enrutat
Главная / 60 лет Хание Фархи: «Люди, когда берут в руки книгу «Хания», начинают плакать»
60 лет Хание Фархи: «Люди, когда берут в руки книгу «Хания», начинают плакать»

60 лет Хание Фархи: «Люди, когда берут в руки книгу «Хания», начинают плакать»

«НЕСКОЛЬКО РАЗ ОТКАЗЫВАЛАСЬ БРАТЬСЯ ЗА ТАКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ, НО ПОТОМ ВСЕ ЖЕ СДАЛАСЬ»

 — Айгуль, вы автор книги «Хания» о певице Хание Фархи. Почему решили свое произведение посвятить популярной артистке, которая ушла от нас без малого три года назад?

— Выпустить такую книгу не моя идея. С инициативой выступила семья покойной, она обратилась ко мне. Зная, что это непростое дело, очень ответственное, несколько раз отказывалась браться за такое произведение, но потом все же сдалась. Супруг Хании Габдулхай-абый до меня обращался к нескольким журналистам, но почему-то все сказали, что в Челнах живет такая писательница Айгуль Ахметгалиева, она, дескать, сможет написать. Сразу трое коллег позвонили, сказали, что дали Габдулхаю-абыю мой телефонный номер, мол, не удивляться, если наберет. Почему они меня назвали, не могу даже предположить.

— Возможно, вы были фанаткой Фархи?

— Я очень уважаю ее творчество, но с ней особо не общалась никогда. Единственная наша встреча состоялась у нее на квартире в Набережных Челнах, это было, наверное, в 2002 году, я пришла брать интервью для журнала «Майдан», получилась очень теплая беседа, и статья вышла такая душевная. Кроме этого, никогда ни с ней или ее семьей не доводилось общаться.

— Но все же решились взяться за книгу.

— Да, ведь несколько раз обращались, не хотелось отказывать людям, раз они такие надежды возлагают на меня. Что это будет не просто, знала изначально, потому и не хотела браться. Но потом, повторяю, подумала, что некрасиво людям отказывать, ведь кто-то должен был это делать.

— Какие имелись трудности в процессе работы над книгой?

— Главная сложность — ограниченность во времени. Предложение поступило осенью 2017 года, сказали, что к дню рождения певицы, маю 2018-го, книга должна быть завершена. Тогда мне казалось, что до мая еще далеко, но потом, когда приступила к написанию, сообщили, что к марту весь материал уже должен быть собран. Все потому, что книгу должны были выпустить в мае и раздавать всем, кто придет на памятный концерт, посвященный Фархи.

Над книгой работала не только я, но и еще журналист из «Ватаным Татарстан» Габдельбар Ризванов, он собрал все интервью с певицей, фотографии, а я взялась за написание повести, которая вошла в книгу, получилось солидное издание. Его назвали  «Онытылыр димә…» («Не говори, что забудется…») — это строка из песни артистки, книгу действительно получили все зрители, пришедшие на концерт. Тираж был небольшой. А потом очень много людей обращалось ко мне в социальных сетях, что хотят прочесть повесть «Хания», которая была в «Онытылыр димә…», но не могут ее найти. Я, попросив разрешения у Габдулхая-абыя, потом издала отдельной книгой за свой счет. После этого меня стали везде приглашать на творчески встречи, наверное, все библиотеки объездила, звали, просили рассказать о книге и Фархи. Хотя какой-то специальной презентации не было.

«За одним столом собрались участники ансамбля «Лэйсан», в котором она выступала, это уже были седоволосые мужчины, они делились воспоминаниями 30-летней давности, помогли с фотографиями» (Москва, 2017 год)

«ВЫРОСШИЙ ЗДЕСЬ ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ БЫТЬ «НОРМАЛЬНЫМ»

— И как вы решили вопрос ограниченности во времени?

— Сложность в том, что за короткий период нужно было изучить жизненный путь героя произведения, для этого пришлось ехать на родину Фархи в деревню Верхняя Салаевка Татышлинского района Башкортостана. Для того чтобы рассказать о ее юности, ездила в Москву, за одним столом собрались участники ансамбля «Лэйсан», в котором она выступала, это уже были седоволосые мужчины, они делились воспоминаниями 30-летней давности, помогли с фотографиями. Много общалась со знакомыми певицы, соседями в Казани, Набережных Челнах, одноклассниками, сверстниками, с которыми она росла.

