enrutat
Главная / Этнокультурные организации могут действовать эффективнее политических партий
Этнокультурные организации могут действовать эффективнее политических партий

Этнокультурные организации могут действовать эффективнее политических партий

Накануне Нового 2018 года  в прессе возник спор о возможности создания татарской или федералистской партии, которая  бы представляла и отстаивала интересы всех татар и других коренных народов России. Однако правовой режим и организационные принципы политической деятельности, регламент партийного строительства плохо вписываются  в контекст решения этнокультурных вопросов.  Местные, региональные  татарские организации и их взаимодействие органами власти разных уровней весьма далеки от острой политической борьбы, соперничества разных идеологических групп и социальных слоев.

Журналист и общественный деятель Римзиль Валеев, один из участников о возможности создания татарской партии, приводит свои аргументы в пользу развития народного движения, некоммерческих организаций, правозащитных центров и групп в социальных сетях, обслуживающих национальные интересы татар. По его мнению, наличие идей и участие широких народных масс в гуманитарных проектах могут оказаться более эффективным фактором, чем деятельность политических партий.

СКОЛЬКО ДОЛЖНО БЫТЬ ПАРТИЙ?

Как правило, партии нужны их организаторам и лидерам, которые частенько меняют свои идейные флаги. В кармане многих чиновников и успешных бизнесменов далеко не первый партийный билет. Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая поменяла не одну партию, пока не нашла наиболее престижную и прибыльную. Некоторые депутаты и сенаторы меняют регионы.

А кто же держится за идею, флаг и лозунги? И кто помнит несколько тысяч или миллионов избирателей, поставивших галочку в избирательном бюллетене? Таких немного, или они подзабыты. Забываются и сами мелкие партии. Но некоторые все же набирают вес и пробираются в теплую и сытую нишу. На содержание относительно многочисленных парламентских партий казна отстегивает миллионы и миллиарды рублей из кармана налогоплательщиков.

Раньше было честнее: одна партия на всех, и точка. Кухонные аналитики шутили: «Зачем нам многопартийная система? Даже одну партию еле содержим. Вторую партию просто не прокормим…»

ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ТЕОРИИ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ

По какому признаку создается партия? Рискованно делить людей на богатых и бедных. Лучше всего отречься от самого святого для политика – от теории классовой борьбы.

В молодости мы читали Маркса и Ленина, да и попрактиковались в условиях «диктатуры пролетариата», пока не поняли, что создавать партию по классовому признаку – сплошное недоразумение. Представить даже страшно: справа – богатые в мехах и костюмах от Версаче, с охранниками, а слева – миллион пролетариев в ватниках и с табличной «Ни кола ни двора». Если соберутся под одним флагом все бедняки с плохим жильем и тяжелой, неквалифицированной работой, что будет? Правильно – горючая жидкость образца 1917 года. Тогда, 100 лет назад, народ поверил в передачу трудящимся всех средств производства, в выравнивание доходов и прав. Думалось, что наступит социализм, а потом коммунизм с благами каждому по личным потребностям.

Эх, как поверил народ, как побежал, жизни отдавал ради будущего детей. Бывало, конфисковал, раскулачивал, попов и мулл разогнал, в храмах минеральные удобрения, зерно стал хранить.

И что вышло? Совсем плохо получилось. Пролетарии и кухарки оказались неважными управленцами, с экономикой не справились. Управляющие заразились алчностью, победил хватательный инстинкт. Фашизм одолели, в космос прорвались, но с человеческой натурой не справились. Так и посадили лодку на мель. Пришлось снова делить имущество, заводы и банки, новых капиталистов разводить, буржуазию восстанавливать, храмы вернуть. Теперь коммунисты (равенство, социальная справедливость!) в лице доктора философских наук Геннадия Зюганова весьма благосклонны к современным реалиям. Они регулярно стоят в церкви со свечкой, не зовут пролетариев на баррикады, не раскулачивают фермеров и владельцев мастерских, не прочь поискать счастья в рыночной стихии.

Поумнели они до крайности. Выдвижение от КПРФ кандидата в президенты беспартийного агроменеджера (неудобно называть такого человека помещиком) Павла Грудинина обнадеживает. Значит, не будет классовой борьбы, зато усилится левый курс. Тоже лучше, чем олигархия и монархия. Трудящимся и небогатым что-то светит, если в директора совхоза с именем Ленина поверят многие. Но все равно слово «коммунистический» пахнет соблазнительными понятиями «социальная справедливость», «равенство». А уж про свободу (неактуальная теперь риторика?) даже неудобно говорить.

Вполне хватило бы обычной социал-демократии шведского типа. Кстати, кто у нас несет флаг такой партии? Любопытно, что поборник справедливого будущего Сергей Миронов уступил это право действующему президенту, не стал выдвигаться сам. Значит, будем выбирать Владимира Путина как социалиста. Он же обязан быть немножко империалистом, либералом и даже чуть-чуть националистом, что нас, «нацменьшинства», несколько смущает. Он выдвигается от всего народа, чтобы всех объединить. Нормально соображающий избиратель не может отвернуть такой набор приоритетов. Ему можно.

