enrutat
Главная / Нужна ли современному обществу деревня?
Нужна ли современному обществу деревня?

Нужна ли современному обществу деревня?

Почему одни села процветают, а другие пустеют и тихо умирают? Можно ли возродить исчезнувшие и погибающие деревни? Какую роль в возрождении национальных традиций, языков могут сыграть краеведы? Чтобы обсудить эти актуальные вопросы, мы пригласили в редакцию «Казанских ведомостей» археологов, историков, краеведов, авторов книг по истории татарских сел. Провела круглый стол главный редактор «Казанских ведомостей» Венера Якупова.

Историческая справка. Всплеск научного интереса к краеведению, национальной истории и культуре татар и других народов, проживающих в нашем регионе, произошел на рубеже XIX — XX веков. 22 апреля 1923 года на базе Академического центра при Наркомате просвещения Татарской АССР было создано Общество татароведения. Развитие краеведения было приостановлено в результате усиления сталинской тоталитарной системы. В 1960-е годы и в начале XXI века были попытки создания нескольких краеведческих обществ на базе вузов и академических центров. В последние несколько лет краеведческое движение в Татарстане стало активно развиваться. 29 — 30 октября 2015 года в Казани по инициативе исполкома Всемирного конгресса татар, ученых-историков, археологов был созван Всероссийский форум татарских краеведов. 13 февраля 2016 года прошла первая научно-практическая конференция краеведов Татарстана. В марте 2016 года предприниматели из татарских сел России обсудили вопросы изучения истории и дальнейшего развития татарских поселений в регионах. Второй Всероссийский форум татарских краеведов состоялся в ноябре 2016 года в Уфе. В марте 2017 года Казань приняла I Всероссийский съезд Всетатарского общества краеведов. А 3 апреля 2018 года в нашем городе откроется форум краеведов РТ.

Так совпало, что встреча в нашей редакции прошла незадолго до заседания Совета Общества краеведов Республики Татарстан. Это событие состоится завтра на базе исполкома Всемирного конгресса татар, и в его рамках пройдет презентация новых краеведческих книг.

Село — хранитель языка и народной мудрости

Венера Якупова, главный редактор газеты «Казанские ведомости», заместитель председателя Союза журналистов Республики Татарстан:

— Сегодня перед нашим обществом остро стоят проблемы сохранения традиций и национальных языков. Огромную роль в этом играет село, которое исчезает на наших глазах в процессе урбанизации. Большая часть сельской молодежи свое будущее связывает с городом. Давайте обсудим, какую роль играет село в духовном развитии народа, нации, общества, государства.

 

 

Альберт Бурханов, историк-археолог и востоковед, заведующий отделом истории татаро-булгарской цивилизации Института истории им. Ш.Марджани АН РТ, председатель Совета Общества краеведов РТ:

— Так сложилось исторически, что у татар после XVI — XVIII веков не было собственных городов, поэтому село стало для татарского народа хранителем языка, культуры, народной мудрости, уважительного отношения к традициям.

Много лет краеведение ученые даже не считали серьезной наукой. Но в последнее время интерес к истории сел возрос. Люди стали понимать: будет жить село — будет жить и родной язык, будет сохраняться и развиваться национальная культура, не только татарская, но и других народов.

Файзулхак Ислаев, доктор исторических наук, профессор Российского исламского института:

— Есть такая закономерность — интерес к истории усиливается, когда в жизни общества начинают происходить фундаментальные перемены. В такие периоды активно ведутся археологические и другие полевые исследования, внимательно прорабатывается содержание учебников истории. И сейчас мы наблюдаем возрастание интереса людей к истории своей семьи, своей малой родины, своим корням.

 

Томас Нигаматзянов, член Союза журналистов РТ и РФ, автор книг по истории сел (уроженец с. Верхние Татышлы Республики Башкортостан):

— Истоки татарского языка, культуры хранятся именно в деревнях. Я родился в татарском районе Башкортостана. С детства помню мечеть, старичков остробородых. Они так красиво разговаривали по-татарски… И это осталось у меня на всю жизнь. По соседству с нами есть большая удмуртская диаспора, где бережно сохраняют удмуртский язык, но это нисколько не мешает им свободно разговаривать и по-татарски, и по-русски.