Вот так постепенно перед глазами складывался жизненный путь моей героини. До марта оставалось очень мало времени, не скажу, что 24 часа в сутки, но трудилась не покладая рук, занималась только этим произведением, чтобы успеть к намеченному сроку.

— И как вам родные края Фархи в Башкортостане?

— Когда я туда приехала и увидела красоту местной природы, то подумала, что родившийся и выросший здесь человек не может быть «нормальным», так как у этой заброшенной деревни волшебный вид, весной, наверное, кругом цветет белая черемуха, рядом с картофельными полями чистейшее озеро, его местные называют прудом. На другом берегу начинается таежный лес, тень от которого падает на пруд. Удивительные сосны, ну все просто чудесно, словами не передать.

Сестра моей героини Фируза рассказала, что летом тут рядом с садом растет земляника. Об этом и сама Хания пишет в своих воспоминаниях, что мама ставила самовар, а они выходили и возле собирали к чаю ягоды. У родившегося здесь человека обязательно в душе или моң, или поэзия поселится. У них очень много гармонистов было, наверное, люди здесь жили гармонично с природой, там много родников имелось, такое единство человека с окружающей средой. Вы, наверное, обращали внимание, что в песнях Фархи слышится и журчание родника, и шум берез. Может, выпускники консерваторий поют как положено, но у Хании была своя особенность. Звуки природы присутствовали в ее голосе. Потому, я считаю, первое, что оказало влияние на творчество певицы, — это природа родного края.

Хания и сама рассказывала, подобное есть в ее воспоминаниях, что, когда приезжала в родную заброшенную деревню, видя фундаменты разрушенных домов, плакала, обнимала березы и плакала, пела. Думаю, исчезновение родной деревни было ее незаживающей раной. Артистка часто о том говорила и со сцены, мол, ее деревни уже нет, но все равно туда возвращается, березки встречают и провожают, вот эту трагедию она выражала и в песне.

— С мамой Хании вы общались?

— Да, Фания-апа, слава богу, жива-здорова.

— Это от нее передалась дочери любовь к песне?

— Отец певицы Фархлислам был гармонистом, Хания и сама говорила, что у нее папин характер, возможно, и моң передался от него. А мама — яркий образец татарской женщины: терпеливая, стойкая к трудностям. При своей жизни она похоронила четырех детей. Я не видела, чтобы Фания-апа громко плакала, может, всякое случалось, мы ведь там были лишь гостями, но все хранит внутри себя.

«Мама — яркий образец татарской женщины: терпеливая, стойкая к трудностям. Я не видела, чтобы Фания-апа громко плакала, может, всякое случалось, мы ведь там были лишь гостями, но все хранит внутри себя»

 «У ХАНИИ БЫЛО МУЖСКОЕ УПРЯМСТВО, СТРЕМЛЕНИЕ ВСЕ ВРЕМЯ ИДТИ ВПЕРЕД»

— В чем феномен популярности Фархи? Ведь есть певцы с академическим образованием, более серьезными вокальными возможностями…

— Я на этот вопрос стала искать ответ сразу же, как приступила к работе над книгой, даже после ее завершения частенько задумывалась, да и сейчас, когда прошло три года со дня смерти Хании, о том думаю. Почему люди, когда берут в руки книгу «Хания», начинают плакать? Я не знаю тайну этого феномена. Думаю, наверное, все из-за того, что сама певица была открыта людям, любила их, жизнь, вот эта любовь озаряла ее лик. Хотя у нее в жизни случилось очень много печального, часто приходилось плакать. Горе потери родных. Как-то при подготовке к концерту Хание сообщили, что брата убили, вонзив в сердце нож, или перед самым выходом на сцену стало известно, что старшего брата сбила насмерть машина. А она выходила к зрителю, улыбаясь, зная, что людям нет дела до ее братьев, они купили билеты на концерт, и пела! Откуда брала силы? Думаю, что любовь к зрителю — это первое требование к себе. И он отвечал певице взаимностью, любил ее такую, какая она есть. Возможно, подобное было эхом той ответной любви слушателей.

— Люди со стороны считали Ханию везунчиком, которой все легко достается. Но это не так?

