enrutat
Главная / 70 лет со дня гибели поэта–героя Мусы Джалиля и его сподвижников.
70 лет со дня гибели поэта–героя Мусы Джалиля и его сподвижников.

70 лет со дня гибели поэта–героя Мусы Джалиля и его сподвижников.

Сегодня я была в Плётцензее… я не могу не ходить туда… Вовсе не обязательно, чтобы это был день рождения Джалиля или кого-то другого… Но именно сегодня я не могла не пойти туда… День смерти этих одиннадцати верных сынов татарского народа несет для меня какой-то сакральный смысл… В последние годы было много пены вокруг имени и самого Джалиля, и остальных членов подполья, отдавших жизни в этом страшном месте… Но пена спадает, остается чистая вода… Есть, увы, недалекие люди, которые ставят под сомненье честь и совесть этих людей… наверное, собственная мелкая душонка не дает им покоя, вот и пытаются очернить имена тех, кто уже никогда сам не сможет за себя постоять… Но на защиту встают и стихи Джалиля, и те, кому небезразлична их судьба. «У совести вариантов нет» — эти слова Туфана Миннуллина здесь, в Плётцензее, приобретают особый, законченный и совершенно четкий смысл. В час истины эти люди вариантов не выбирали, ибо совесть, она, или есть, или ее нет. Они ушли в мир иной с чистой совестью. А я иду, молча по каменным плитам внутреннего дворика к каземату, где оборвалась их жизнь, мысленно уносясь в то августовское утро, и представляю, как они шли по этим плитам, переступая босыми ногами… как потом пели песню на татарском… Я подхожу к стенду с портретами Джалиля и Алиша, провожу рукой по стеклу, словно хочу сказать: «Здравствуйте, мои родные. Я пришла к вам, к вам SDC12971[+]всем, ко всем одиннадцати»… Еще раз прочитываю написанные там строки, которые читала уже много раз… и все равно читаю еще… а потом прохожу в каземат, где когда-то стояла страшная, адская машина… пол в этом месте до сих пор, даже через 70 лет, красноватый… Молча, читаю про себя молитву и прошу, обращаясь к Аллаху, чтобы он был к ним милостив… медленно ухожу, мысленно сказав: «До свидания, мои дорогие, до следующего раза…»
На фотографии — Фарит Баталов, племянник Абдуллы Баттала, был несколько лет назад в Берлине, и мы ходили с ним в архив ЗАГСа Шарлоттенбург получать свидетельство о смерти его дяди. И вот здесь мы с этим свидетельство, справа — сотрудник архива, оформивший нам этот документ… на четвертом фото — фамилии всех казненных…
Венера Вагизова

 

 

 

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*