 

Взгляд назад

— Как жили татарские села раньше, несколько веков назад? 

Файзулхак Ислаев: 

— Очень интересные материалы по истории сел хранятся в Национальном архиве РТ. В переписи 1900 года есть подробные описания крестьянских хозяйств. Люди жили по-разному. На селе было много тех, кого бы мы сейчас назвали предпринимателями. Например, в деревне из 250 дворов 50 дворов — это предприниматели. Были и бедняки — батраки, которые работали на зажиточных хозяев. Но больше всего было середняков. Они имели в собственности дом, примерно гектар земли, лошадь, корову.

После революции был трагический период раскулачивания. Но в советские времена деревня стала восстанавливаться и развиваться. Там появились свет, вода, газ, строились дороги, школы, дома культуры, даже колхозные профилактории и санатории. А в последние годы на селе произошел страшный провал, последствия которого мы пока еще не совсем ощущаем. Я написал историю деревни Подлесный Утямыш Черемшанского района. В 1920 году в этой деревне жили 2600 человек, сегодня меньше 200. Улавливаете разницу?

Проблема в том, что теряются не только корни, теряется культура труда. Подрастает поколение, не умеющее трудиться на земле. Изучение истории сел поможет в какой-то степени смягчить последствия этого процесса, потому что, если знаешь историю, лучше начинаешь понимать, что происходит и куда надо идти.

Есть дети — село живет

— Почему исчезают села?

Альберт Бурханов:

— Разные причины. Многие села исчезли в прямом смысле этого слова — при строительстве Куйбышевского водохранилища они остались под водой. В одной повести Разиля Валеева есть замечательный эпизод: люди приплывают на лодках к месту, где когда-то была их деревня, чтобы вспомнить о своей малой родине.

Многие села исчезли в результате укрупнения и объединения неперспективных сел, а также строительства новых промышленных городов и поселков.

Еще один момент. В 2016 — 2017 годах мы неоднократно бывали в экспедиционной поездке в Сармановском районе. Казалось бы, хороший, интересный район. Но он находится в окружении крупных городов: Нижнекамск, Альметьевск, Бугульма. В районе 12 сел, где прекрасные дома, дороги, школы, проведен интернет, но людям негде работать. Поэтому жители ездят на заработки в ближайшие города или на северные нефтепромыслы. Мало детей, поэтому малые школы закрываются. Не будет школ — не будет и будущего у деревни. Для сохранения села необходимо развивать производство и инфраструктуру, наладить связь и коммуникации, строить детские сады и школы.

Томас Нигаматзянов: 

— У сел и деревень разные судьбы, как и у людей. Могу сказать, что в нашем Татышлинском районе Башкортостана села развиваются. Раньше в районном центре не было ни одной мечети, сейчас их три. Есть современные школы. Строятся добротные дома, двух- и трехэтажные коттеджи. Значит, народ там состоятельный. Но деревни бывают разные, есть среди них и благополучные, и бедные, опустевшие.

Плохо, что в деревнях снизилась рождаемость. Меньше стало не только детей, но и домашних птиц и животных. Помню, в нашем селе когда-то было очень много коров, чуть ли не в каждом дворе. Соответственно, было и много стад животных, а жители поочередно выполняли функции пастухов. На сегодня же на селе осталось всего два небольших стада. Объясняется все просто: держать скотину и птицу — это хлопотно и затратно. Да и зачем современному селянину мучиться с коровами, овцами, курами, если мясо, молоко, любые продукты можно легко купить в магазине?

Урбанизация: заасфальтировать всю Россию?

