enrutat
Главная / Возрождение татарского краеведения
Возрождение татарского краеведения

Возрождение татарского краеведения

Для татарского общества издавна был характерен интерес к локальной (местно-общинной, региональной) истории. Этот интерес на рубеже XIX –XX вв. у татар перерос в краеведческое движение, как известно, внесшее существенный вклад в становление национальной исторической науки. Многие видные татарские интеллектуалы, особенно историки (Ш.Марджани, К.Насыйри, Х.Фаизханов, Р.Фахреддин, Х.Атласи, Г.Ахмаров и др.) занимались изучением местной истории, черпая из нее информацию, дополняющую сведения письменных источников. Этот подъем татарского краеведения продолжался в стране вплоть до конца 1920-х годов и был прерван лишь в результате усиления сталинского тоталитаризма, что не случайно, ибо давно замечено, что свертывание демократии всегда приводит к ослаблению, а то и к полному исчезновению краеведения. Татары тут не были исключением, новый виток интереса к местной истории у них возродился только во второй половине XX века, но особенно заметным оно стало начиная с эпохи горбачевской перестройки, когда в стране произошла общая демократизация общественной жизни и вместе с ней усилилось краеведческое движение.

На сегодня благодаря усилиям краеведов-энтузиастов, а многие из них являются историками по образованию, хотя среди них есть и представители других специальностей, написаны и опубликованы десятки книг, сотни статей по локальной истории. В результате в научный оборот был введен большой объем ранее неизвестных исторических сведений, столь необходимый в новых условиях, когда происходит полное переосмысление истории татарского народа. Наши краеведы не ограничились изучением местной истории, некоторые из них издали даже работы по общенациональной истории, в том числе и подготовленные как учебные пособия.

Этот всплеск интереса к краеведению, изучению истории своих сел и деревень, районов, истории отдельных общин, семей, их генеалогий и т.д., сейчас стал одним из элементов современной жизни. Похоже, что в ближайшем будущем вал краеведческих публикаций у нас будет только расти, ибо в краеведческое движение вовлекаются все новые люди, не исключая и наших состоятельных сородичей, активно спонсирующих труды по краеведению.

Безусловно, рост у татар массового интереса к национальной истории, к ее локальном особенностям, явление положительное, свидетельствующее об укреплении у них национального самосознания, чувства патриотизма и гордости за деяния своих предков. Без этих составных трудно представить как дальнейшее развитие татарского этноса, так и формирование российского гражданского общества.

Однако, если бы мы акцентировали внимание только на положительных сторонах современного татарского краеведения, это была бы односторонняя оценка данного феномена. Надо прямо сказать, что рост интереса к изучению локальной истории в условиях, когда обновленная общенациональная история татарского народа еще полностью не подготовлена, приводит и к ряду негативных явлений. В чем они заключаются?

Прежде всего, краеведы зачастую не принимают во внимание новейшие академические исследования, из-за чего локальный исторический материал приобретает одностороннюю трактовку. В частности, это касается ряда работ по сибирским татарам, в которых есть местный материал, но многочисленные исторические, в том числе политические и культурные связи сибирских татар с другими этническими группами татарского народа начиная с средневековья, прописаны недостаточно. Похожая картина, но уже по другим причинам, наблюдается при изучении проблем формирования группы крещеных татар (кряшен), когда иные «патриоты» из кряшен вместо анализа, основанного на исторических, этнологических и лингвистических данных, прибегают к мифотворчеству с целью обоснования явно ошибочной идеи о глубокой древности «кряшенского народа». Встречаются и другие, характерные для краеведов, недостатки. Например, при изучении истории татарских селений в восточных районах Татарстана и западных районах Башкортостана, а также некоторых других зон Приуралья, краеведы, встречаясь с характерными для письменных источников XVII-XIX вв. терминами «башкиры», «башкиры-вотчинники», зачастую упускают из виду что эти категории далеко не всегда являлись этническими обозначениями, будучи специфическими этносословными понятиями, которые без должного анализа нельзя связывать напрямую с современными этносами. Также обстоит дело и термином «ясачные чуваши» письменных источников XVI-XVII вв., относительно этнического содержания которого применительно к ареалу Среднего Поволжья среди ученых до сих пор идут дискуссии, из которых следует, что это обозначение применялось не только по отношению к этническим чувашам, но и к ясачным татарам. Поэтому, если краеведы без глубокого понимания исторических реалий, которые скрываются за этими понятиями, перенесут их при написании краеведческих работ на нынешние этносы, это будет грубой ошибкой. Такие искажения истории далеко не безобидны, ибо впоследствии они могут оказать искажающее влияние на историческое сознание народа, что способно оказать отрицательное влияние на национальную идентичность.

