1.Татаризации (татаризма), 2. Исламизации (исламизма) и 3. Модернизации (Усвоения достижений мировой цивилизации).

Он хотел видеть татар современным народом, способным конкурировать с русскими. А быть современным, на мой взгляд, – это, значит, быть способным идти в ногу со временем и в то же время не терять своего национального лица. Яркий пример современного народа – японцы.

После Ш. Марджани его идея триады была высказана мыслителями и других тюркских народов. Например, в 1905 году идею, состоящую из тех же трех элементов, в газете «Хаят» изложил азербайджанский ученый Хусейн Али. Он писал: «Мы, тюрки, должны верить в ислам, вдохновляться тюркскими чувствами и усваивать плоды европейской цивилизации». Его статья так и называлась «Тюркизироваться, исламизироваться, европеизироваться».

Затем, в 1923 году, турецкий социолог Зия Гёкалп, опираясь на те же три принципа, пишет и издает книгу под названием «Основы тюркизма».

Кемаль Ататюрк, обогатив содержание вышеуказанной книги своими собственными соображениями, создает идеологию кемализма. Но он очень жестко в этой идеологической триаде ограничивает принцип исламизма, и триада превращается в дуальность (остается лишь два принципа: тюркизм и модернизация.
Затем, в начале XXI века правительство Рэджэпа Эрдогана снова вводит в идеологию принцип исламизма и триада восстанавливается.
Я нахожу эту трехэлементную идеологию очень верной, так как триадичность свойственна законам бытия. Например, все объекты материального и духовного мира проявляют себя в трех ипостасях или измерениях. В физике – вода бывает в трех состояниях: как жидкость, лед и пар. В геометрии – у пространства есть длина, ширина и высота. В философии – тезис, антитезис и синтез. В обществе – элита, средний класс и основная масса народа.

А сейчас снова вернемся к татарской идеологии.

В 1917-18 годах татарской идеей было в качестве Татарской национально-культурной автономии войти в состав истинной Федерации, создание которой предполагалось в России. Но большевики, захватив власть, разрушили эти планы.

Затем, в 20-е годы ХХ столетия татарские коммунисты, опираясь на идею «национал-коммунизма» пытались добиться хотя бы какой-нибудь национальной свободы в рамках большевистского режима, но Москва в 1930 году перекрыла и эту отдушину.

По сравнению с сегодняшней татарской нацией, татарская нация времён Ш. Марджани и Г. Тукая была более единой и сильной. Тогда у татар был один язык (русскоязычных татар практически не было), одна религия (атеистов почти не было), в социальном плане они также были более едиными, так как богатые люди взвалили на себя многие социальные функции, относящиеся к жизни народа: строили и содержали мечети и медресе, создавали благотворительные фонды и т. д.
Татары советского периода также были более монолитными. Языковая ассимиляция тогда еще не зашла так далеко. Например, в 1953 году 95 процентов татарских детей в республике обучались в татарских школах. Вместо ислама татары были сконсолидированы коммунистической идеологией. В социальном плане общество также было более единым, так как зарплаты людей не особенно различались, не было теперешней пропасти между доходами.
Именно поэтому это монолитное общество, в котором лишь идея коммунизма была заменена идеей национальной свободы, добилось суверенитета.

В те годы использовались лишь два принципа идеологической триады: татаризм (национализм) и модернизация. Принцип исламизма остался в стороне.

Затем, когда у татар начинается эпоха капитализма, в обществе нарождается отнюдь не национальная, а компрадорская буржуазия и элита, и эти слои начинают отдаляться от народа.

С другой стороны, усиливается давление Москвы. Под влиянием этих факторов единство нации слабеет, и мы теряем суверенитет.

Сейчас же приоритет отдается модернизму и исламизму. Татаризм же или национализм со стороны Москвы сильно ограничивается, так как он обычно бывает тесно связан с идеей создания независимого государства.
Если взять сегодняшний день, то наша нация находится в очень разобщенном состоянии. 1. В социальном плане она разделяется на сверхбогатых и бедных. 2. В сфере языка существуют тоже два слоя: татароязычные и русскоязычные татары. 3. В религиозной сфере у нас есть, с одной стороны, мусульмане, связанные с мечетью, с другой – секулярная интеллигенция (Еще и среди самих мусульман есть деление на разные направления в исламе). 4. Извне есть попытки разбить татарскую нацию на отдельные этнические группы: кряшен, булгар и т. д.