— Если бы она была сейчас жива и вы бы сами ей задали вопрос «Являлась ли ваша жизнь легкой?», то певица, сперва посмотрев вам в глаза, улыбнулась бы, а потом сказала бы, что нет. Представьте себе, она родилась в нищей деревне в период, когда у людей не было одежды, в школу ходили в соседнее село, тогда ведь никаких автобусов не имелось. Ее испытания начались со школьных лет. Потом отправилась в Москву, город, где Фархи никто не ждал, не было поддержки. Там жила родная сестра матери — это единственная опора, думаю, здесь было певице нелегко. Приехав в Москву, она устроилась на фабрику, работая за станком, пела, ее душа тянулась к сцене. В ту пору также никто не поддерживал Ханию, она, возвращаясь с работы в электричке, брала в руки гармонь и вместе с подругами исполняла татарские песни. Везде, где были татарские кружки, находила их, подключалась. Вот это упрямство, наверное, и двигало ею. Стремление к достижению цели.

Сколько раз Фархи не принимали в вуз, музыкальное училище, другой бы на ее месте махнул рукой, сказав: «Все, из меня певца не получится». И пошел бы работать на ту же фабрику или освоил бы другую профессию. У Хании было мужское упрямство, стремление все время идти вперед. У нее распадается первая семья, она попадает под сокращение в Тинчуринском театре. Как говорят ее коллеги, для певицы это стало ударом, она тяжело переживала увольнение.

— А ведь рассказывали, что Фархи была хорошей драматической актрисой.

— Да сейчас так пишут, но я ничего не могу сказать, так как не жила в ту пору, не видела своими глазами. Главное, что эти трудности не сломали Ханию. Аллах ведь все делает во благо человека, возможно, останься она там — и мы не увидели бы великую певицу. Профессия актрисы помогла ей в дальнейшем, она никогда не забывала, что является драматической артисткой, в каждой своей песне входила в образ. Потеря близких, развод — большая трагедия для женщины. А Фархи все это преодолела, значит, ее сила духа была крепкой. Всякие, наверное, случались моменты в жизни, трудно сказать, мы не знаем, все может ведать только один Аллах.

Сестренка Фируза, Фания-апа и Хания

«ЧУЖАЯ СЕМЬЯ — ЭТО СВОЕОБРАЗНОЕ ЧУЖОЕ ГОСУДАРСТВО»

— Была ли певица счастлива в семье?

— На этот вопрос только она сама могла бы дать ответ. С одной стороны, наверное, была счастлива: у тебя полная семья, двое здоровых дочерей, рядом внуки… У нее, если помните, имелась даже концертная программа под названием «Бәхеткә түзеп кара» («Попробуй выдержать испытание счастьем»). Не знаю, выдержала ли Фархи это испытание или нет, на данный вопрос только она сама могла бы дать ответ. Я много общалась с Габдулхаем-абыем, который всегда был опорой для Хании. Часто приходилось про него слышать, что он, дескать, суровый, но, каким бы ни являлся, все говорят, что на концертах все делал для того, чтобы облегчить ее жизнь, стоял за сценой. Габдулхай-абый был для Фархи опорой как для певицы, так и в семье. А так в каждой семье, наверное, всякое случалось, на подобное у меня нет информации, возможно, такого и не надо знать. Чужая семья — это своеобразное чужое государство, наверное, многое осталось между ними. Так и должно быть.

— О вредных привычках певицы любили судачить.

— Всякие сплетни мне и самой приходилось слышать, но я в самом начале повести написала, чтобы не искали в книге каких-то интриг. Безгрешных людей ведь нет, я привела притчу о пророке Гайсе — Иисусе Христе, помните, как к нему привели блудницу и хотели закидать ее камнями, на что он сказал: «Пусть в нее кинет первым камень тот, кто сам без греха». Никто не посмел этого сделать, даже сам пророк. Я привела данную притчу и сообщила, что сплетен в книге нет и не надо их искать. Так как писать о том, чего я лично не видела, своими ушами не слышала, и опираться на чьи-то слова… А затем все бы ссылалась на меня. Потом, представ перед Аллахом, за все это пришлось бы мне держать ответ.

Хания в училище

— Были ли у Фархи близкие друзья?

