enrutat
Главная / В немецком лагере сталинградский фронтовик встретился с Мусой Джалилем
В немецком лагере сталинградский фронтовик встретился с Мусой Джалилем

В немецком лагере сталинградский фронтовик встретился с Мусой Джалилем

Военную биографию Калимуллы Аюпова в двух словах можно описать как борьбу за выживание.

На передовой он провоевал несколько месяцев, в ноябре 1941?го попав в плен. Несмотря на 96?летний возраст, фронтовик до сих пор в мельчайших подробностях помнит все ужасы нацистских лагерей и долгий путь домой.

На западном направлении

Боевой путь Калимуллы Аюпова начался в 1939 году на Дальнем Востоке. Паренек из татарского села Маляевка Ленинского района Сталинградской области попал служить на границу. В апреле 1941 года его дивизию перебросили на запад к румынской границе.

– В сентябре 1941?го нас ждала демобилизация, – вспоминает фронтовик. – Но этому не суждено было сбыться. 17 июня нас выстроили по тревоге на исходное положение, объяснив, что едем на учения. В субботу, 21 июня 1941 года, бойцы еще смотрели «Чапаева», а в четыре утра 22?го пограничников начали бомбить.

– Наше сопротивление оказалось слабее, – продолжает Аюпов. – Каждый город сдавали с боями.

Когда переправились через Днепр, поступил приказ идти на оборону Киева. Удерживали его почти месяц. За это время немцы заняли Полтаву. Наши части оказались в кольце.

– Кругом болота, – рассказывает Калимулла Садритдинович. – Наши бросали листовки со словами: «Мы находимся в окружении, выбирайтесь, как сможете».

Ноябрь 1941?го выдался дождливым и морозным. Шли через лед, шинели примерзали к телу. Группа молодого лейтенанта Аюпова из 12 человек наткнулась на немецкие засады. Холодные, голодные, они не смогли оказать сопротивления.

– С этого момента я считал себя обреченным на неволю, – повторяет ветеран.

Узники Демблина

На ночь пленных загоняли в бараки по 200 человек, а рассчитаны они были на 50. Там можно было только стоять, держа руки по швам. Тот, кто опускался на землю, уже не поднимался…

В этом сарайчике под Киевом они провели больше месяца.

– Кормить возили в поля, – рассказывает бывший пленник. – Вытаскивали картошку из?под снега, прямо с

грязью – в котел, потом – в каску вместо посуды. Если две картошки попадется, радуешься…

Из Киева пленных погнали в Житомир. Затем были Золочев, Варшава, Люблин. В 1942?м в Демблинском лагере Калимулла Аюпов встретил Мусу Джалиля.

– Услышал музыку и пошел на звуки, а там мужчина на расческе играет, используя ее как гармошку, – вспоминает ветеран. – Их человек 10?15 в отряде было – то танцевали, то песни пели. Я спрашиваю: «Вы кто?», он отвечает: «Муса». Я стоял и слушал, как поет он по?татарски.

В это время в Демблине начали формировать волжско-татарский легион «Идель-Урал». В особое подразделение вермахта входили представители поволжских народов СССР – татары, башкиры, марийцы, мордва, чуваши, удмурты. В первых же боях многие легионеры, завербованные против своей воли из числа военнопленных, переходили на сторону Красной Армии и армий союзников. Большой вклад в неприятие нацистских взглядов внесла подпольная организация во главе с Мусой Джалилем.

– Из строя отобрали 11 человек, там были мои товарищи, три чуваша и восемь татар. Думал, и меня заберут… – говорит Калимулла Садритдинович.

Долгий путь домой

Но ему суждено было оказаться во Львове. Там, договорившись во время работы с местным поляком, Аюпов совершил побег. Вместе с евреем, которому также помогал спасший его поляк, они больше полугода прятались от немцев.

Когда наши взяли Львов, явился в военкомат, чтобы не считали дезертиром. Теперь его отправили уже в советский лагерь, где, определив в помощники двух украинцев, поставили на заготовочные работы.

Однажды дали задание собрать 400 кг продуктов, но ошиблись, поставив лишний ноль на бумаге, и получилось четыре тонны.

– Задание перевыполнили, привезли четыре тонны, целый обоз, – улыбается Аюпов. – За это объявили благодарность.

Как бы сложилась жизнь дальше, неизвестно, но накануне очередной командировки органы НКВД забрали его на проверку.

– Один русский меня видел где?то и предал, рассказав, что я был в лагере, – вздыхает Калимулла Садритдинович.

Каждый день водили на допросы, где спрашивали одно и то же: «Почему попал в плен?», «Почему не покончил с собой?» После отправили в лагерь Харькова.

– Там я и встретил Победу. Радовался, как весь мир. Но радоваться нам суждено было в неволе. В июне 1945?го погрузили в эшелоны и отправили в Ленинабад. Конвоировали на работу и обратно в лагерь. И так два года без суда, без обвинения держали за колючей проволокой.

В 1947 году освободили по состоянию здоровья, дав бесплатный билет до дома.

Спустя годы Калимулла Садритдинович, воевавший на Первом и Втором Украинских фронтах в разведке, был полностью реабилитирован. Этот документ семья хранит до сих пор. Ужасы нацистских застенков испытали на себе сотни тысяч человек, они никогда не забудут тот день, когда их освободили, и слова: «Пленных нет, есть предатели…»

Ольга Бондарева, vpravda.ru

Фото автора

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*