Думается, что главную роль в преодолении этой разрозненности и консолидации нации должна сыграть идеология, опирающаяся на три принципа: татаризм, исламизм и модернизацию.

Эти три принципа, находящиеся в гармонии между собой, должны быть в сердце каждого татарина. Ничего нельзя будет сделать, опираясь лишь на один из них.

Например, на основе татаризма должны будут работать татарские школы, будущий Татарский университет, учреждения культуры, да и все госструктуры в целом. Этот же принцип помог бы нам преодолеть разрозненность и русификацию в языковой сфере.
На мой взгляд, одной из причин ухода части молодежи в радикальные исламские группы, является недостаточное развитие в Татарстане принципа татаризма. Скажем, молодой человек, совершенно не знающий татарского языка и культуры и у которого от татарскости остались только имя и фамилия, не чувствует себя настоящим татарином. Но в тоже время он и русским себя не считает. Но ему все равно себя надо как-то идентифицировать, и он начинает считать себя мусульманином. А довольно многие из таких русифицированных татар тяготеют к исламским радикальным группировкам, которые не придают никакого значения татарским языку и традициям.

А посему в Татарстане необходимо поднять татарские язык, дух и атмосферу на новую ступень. Речь идет, как писал Дамир Исхаков, о создании «высокой» татарской культуры.

Современная молодежь информацию черпает в основном из ТВ и электронных газет в Интернете. Они будут смотреть татарские передачи лишь в том случае, когда наше ТВ будет конкурентоспособным русскому. Почему бы нам на ТВ для участия в серьезных аналитических передачах, не приглашать глубоко и неординарно мыслящих ученых и экспертов? Что, у наших людей не хватит мозгов вести на татарском передачи наподобие «Поединок» или «Честный понедельник», ведущиеся на Центральном ТВ? Думаю, мозгов хватило бы. Просто, на нашем ТВ такие темы как политика, экономика, властные структуры – запрещены. Показывают в основном «развлекуху», так как наша правящая элита старается внедрить в сознание народа следующую мысль: «Мы не занимаемся политикой, для нас главное – экономика».

Хоть элита и отрицает политику, политика уже сама стучится в наши двери взрывами терактов, а наше руководство все равно долдонит, что мы – не политики. Раз наше руководство не захотело заниматься политикой, то ею при помощи терактов начали заниматься уже другие структуры.

Если дела и дальше так пойдут, вскоре нас и из экономики выдавят, а Татарстан превратят в Казанскую губернию.
Мне думается, поднятая антиисламская истерия и суматоха вокруг последних событий в Казани, все это может привести к описанному выше ходу событий.

Что касается языка, то некоторые татары говорят: «На кой ляд нашим детям татарский язык? На нем они не будут учиться в ВУЗах, делать бизнес и карьеру». Я бы им ответил так: «И у свиньи на ферме полно еды, там тепло и с крыши не капает. Она постоянно ест, уткнувшись в корыто, но никогда не видит красоту звездного неба, потому что она – свинья. Но мы-то – люди, не свиньи. И мы нуждаемся в этом звездном небе. Да, не спорю, нашим детям в татарской школе будет большая нагрузка чем в русской, но и развития души будет большим. У нас остается пока лишь один путь: учась в татарской школе, знать русский не хуже самих русских. Затем, насчет карьеры. Оба наших президента, и М. Шаймиев и Р. Минниханов, окончили татарские школы и сделали великолепные карьеры. Значит, дело не только в количестве изучаемых языков в школе, а в чем-то еще другом».