— Я общалась с Гульшат-апой из Нефтекамска, они дружили с юности и до конца жизни. А так, сказать, что вот этот был близким другом… Боюсь ошибиться, все говорят: «Я была лучшей подругой Хании». Так почти все артисты отвечали, что она только им говорила красивые слова, рассказывала свои тайны. Но думаю, что Гульшат-апа была схожа с ней по характеру, до сих пор общается с дочерьми, внуками Хании, если нужно присмотреть за детьми, приезжает из Нефтекамска в Казань. Не она ли самая близкая подруга? Они не из одной деревни, друг с другом познакомились во время гастролей, муж Гульшат-апы был когда-то одноклассником певицы. Она сама не артистка, но когда берет в руки гармонь, исполняет песни из репертуара Фархи, то возникает ощущение, что не все артисты могут так хорошо петь.

— Не секрет, что у популярного человека есть не только друзья, но и завистники…

— От многих слышала, что Хания никогда и ни про кого ничего плохого не говорила. Когда собирались в узком кругу и начинали сплетничать, она вставала и уходила. Если что-то спрашивали, отвечала: «А тебе это надо?» Все свои рты тут же закрывали. О таком мне сказали и в Башкортостане, и соседи в Челнах, друзья в Казани, коллеги по театру. Я думаю, раз сама ни про кого ничего плохого не говорила, то ни с кем в конфликты не вступала. Наверное, и завистникам отвечала улыбкой.

«В песнях Фархи слышится и журчание родника, и шум берез. Может, выпускники консерваторий поют как положено, но у Хании была своя особенность. Звуки природы присутствовали в ее голосе. Потому, я считаю, первое, что оказало влияние на творчество певицы, — это природа родного края»

«ХАНИЯ МОГЛА ДАЖЕ ПЕСНЮ ИЗ ТРЕХ КУПЛЕТОВ ПРЕВРАТИТЬ В ЦЕЛЫЙ СПЕКТАКЛЬ»

— Как к ней относились коллеги-артисты? Насколько я знаю, Альфия Авзалова говорила, что Хания будет ее преемницей.

— Да, такое приходилось слышать, но музыканты из группы Фархи, как только заходил разговор о ней как певице, на первом месте видели ее человеческие качества. Она никогда не ставила на первую строчку себя, на всех гастролях первым делом спрашивала: «А есть ли где остановиться моим ребятам, будете ли их кормить?» Когда артистку вместе с мужем приглашали на банкет после концерта, она первым делом спрашивала, где будут ее ребят кормить, все время переживала о группе. Они относились к ней как заботливой маме. Что касается манеры исполнения, то ребята сами удивляются, как Хания могла даже песню из трех куплетов превратить в целый спектакль, в каждой композиции входит в новый образ, они поражались ее артистизму, стремлению находить что-то новое.

— Как вы думаете, есть ли сейчас преемники теперь уже у самой Фархи на эстраде. 

— Я вам еще раз хочу сказать, что не была фанаткой Хании, да, уважала ее как певицу, композиции звучали в машине, частенько ходила на концерты. Я вообще считаю, что нельзя поклоняться кому-либо, только Аллах достоин поклонения. Я уважала Фархи как личность, как человека, который по всему миру пропагандировал татарскую песню, служил миллионам соплеменников. Это была ее миссия, большая работа.

После смерти Хании стали появляться певицы, которые пытались исполнять в ее манере, так же одеваться, может, делали это с благой целью, чтобы композиции не забывались, но ведь и две капли воды полностью не похожи друг на друга. Поэтому до сих пор таких, как она, нет, нет и нет. Возможно, есть те, кто поет в 10, 100 раз красивее, чем Фархи, может, и внешний вид краше, но таких, как она, нет. Ее волшебная улыбка, умение держать зрителя… Другой такой не будет. Ей ведь и каких-то титулов, наверное, не надо было. Например, возьмем Туфана Миннуллина: как только мы произносим его имя, знаем, что он народный, лауреат многочисленных премий, но перед глазами встает Туфан-абый со своими очками с толстыми линзами, мудрым лицом. И когда народ слышит имя Фархи, то представляет не ее регалии, а саму певицу, стоящую на сцене с распростертыми руками.

— Как вы думаете, за три года, которые прошли со дня смерти Фархи, ее имя было достаточно увековечено?

— Семья издала книгу, организовала концерты, заявляли, что хотят дать имя улице, не знаю, чем это все закончилось. Говорил ведь великий Тукай: «Бармыни бездә, гомумән, чын кеше кадерен белү? Без аны кайдан белик, мескен үлеп аңлатмагач» («Да разве мы таких людей умеем уважать? Об этом он ни слова нам при жизни не сказал»). После смерти человека должно пройти много лет, чтобы он был по достоинству оценен. А вот в памяти народной Фархи живет, хоть и прошло уже три года, народ ее не забывает, есть группа любителей песен артистки. Мне во «ВКонтакте» все время пишут, спрашивают, где можно купить книгу «Хания». У меня у самой осталось всего около 20 экземпляров.