С другой стороны, при написании академических трудов по истории татарского народа, историки-профессионалы, которым иногда не хватает местного материала при трактовке исторических событий локального характера, могут при их объяснении пойти путем схематичного изложения этой истории. Скажем, несмотря длительное изучение истории Касимовского ханства, из-за недостатка источников, до сих пор остаются точно не установленными его границы и не вполне ясно, входили ли все группы татар-мишарей в его состав, если не входили, то к какому государству они относились в период татарских ханств. Из-за этой неопределенности время от времени у иных «патриотов», на этот раз из числа татар-мишарей, возникает стремление сконструировать отдельный «мишарский народ». Между тем, по недавнему опыту мы знаем, что такие тенденции в определенных условиях, как это было, например, накануне переписи 2002 года, могут специально подогреваться нашими недоброжелателями.

Но и в целом вопрос о соотношении общенациональной и локальной частей академических трудов по истории татарского народа остается все еще полностью не решенным. Одна из причин такого положения – в плохой доступности для историков из академических учреждений, расположенных в г.Казани, краеведческих трудов, «оседающих» в местах их издания, в том числе и из-за того, что система сбора и накопления таких работ в Татарстане на сегодня отсутствует. Именно поэтому материалы, собранные краеведами, в научный оборот вовлекаются не в полной мере.

Важно также отметить, что в подготовленных недавно концептуальных основаниях (так называемый «Историко-культурный стандарт») будущего комплекса учебников по отечественной истории, материал по татарам далеко не полон. В этих условиях возникает задача дополнения недостающих данных по истории нашего народа в учебных курсах по отечественной истории в виде регионального (краеведческого) их составного. Это тем более так, когда федеральные разработчики названного выше концептуального документа не смогли полностью решить проблему соотношения общегосударственного и локально-регионального компонентов учебного материала по отечественной истории. Нам, татарам, учитывая такое положение, надо активнее продвигать в этих курсах сведения из нашей истории. Благо, она тесно связана с русской историей, чем могут похвалиться далеко не все народы РФ.

Таким образом, к настоящему времени созрели проблемы как научно-методического обеспечения подготовки краеведческих исследований, так и использования достижений краеведов в фундаментальных работах по истории татар, а также в системе общего образования. Возникает вопрос, что же делать, чтобы эти проблемы решить?

Думается, что татарскому краеведческому движению необходимо придать институциональный характер, с одновременным обеспечением его связи с татарстанскими академическими учреждениями, занимающимися изучением истории и культуры татарского народа. Фактически таким образом речь идет о выходе исторических исследований по татарскому народу на новый организационный уровень. Исполком ВКТ, анализировавший этот вопрос в ходе своего декабрьского заседания, пришел к выводу о целесообразности конкретных мер в этом направлении.

Во-первых, это создание во всех регионах компактного проживания татарского населения краеведческих организаций, с созывом в феврале 2014 года в г.Казани съезда татарских краеведов с тем, чтобы на этом форуме учредить «Всетатарское общество краеведов».

Во-вторых, это привлечение к организации данного съезда Института истории им.Ш.Марджани АН РТ, образовав в этом академическом учреждении специальное подразделение, способное стать научно-методическим центром краеведческих исследований. При этом предполагается, что ближайшей целью таких исследований будет создание фундаментальной многотомной «Истории татарских сел и деревень» (напомню, что сейчас в РФ таких населенных пунктов насчитывается 4300).

В-третьих, на данный форум из регионов следует привезти все издания краеведческого характера для того, чтобы при Институте истории им.Ш.Марджани АН РТ образовать книжный фонд краеведческой литературы по истории татарского народа.

В-четвертых, на указанном съезде, где будут приняты учредительные документы «Всетатарского краеведческого общества», следует рассмотреть и программу его деятельности на ближайшие годы. В ходе подготовки этих документов нужно также учесть необходимость написания краеведческих пособий по истории татарского народа, которые могут быть использованы в общеобразовательных школах при преподавании курса отечественной истории как дополнительный учебный материал.

Дамир Исхаков, доктор исторических наук,
руководитель Центра этнологического мониторинга
Исполкома ВКТ

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*