А вот какой-либо из партий быть столь универсальной и многопрофильной нельзя. Она или левая, или правая. Или «почвенная», или либеральная – «прозападная», с тягой к современным технологиям и комфорту. Всего две партии: или – или. Возможен в идеале консенсус. Надо договариваться, иначе грызня и война. Программ и лидеров 64 карликовых партий никто не помнит, поэтому нам совершенно ни к чему стать 65-й партией российского политического ландшафта.

РЕСПУБЛИКИ СУЩЕСТВУЮТ КАК СВОЕОБРАЗНАЯ РЕЗЕРВАЦИЯ КОРЕННЫХ НАРОДОВ, И ОНИ НЕ УГРОЖАЮТ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ

Поднимая «партийную» тему, хотелось актуализировать вопрос сохранения самобытности коренных народов России, включая русских, татар, башкир, чуваш и т. д., чтобы они остались самим собой, освоив родной и русский языки, если хотят, языки других народов. Двуязычие, многоязычие в многонациональном обществе – нормальный и естественный вариант жизни. Не дай бог жить в обществе с единственным языком и единственной культурой. Лозунг «Россия – для русских» в недавнем прошлом считался экстремистским. А сейчас отдельные организации и деятели татарского движения привлекаются к ответственности за высказывание пожелания изучать и применять родной язык!

Можно оспорить, например, бездумную идею объявления татарского языка государственным во всей территории РФ при весьма слабой реализации статуса государственного языка на уровне микрорайона, села, учреждения, региона, где татары составляют большинство. Но все равно для меня однозначно: заступаться за знание и развитие родного языка и культуры не может быть экстремизмом.

Русские жители стран Балтии выводят десятки тысяч своих сторонников на митинги и демонстрации, требуя сохранить изучение не только русского языка, но и разных предметов на русском. Их потихоньку теснят, убавляют русскоязычное обучение в этих зарубежных странах. Но татары – коренной народ России, здесь для них не заграница, они вместе с башкирами, чувашами и другими хотят самобытности у себя дома, где живут тысячи лет! Им нужны демократия и федеративное устройство, сохранение российской самобытности. Надеюсь, действующий президент и близкие к власти партии это знают и никогда не забудут.

Страну, все общество могут всколыхнуть самыми разными идеями. Например, восстановлением монархии, изменением государственного устройства. Республики существуют как своеобразная резервация коренных народов, и они не угрожают безопасности страны. Они действительно разные и асимметричные. Например, Карелия с 7,4% (45 тыс. чел.) карельского населения и Республика Коми, где народ коми представлен 202-тысячным населением (23%). Напомним, в Татарстане более 53% населения (2 млн человек) составляют татары. И наша республика – один из 10 регионов-доноров страны. В 30 — 40 субъектах РФ страны живут еще 3 — 4 млн татар, интегрированные и исторической Родиной и регионом Поволжья и Урала. Это общая площадка для разных партий структур.

Во всех партиях и социальных слоях татары представлены в соответствии со своим интересом. Есть богатые и бедные, мусульмане и православные, политизированные активисты и совершенно безразличные к политике обыватели. Даже если не собирать их в общую партию, они знают, что они татары, с различной степенью идентичности, знания языка. Они есть, и с этим фактором придется считаться. Любая попытка их рассредоточить, занизить и опустить их непременно приведет к обратному результату. Подготовку ко всероссийской переписи населения они прекрасно чувствуют уже сейчас.

РАНЬШЕ МИРНО СОСУЩЕСТВОВАЛИ «ПРОКАЗАНСКАЯ» И «ПРОМОСКОВСКАЯ» ПАРТИИ

В Казани в татарском мире издавна балансировали две партии. Одна – «проказанская». К ней же временами относилась прокрымская, ханами скрепленная. Даже завоеванная и ставшая одной из несущих конструкций российского государства «проказанская» партия отстаивала самобытность и права татар и других коренных народов, интересы «региона» российской империи.

Другая – «промосковская». Сейчас такие активисты хотят, чтобы все решалось в центре и поменьше прав оставлять регионам. Некоторые даже не прочь демонтировать республику, отчислять в центр еще больше тех 830 млрд рублей при своем бюджете 230 млрд рублей. Им или их сторонникам порой не нравится применение местного языка в официальном обороте, изучение и владение татарским в Татарстане им представляется излишним.

Моральная и административная поддержка центра помогла оставить татарский язык в статусе факультатива, изучаемого добровольно. Этот неприятный порядок не так уж плох: он пробуждает засыпающие этносы, очищает от бесполезного балласта, раскрывает и множит потенциал «последнего» миллиона татарского сообщества, которое в средние века по количеству было сопоставимо с русским населением.

Татарское общественное движение, пусть умеренное, всегда востребовано и полезно для поддержания баланса. Теперь русскоязычные родители, вдохновленные победой над «языковым игом» татар, требуют ликвидировать министерство образования республики, чтобы было управление федерального ведомства, как это сделано по части МВД и ФСБ. То есть «родительская группировка» не хочет распускаться даже после достижения своей цели. Здесь нужно договариваться, нужен консенсус, разобраться с зачинщиками, разъяснить законы, инструкции и методики, то есть не обязательно текущие вопросы о тетрадках и дневниках выносить на уровень верховного главнокомандующего.