Хочется сказать еще об одном. Было бы неправильно, взвалить нелегкое дело татаризации лишь на плечи государства, а самим сидеть, сложа ручки. Этим делом должен заниматься каждый. Есть вещи, которые граждане могут осуществлять и сами. Например, в семьях разговаривать только на татарском, не поощрять, а ограничивать смешанные браки, не стесняться разговаривать со своим соплеменником по-татарски и среди русского окружения, в сфере торговли отдавать предпочтение тому продавцу, который обслужит вас по-татарски, татарскому бизнесмену, по возможности, брать в свою фирму больше татар, чтобы вести дела на родном языке, богатым татарам покупать квартиры и коттеджы , по возможности, не далеко друг от друга, чтобы постепенно превратить это место в татарский квартал, в котором было бы проще создать татарские детские сады, школу, а также мечеть.
Далее, татарский язык обычно больше звучит не на предприятиях или рабочих местах, а на национальных мероприятиях татар, начинающихся после работы или в выходные дни.

Татарский язык развивается и шлифуется в разговорах больше в национальных общественных организациях, мечетях, на концертах и праздниках. Раз так, то татары должны быть активными в этих сферах, больше общаться между собой. Желательно, чтобы дети, учась в русских школах, духовно не отрывались от родителей. Было бы хорошо. Если бы родители брали их с собой на различные мероприятия. Пусть татарские дети растут в гуще татарской жизни.

Что же касается принципа исламизма, то на его основе можно развивать и распространять то направление в исламе, которое будет укреплять нацию и создаст широкий слой мусульманской интеллигенции.

Не создав такой слой, очень трудно будет достичь «высокого» ислама. Большинство современной интеллигенции являются мусульманами лишь формально. Они называют себя «этническими» мусульманами. Образованный человек любит все постигать через законы науки, логики и философии, то есть, рационально. С такой же меркой он подходит и к исламу, поэтому, чтобы приблизить интеллигенцию к религии, татарский ислам помимо вопросов веры и поклонения, должен также повернуться лицом и к науке, логике и философии (Моя попытка осмысления ислама через философию отражена в моих статьях «Национальная идеология и религия» и «Почему нет мусульманской интеллигенции», которые можно прочитать в интернете).

Чтобы решить этот вопрос в практической плоскости, при каждой мечети должен работать мусульманский культурный центр. Там должны работать курсы татарского и иностранных языков, лекторий по исламской философии, культуре и исламскому искусству, различные кружки. Неплохо было бы там же расположить конференц-зал, спортзал, бассейн и кафе. В первое время туда начали бы ходить люди, не совершающие намаза (не молящиеся), но потом постепенно они бы начали посещать и богослужения.

Вот таким образом секулярные и религиозные слои нации начали бы сближаться.

Другая проблема – это противоречия между приверженцами традиционного татарского ислама и противостоящими ему сторонниками радикального ислама.

Например, в ваххабизме любой молодой мусульманин, прочитав лишь Коран и основные хадисы, имеет право самостоятельно судить обо всем на свете, даже о Пророке Мухаммеде. Ему никакой муфтий не указ. Он упивается этой свободой и самостоятельностью. Вот этот фактор и притягивает молодежь в радикальные организации.

А теперь посмотрим с этой точки зрения на молодого мусульманина традиционного ислама. Прежде чем высказать самостоятельное суждение по какому-либо вопросу, помимо знания Корана, ему необходимо изучить по этому вопросу мнение старшего мусульманина, затем – мнение имама, затем – муфтия, затем – мнение МВД и ФСБ. Вот эта вертикаль традиционного ислама и давит на мозг мусульманина, мешает ему свободно мыслить.

Наши муфтии постепенно превращаются в госчиновников. Сотрудничество муфтиятов с силовыми структурами даже рекламируется в газетах. Все это не придает им популярности в молодежной среде.

Я, конечно, за безопасность и за законность в обществе. Но надо во всем знать меру. У нас пока еще религия отделена от государства, по крайней мере, теоретически.

Таким образом, традиционный ислам во многом подмят государством. Ему как воздух необходима самостоятельность, иначе он, безусловно, будет проигрывать другим направлениям в исламе.

Радикальный ислам обычно свойственен социальным слоям, не обладающим необходимыми знаниями.