Айгуль Ахметгалиева: «Про певцов никогда не писала литературных произведений, хотя во время работы в журнале «Мәйдан» общалась с артистами очень часто, брала у них интервью, там выходили статьи о деятелях искусств»

Айгуль Ахметгалиева: «Про певцов никогда не писала литературных произведений, хотя во время работы в журнале «Мәйдан» общалась с артистами очень часто, брала у них интервью, там выходили статьи о деятелях искусств»

«СЫРЬЕ ДЛЯ МАТЕРИАЛА ВЗЯТО ИЗ ЖИЗНИ, ПОТОМ УЖЕ ОБОГАЩАЕШЬ ЕГО СВОИМИ ФАНТАЗИЯМИ»

— «Хания» — это повесть, то есть художественное произведение?

— Больше документальная повесть, но для того, чтобы сделать ее ближе к народу, я постаралась осуществить все в рамках литературного жанра. Хочу рассказать вам интересную вещь. Когда только приступала к книге, в голову пришло: а давай начну ее с того, что Хания перед смертью приезжает в родную деревню. Вытаскивает из кармана четки, которые взяла у мамы, и перебирает. Это рожденный у меня в голове образ. И тут они рвутся, бусинки рассыпаются по траве, и в моей повести Фархи успевает собрать только 57 бусинок — по количеству прожитых лет. Удивительное дело: когда я завершила книгу и поехала на творческую встречу в родной район певицы, там присутствовала сестра Фируза, она рассказала, что Хания-апа, приехав к маме, взяла ее четки, которые всегда были с ней. Я просто поражена: как это так, образ, родившийся у меня в голове, существовал на самом деле.

— Вы журналист, драматург, автор текстов к песням.

— Но про певцов никогда не писала литературных произведений, хотя во время работы в журнале «Мәйдан» общалась с артистами очень часто, брала у них интервью, там выходили статьи о деятелях искусств.

Книга «Кичке таң» («Вечерняя заря») рассказывает о врачах РКБ

— Сейчас что пишите?

— Говорят же: хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах, поэтому не хочется кричать о том, что начала, а вот после того, как опубликуешь, книга попадет в руки читателя… Я пишу документальную вещь, посвященную 100-летию ТАССР, про своего односельчанина Фарселя Зиятдинова, документальную повесть «Дулкыннар» («Волны»).

Книга «Кичке таң» («Вечерняя заря») рассказывает о врачах РКБ. По-моему, в 2016 году им вручали премию «Ак чәчәкләр», и там одна бригада делала операцию на голову беременной женщине, пострадавшей от инсульта. Они вылечили ее и ребенка 28-недельного смогли спасти. Это бригада нейрохирургов под руководством Тимура Альбертовича Бикмуллина. Я после общения с ними, склоняя голову перед их работой, написала повесть «Кичке таң», она буквально недавно увидела свет.

— То есть вы в основном пишете, опираясь на реально происходившее в жизни.

— Да, сырье для материала взято из жизни, потом уже обогащаешь его своими фантазиями, украшаешь.

Айгуль Ахметгалиева (Айгөл Габдулла кызы Әхмәтгалиева (Муллагалиева) — писатель, драматург, журналист, редактор.

Родилась 27 ноября 1973 года в селе Старое Сафарово Актанышского района ТАССР.

1980–1990 — учеба в Качкинской средней школе Актанышского района

1990–1995 — учеба на факультете татарского языка, литературы, истории и восточных языков Казанского государственного университета.

Работала в гимназии №10 учителем, корректором в газете «Мәгърифәт», после перезда в автоград трудилась корреспондентом газеты «Нур», преподавала в Набережночелнинском государственном педагогическом институте. Был руководителем литературного отдела журнала «Мәйдан», редактором отдела в журнале «Казан утлары». В настоящее время ответственный секретарь журнала «Мәйдан».

Автор множества произведений, часть которых переведена на русский и турецкий языки.

С 2007 года — член союза журналистов РТ, с 2009-го — союза писателей РТ.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*