Рафаэль Хаплехамитов, кандидат исторических наук, доцент:

— Идет процесс урбанизации — люди переезжают в большие города, где жить комфортнее, где больше возможностей для учебы, развития, заработка. Согласно статистике русских на селе 23%, татар — 66%, то есть татары менее урбанизированы. На рубеже XX — XXI веков ученые Академии наук Финляндии и РАН проводили исследования, которые показали, что, в отличие от русских, у татар нет разрыва поколений. Возможно, благодаря этому татарские села сохранились в большей мере.

Файзулхак Ислаев:

— В последние годы государство занимается масштабными проектами, обсуждается идея укрупнения регионов. Предлагается объединить Татарстан, Ульяновскую и Самарскую области. Но это ужасный перекос! А куда в таком случае девать деревни? Давайте всю Россию подгоним под один знаменатель, превратим ее в один огромный современный город из стекла и бетона. А что будем есть? Асфальт? Но люди питаться асфальтом пока не научились.

Уничтожая деревни, мы хотим создать некое новое общество. Но каким будет это общество?

Альберт Бурханов:

— В деревни пришли инвесторы. Все ожидали, что они поднимут сельское хозяйство, но этого не произошло. Наоборот, во многих случаях инвесторы просто выкупают какое-нибудь производство, закрывают его и уезжают. В результате — ни инвестора, ни производства. Это известный метод борьбы с конкурентами.

Правда, сейчас есть такая тенденция — молодежь начала возвращаться в деревни, она пытается заниматься фермерством, учится работать и зарабатывать. Но это сложно. Чаще всего домик в деревне, оставшийся в наследство от бабушек и дедушек, современные люди используют как летнюю дачу.

Откуда на селе 14 миллионов «лишних» людей?

Рафаэль Хаплехамитов: 

— Вы затронули очень важную тему. Когда мы приходим в казанские магазины, что видим на прилавках? Печенье, произведенное в такой-то деревне Псковской области, конфеты — из деревни Московской области, шоколадки — из Калужской области… Возникает логичный вопрос: а где продукция наших татарстанских сел?  Безусловно, чтобы деревня ожила, там надо развивать производство, поддерживать местного производителя. Но проблема не только в этом. Она еще глубже — в деревне мало интеллигенции, молодежи не на кого равняться.

Томас Нигаматзянов: 

— У меня такое впечатление, что под влиянием Запада идет спланированная ликвидация российских деревень. Вот совсем недавно была выдвинута идея о возможности объединения Казани, Самары, Ульяновска. А один высокопоставленный чиновник заявил, что в городах производительность труда растет, а на селе падает, потому что там проживают 14 миллионов «лишних» людей. Вот в этом и проявляется истинное отношение к селу. К чему мы придем? Будет у нас, как в Европе. Едешь — написано «деревня». Красивые дома, заасфальтированные дороги, чистота, но ни одной коровы, ни одного воробья, ни одной курицы… Там деревней и не пахнет.

В зоне рискованного земледелия

Вячеслав Данилов, краевед, заслуженный экономист РТ (уроженец села Хозесаново Кайбицкого района РТ):

— При такой политике деревня будет продолжать умирать и дальше. Российское село всегда было коллективным делом. При расформировании колхозов и совхозов эта общинность крестьян была разорвана.

Небольшие семейные фермы проблему возрождения села не решат. Проблема в том, что у нас климатические условия более сложные, чем в Европе. Мы живем в зоне рискованного земледелия, которое требует объединения сил. Россия — холодная страна, поэтому необходимо значительно больше энергии на отопление, освещение. Все это удорожает стоимость сельскохозяйственной продукции и делает ее неконкурентоспособной на рынке. Здесь должен быть другой путь: кооперация, средний и малый бизнес, развитие сельского туризма, традиционных народных промыслов и ремесел, этнографических музеев…

Фазыл Валиахметов, фотожурналист, краевед, автор книг
(пгт Карабаш Бугульминского района РТ):

— У нас красивая природа, уникальные заповедные места, нам надо только активнее и с умом использовать то что есть для привлечения в деревню инвестиций и туристов. Можно развивать экологический туризм, который очень востребован во всем мире, организовывать необычные туристические маршруты. Надо искать нестандартные решения. Например, я создал в своем доме музей, библиотеку — приходи, бери любую книгу. В каждой деревне должны быть музей, библиотека, народный дом с концертным залом, игровой площадкой.
Хорошо, что издаются книги по истории сел и районов Татарстана. Люди видят опубликованные материалы о себе и своих предках и искренне радуются. Они посылают эти книги родственникам, друзьям, которые живут в других регионах России и за рубежом. Это очень приятно.