Радикалы (фундаменталисты) выбрасывают из ислама все, кроме теологии: исламскую философию, науку, искусство и мистику. Таким образом, все разнообразие, все богатство ислама и основные идеи Корана (познание законов бытия, творение добрых дел и построение справедливого общества) предаются забвению. А ведь дух ранней арабо-мусульманской цивилизации заключался как раз в разнообразии слагающих ее культур, религий и этносов.

На мой взгляд, общее отставание мусульманских стран связано у них с их низким уровнем культуры и науки. Они, даже получив независимость, не смогли воспользоваться одухотворенностью и свободомыслием ислама эпохи мусульманского Ренессанса. Отсюда не удивительно, что их госструктуры строились на основе грубой диктатуры (светского национализма) или узко понимаемой теологии (клерикализма).

Сегодня же, как грубая диктатура, так и узкая теология полностью исчерпали свой ресурс.

Недавно прошедшие арабские революции как раз и отражают то, что арабы сейчас стоят на распутье перед великим поворотом в своей истории.

Есть ли у нас, татар, подобная проблема? По-моему, нет, так как татарская нация еще во времена Ш. Марджани совершила свой поворот и идет вперед, согласно своей идеологии, опирающейся на три принципа. У нас нет, как у арабов, необходимости жить, бросаясь из одной крайности в другую.

Таким образом, в исламе современной татарской нации просматриваются три направления. Одно – это направление, которого придерживаются рационально мыслящие мусульманские интеллигенты, которых очень мало. Второго направления придерживаются традиционные мусульмане-ханафиты. Третье направление – это радикальные мусульмане.

Если традиционным мусульманам не хватает в мышлении самостоятельности, то радикалам – знание богатого наследия ислама и оценки его с интеллектуальной точки зрения.

Если мусульмане этих трех направлений будут чувствовать себя детьми единой татарской нации и если их споры и разнообразие мнений не будут приносить вреда нации, то такой исламизм или ислам можно назвать татарским и именно такой ислам нам нужен.

Под модернизацией надо понимать не только знание компьютера, английского языка, передовой науки и передовых технологий в промышленности. Под модернизацией надо также понимать и обновление социальной структуры общества (В модернизации по Д. Медведеву об этой ее ипостаси вообще мало что говорилось. Все свелось к технике, типа Сколково).

На принципе модернизации возможно сформировать средний класс как широкий социальный слой и на этой основе создать социальное единство нации. А с появлением большого среднего класса теперешний бандитский бюрократический капитализм начнет уступать место социальному или по-другому народному капитализму.

Кроме того, в истории средний класс во всех странах всегда считался самым национально ориентированным классом.

Может возникнуть вопрос, как можно употребить в реальной жизни эту идеологию, состоящую из трех принципов? Думается, что на основе этой доктрины можно построить систему татарских «джыйынов» («общин»), и они могли бы решать национально-культурные и некоторые социальные вопросы татарского народа.

Во главе каждого джыйына должны стоять три инициативных и авторитетных человека, избранных народом. Направление татаризма должен вести учитель или ученый, исламизма – мулла или человек, разбирающийся в исламе, направление модернизации – бизнесмен.

Джыйыны могут иметь связи с Всемирным Конгрессом Татар и с госорганами, но их руководители не должны превращаться в марионеток госаппарата, иначе идея рухнет на корню.

Вот такие джыйыны могли бы стать в жизни татар фундаментом для формирования национального гражданского общества и демократии (Для получения более полной информации о джыйыне в Интернете можно найти мои статьи «Татарская община» или «Татарская община как выход из тупика»).

В заключение статьи хочется сказать, что идеология, опирающаяся на три принципа, для нашей нации была бы оптимальной. Разработав ее конкретные аспекты, можно было бы написать и отдельную книгу.

Действительно, для татарского народа необходима ясная и компактная идеологическая доктрина, которая бы его консолидировала. Я уверен, что если мы все пойдем этим прямым и верным путем, то, несомненно, осуществим свою вековую мечту о достижении национальной свободы.

Автор: Рафаэль Мухаметдинов
Источник: altyn-orda.kz

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*