enrutat
Главная / Будни австралийского имама
Будни австралийского имама

Будни австралийского имама

Что такое толерантность, он понял именно там, хотя за год этого слова ни разу не услышал.

Он настолько отвык от российских дорог, что на днях, выехав задним ходом со двора, остановился в недоумении: какую полосу занять, чтобы пропустить встречный автомобиль? Благодаря этой-то остановке корреспонденту «ВК» и удалось встретиться в Казани с имамом татарской общины Южной Австралии Булатом Ишмухаметовым, известным казанцам в качестве тележурналиста. А он рассказал об открытии Татарского дома на Зеленом континенте и толерантности по-австралийски, а еще признался, что за год соскучился по сосискам и конской колбасе и научился мыть… мусор.

Австралийские татары несколько лет обращались в ДУМ РТ и казанский Кремль с просьбой прислать в мусульманскую общину имама и учителя. И выбор пал на Ишмухаметова — правнука указного муллы Дрожжановского района, отучившегося в исламском и педагогическом вузах. Новоиспеченный имам с женой и сыном улетел к месту работы в июле 2013-го, попав из 30-градусной российской жары в австралийскую зиму.

О холодах и теплом приеме

«…Приехали в самую холодную ночь. Температура в Аделаиде (столица штата Южная Австралия. — И.П.) упала до плюс трех градусов. Казалось бы, разве это зима?.. Но представьте себе наш октябрь, постоянные дожди, сырость, пронизывающий холод. И в доме тоже не согреешься — центрального отопления нет! Топить — дорого, поэтому ходишь в двух свитерах, а спишь под двумя одеялами, — вспоминает Ишмухаметов. — Жили надеждой на потепление, а потом и не заметили, как пришло лето. К декабрю».

Посланцев с исторической родины австралийские татары приняли хорошо, поначалу даже с продуктами помогали. Выбор в магазинах хоть большой, но аналог привычным для казанцев продуктам найти непросто: берешься готовить суп-лапшу — тесто из «неправильной» муки комками получается… Зато пробуя мед с острова Тасмания, Булат Ишмухаметов каждый раз вспоминал родину: «Вкус у него — черемуховый, сразу вспоминается детство. А вообще, если сильно ностальгируешь, можно выехать за город, ближе к фермам, — там ржаные поля, вдалеке сосенки — один в один как где-нибудь в Пестречинском районе…».

Жили Ишмухаметовы сначала в арендованном жилье, затем перебрались в здание старинной турецкой мечети, там к Сабантую был торжественно открыт Татарский национальный дом — с мечетью, молельными залами и комнатами для семьи имама. «Это удобно — я круглосуточно на работе, и любой член общины может прийти со своими проблемами», — говорит Ишмухаметов и показывает фотографии ударного ремонта, в котором участвовала вся община, даже дети. Они расписали красками бытовой вагончик рядом с детской площадкой.

Не слышал слова «толерантность»

— Старшее поколение общины разговаривает только на татарском. Они молодцы, сохранили язык, но он не менялся, как у нас. В Австралии проживает около 500 татар — потомки тех, кто уехал из царской России в Китай, в Восточный Туркестан, а после революции в 70 — 80-х годах XX века бежал дальше. В их татарском много устаревших слов и заимствований из уйгурского, казахского, фарси, поэтому поначалу друг друга было трудно понимать, — рассказывает Ишмухаметов и признается, что в его лексикон прочно вошло словосочетание «маа кол» — в переводе с арабского «да, сказано». В общине его используют вместо английского «о’кей».

Проводить уроки татарского, арабского и ислама в воскресной школе казанцу и его супруге власти Аделаиды разрешили лишь после спецкурса педагогики и корректировки программы обучения с учетом местных образовательных стандартов. Уроки от этого лишь выиграли, считает имам и педагог. Ведь малышам куда веселее учить буквы алфавита и имена Аллаха в процессе игры с надуванием шаров, лепки, рисования и исполнения песен, а ученикам постарше — запоминать слова, играя свою роль в спектакле. Так, в австралийской общине состоялась премьера татарской народной сказки «Три сестры». В планах — «Репка» на татарском и молодежный телемост Аделаида — Казань.

«Что такое толерантность, я понял именно там, хотя за год этого слова ни разу не услышал. В этой стране мигрантов одинаково общаются со всеми, независимо от вероисповедания, цвета кожи, разреза глаз и знания языка. Даже государственный праздник отмечают — День гармонии», — рассказывает Ишмухаметов и демонстрирует кадры австралийского парада с участием индийцев, шотландцев, украинцев. Татары в параде пока не участвовали. Но праздники проходят, а исламофобия, по словам имама, в обществе остается. Некоторым австралийским татаркам, чтобы найти работу и устроиться в жизни, пришлось снять платок.

Еду на учебу — пенсионеры в гольф играют

Знание английского, Интернет и автомобиль для жизни на Зеленом континенте необходимы. Даже в булочную пешком в одноэтажной Аделаиде никто не ходит — далеко. Зато для тех, кто лишен возможности ходить, абсолютно везде оборудованы подъемы и спуски, рассказывает Ишмухаметов: «Такие люди передвигаются на маленьких электромобилях. Сверху у этой машины красный флажок, чтобы издалека было видно, а впереди корзина для продуктов — в магазинах проходы широкие, с расчетом на таких покупателей. И заряжается такой транспорт от обычной розетки…».

Доступна и культурная среда — вход в университет Аделаиды на любую лекцию свободный, посещение главного музея штата, арт-галереи и библиотек — бесплатно. А вот штрафы за неправильную парковку, как и в Казани, кусаются, правда, бизнес на эвакуации авто там никто не делает, а по вечерам и вовсе все парковки бесплатны. Зато магазины после 17 часов закрываются, захочется ночью молочка — нужно ехать… на автозаправку, там круглосуточный магазин.

— Вечером все идут в парки — отдыхать и спортом заниматься, играть в футбол, крикет. Толстых людей там практически нет. Парков и детских площадок много. Утром, когда я на занятия по английскому еду, пенсионеры в гольф играют. Стемнеет — можно бросить в автомат монетку — и включится прожектор, — рассказывает Ишмухаметов.

Еще больше казанца поразил патриотизм австралийцев и их забота о будущих поколениях и сохранении природы. «Перед тем как выбросить мусор, его моют, — будь то бутылочка из-под молока, консервная банка, пластиковая тара. А потом в чистом виде — в отдельный контейнер и на переработку. Привыкнуть к этому оказалось несложно. В отличие от левостороннего движения на дорогах», — говорит Ишмухаметов.

На родине австралийский имам пробудет еще пару недель.

Ирина Плотникова, «Вечерняя Казань» 

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*