Томас Нигаматзянов:

— Работать над такими книгами сложно, но интересно. Когда я собирал материалы для книги «Татышлинский рай» — энциклопедии жителей Татышлинского района Республики Башкортостан, люди сами предоставляли информацию о своих семьях, архивные фотографии, почетные грамоты, другие исторические документы. Такие книги ценны именно тем, что в них отражена история села, показаны портреты наших предков и современников, в них высоко превозносится сельский образ жизни — обычаи и культурные традиции народа. Над книгой «Татышлинский рай» мы с Рафаилем Валеевичем Шакирьяновым работали в течение шести лет. Спасибо, администрация района поддержала этот проект, а также помогли спонсоры. И свои деньги нам пришлось вложить, чтобы издать эту объемную — в 1000 страниц — книгу, которая весит два с половиной килограмма.

Краеведы — мощная созидающая сила

— Совсем недавно создано Общество краеведов Татарстана. Что уже сделано? 
Альберт Бурханов:

— Делается много, но пока вся деятельность краеведов достаточно стихийная и разрозненная. Их в Татарстане примерно полторы тысячи человек, самая активная наша гвардия — это 450 — 500 человек. Нам надо знакомиться, узнавать друг друга, делиться опытом. Главное на данный момент — объединить и скоординировать действия всех здравомыслящих сил для изучения родного края и воспитания новых поколений в любви к своей родине. Поэтому мы начали работу с создания краеведческих структур в районах. В этом значительную помощь оказывает Всемирный конгресс татар, а также региональные власти некоторых районов.

Так сложилось, что в данное время основное внимание ученых, туристов приковано к Болгару, Свияжску. Другие объекты на их фоне оказались забыты. Но практически в каждом районе Татарстана можно найти то, что заинтересует историков, археологов и туристов.

На территории нашей республики с самых давних времен все народы жили рядом, русские влияли на татар, и татары влияли на культуру русских и других народов. Взаимовлияние, взаимосвязь национальных культур — вот что важно изучать и сохранять.

— Полевые экспедиции, научные исследования, издание книг, монографий, организация конференций, семинаров, создание новых музейных экспозиций — все это требует немалых средств. Государство поддерживает краеведов?
Файзулхак Ислаев: 

— Движение краеведов — это движение общественное. Энтузиасты изучают историю своих сел, собирают ценную информацию, издают книги за свой счет. Конечно, если удается, мы получаем гранты, привлекаем спонсоров. Но этих денег мало.

В Башкортостане, в некоторых других регионах существует государственная поддержка краеведения. Хотелось бы, чтобы и в Татарстане это движение было поддержано властями. Республика могла бы финансировать работу по созданию специальной базы архивных материалов, связанных с историей татарских деревень. В этой базе можно было бы собрать материалы и о татарских поселениях, находящихся за пределами Татарстана, как это сделали, например, в Башкортостане. Там работу по сбору информации во всех башкирских поселениях провели по поручению и при поддержке главы республики Рустэма Хамитова.

Альберт Бурханов: 

— Всегда говорю, что для изучения региональной истории необходимы три составляющие силы: первая — ученые, которые изучают и систематизируют материал; вторая — краеведы: учителя, музейные работники, обычные жители, которые неравнодушны к истории своей семьи, села; третий, очень важный, фактор — поддержка местных властей. Только при таком сотрудничестве можно проводить археологические и эпиграфические исследования, научно-практические конференции, создавать новые музеи, экспозиции, прорабатывать новые туристические маршруты.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*