Прокуратуру было бы сподручнее направлять на реальных коррупционеров и экстремистов, а гуманитарные темы можно обсуждать с экспертами, привлекая общественное движение. Не всегда стоит заводить целую партию, достаточно правозащитного движения, группы в социальной сети, особенно консультантов по правовым вопросам.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ РАСПУСТИЛИ НЕ ТАТАРЫ И НЕ КАЗАХИ С УЗБЕКАМИ

Именно группу в социальной сети под флагом русскоязычных родителей организовали противники обязательно изучения татарского языка. Глядя на них, сторонники изучения татарского тоже образовали многотысячную группу татароязычных родителей (vk.com/telemtatar). Но это не партия, действующая в интересах одного народа и языка. Как можно вырабатывать, допустим, аграрную, внешнюю или социально-экономическую политику татарского народа? Это было бы бредом. Но если бы была партия за федерализм, стабильные законы и Конституции, я бы в такую вступил.

Если же сплачивать членов партии по национальному признаку, тогда не избежать глобального раскола, потому что национальные и религиозные чувства, этнокультурная гармония и справедливость, равенство для двух народов могут сформировать две армии. С неравным количеством и неодинаковой мощью, но при остром конфликте интересов способные выйти к непредсказуемым последствиям. С победителями и побежденными. Оно нам нужно? Украина, бывшая Югославия напоминают, что с этим шутить не стоит.

Татары такие варианты не форсируют. Не стоит этим заниматься и русским «патриотам» и славянскому братству, ведь Советский Союз распустили не татары и не казахи с узбеками. Лидеры трех славянских республик сами решили судьбу трех сотен миллионов человек.

Может быть, были и объективные причины, но слишком глобальны последствия. И продолжение горько: слишком велика горечь от строк известного всему миру русофобского стихотворения украинки Анастасии Дмитрук «Никогда мы не будем братьями». И даже многочисленные ответы, готовность к примирению не возвращают покой. Уныние и тоска от духовного раскола. Лучше всего не начинать односторонний наезд. Любое проявление этнофобии приводит к абсурду, когда люди перестают слышать друг друга. Нельзя допустить потери как славянского братства, так отказа от традиционного союза тюрков и славян в российском обществе. Когда появляется серьезный конфликт интересов и начинается политическая разборка, увы, бывает уже поздно.

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ?

В заключение скажу парадоксальную вещь. С началом избирательной кампании выступления в информационных каналах стали более сдержанными и позитивными. Может, политтехнологии требуют настроя на конструктивность? Но такой положительный подход на фоне прошлогодней истерии по поводу договора с Казанью и преподавания языков нравится больше.

Все может быть. Возможно, исход выборов предрешен и кандидаты некоторых партий обречены. Есть надежда на снижение от растущих проявлений радикализма и непримиримости. Даже Владимир Жириновский временами выступает с критикой имперских замашек российской власти прошлых времен. Всем хочется выглядеть умеренными и конструктивными. Это неплохо. Хорошо бы сохранить такой же настрой и после выборов!

В гражданском обществе идейные противоречия и технические разногласия ни у кого не должны вызывать панику и вводить в транс. Слава богу, в политических разногласиях непримиримых московских «патриотов» и «либералов» нет татарского компонента. Мы не делимся на такие группы, так как татары – государственники, порядок и демократию ценят.

Наверняка Татарстан и на этих выборах будет работать на укрепление центрального стрежня страны. Не так уж плохо и то, что народ наш (татарстанский и татарский) консервативен и, соблюдая обычай, уважает вождей, действующих руководителей, дедов, отцов, матерей, старших братьев. Он не хочет революций, хотя не терпит застоя. При этом я буду готовиться к осознанному выбору нужного мне кандидата. Хочу, чтобы он учел запросы несуществующей «татарской» партии.

Ее идею и ее электорат вы встретите в большинстве регионов страны. Созданные на основа федеральных Законов «Об общественных объединениях» и «О национально-культурных автономиях»  этнокультурные организации могут действовать совместно с гуманитарными учреждениями и органами местной и региональной власти и оказаться эффективнее политических партий.

Потому что они полагаются на активность многомиллионной этнокультурной (в данном случае татарской) общности и развитой сети своих местных организации. И них есть идея выживания своего этноса в сотрудничестве с партнерами. И нет у них причин отвлекаться на политические противоречия. Язык, культура, обычаи, традиции и воспитание молодых в духе вечных ценностей уважения старших, вечной тяги к знаниям и прогрессу. А теперь сами попробуйте сопоставить практическую работу своей этнокультурной организации ее программными целями и уставными задачами. Как много еще предстоит сделать для воплощения наших конкретных планов в реальную жизнь, в контекст гражданского общества, припоминая  старый лозунг «Татарлар — алга!»

Римзиль Валеев
Статья написана в порядке дискуссии,
специально для сайта «tatar-congress.org»
на основе публикации автора в издании «Бизнес-онлайн»

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*