enrutat
Главная / О чём расскажут древние камни Маскары
О чём расскажут древние камни Маскары

О чём расскажут древние камни Маскары

Мы в Маскаре, рядом с одной из старейших соборных мечетей Татарстана. Вот стоишь здесь – и сразу понимаешь, почему по этому небольшому селу, раскинувшемуся недалеко от Кукмора, обязательно должен проходить туристический маршрут. Для тех, кто хочет прикоснуться к истории – именно прикоснуться.

ОТКРЫВАЕМ ГЛАЗА

– Давай заводи их всех! Бегом! – кричит красно­армеец.

…Проходит немного времени, и сводчатый зал мече­ти заполняют звуки молитвы. А ещё треск, с которым топорище врезается в дощатый пол.

– Зачем они обувку-то скинули? – спрашивает пар­нишка с ружьём своего товарища.

– У них в мечети так положено.

– Так это хлев теперь…

– Упёртые!

* * *

Кадры, которые мы видим в первой серии фильма «Зулейха открывает глаза», сняты здесь, в первой соборной мечети села Маскара. Как это ни печально, но во многом они повторяют историю и этого уди­вительного места.

Небольшая роль муллы в фильме досталась нашему гиду, священнослужителю не киношному, а настояще­му – Муниру-хазрату Юсупову, имаму современной мечети села Маскара, председателю совета аксакалов Кукморского района.

– Мне было пять лет, когда я сюда с мамой заходил. До сих пор помню, какая красивая полукруглая лест­ница здесь была! Без единого гвоздя строили. Долгое время в мечети амбар колхозный располагался, затем инвентарь хранили, удобрения, – делится своими дет­скими воспоминаниями Мунир-хазрат. Он отворяет перед нами кованую дверь, сохранившуюся ещё с тех, старинных времен. Подтверждение его слов нахожу на втором этаже – здесь остатки зернотока. А в боль­шом молельном зале под частично разрушенным деревянным настилом обнаруживаю зёрна пшеницы. Сколько же им лет?

Первая соборная мечеть в Маскаре была построена в 1791 году на средства Габдуллы Утямышева – извест­нейшего предпринимателя того времени. Первый намаз был прочитан спустя два года.

Что открывается перед нами сразу за кованой две­рью? История этого места, запечатлённая в фотографи­ях. Среди снимков на небольшом стенде – старинная фотокарточка Маскары, на которой вдали можно разглядеть красавицу-мечеть. А на соседнем фото совсем другой её образ – без полумесяца и минарета, с пустыми глазницами окон, на крыше – поле сорняков. Храм был закрыт в конце 1920‑х годов. В 1940 году утрачен минарет.

 

IMG_8565

 

с Хаматовой

В Маскаре снима­лась первая серия картины «Зулейха открывает глаза». Среди актеров и Мунир-хазрат.

 

IMG_8588

Старинная лавка, что напротив ме­чети, тоже сохра­нилась с давних времён. Когда‑то в ней продавали керосин, спички, соль. Теперь здесь разместился сельмаг.

IMG_8560

– После того как в 2005 году была начата рестав­рация мечети, многие спрашивают, почему минарет сделали такой короткий. Но посмотрите на раннее фото – он таким и был. Историческая достоверность!

К сожалению, той красивой лестницы из воспомина­ний Мунира-хазрата мы не увидели – не сохранилась. Но остатки искусной лепнины и росписи молельного зала как нельзя лучше рассказывают о былом великоле­пии этого места. Над моей головой высокие фигурные своды. В той части, где осыпалась штукатурка, вижу крышу из… кирпича! Умели же раньше строить – без бетонных цельных плит и перекрытий.

Ранний классицизм с элементами барокко – так опи­сывают мечеть знатоки исторической архитектуры. И непременно добавляют, что этот храм – одно из ста­рейших кирпичных культовых сооружений в респу­блике. Но ни из одного справочника вы не узнаете, как чувствуешь здесь время, как преломляются лучи солнца, подсвечивая синие своды, как скрипят под но­гами половицы и гуляет по залам тихое эхо ваших голосов.

КОСМОС? ВО ВСЁМ!

Сегодня в Маскаре всего‑то 65 дворов, а в конце XIX века их здесь было 130. В общем, очень большим это село никогда не было. А вот количество исторических артефактов на квадратный километр тут просто зашкаливает. Во многом благодаря некому Туктару, сыну Ишман-ба­бая, основателя знаменитого рода Утямышевых.

История эта началась в середине XVII века. Легенда гласит, что Туктар перебрался в тогда ещё удмуртскую Маскару из села Бурбаш. С чего бы? Поссорился с та­мошними людьми. Переехал не только сам, но даже построенную в Бурбаше деревянную мечеть в сердцах с собой перевёз, а точнее перетащил её на коровах! В общем, серьёзный был мужчина. И род его получился более чем серьёзный.

Эту историю нам рассказывает Фарит Валиев, краевед Кукморского района, и тут же приглашает на прогулку в родовую усадьбу Утямышевых. Кстати, вид на соборную мечеть из неё – самый выигрышный.

– Этот дом построил Габдулла Утямышев. В конце XVIII века он входил в пятёрку богатейших татарских купцов, – говорит Фарит Валиев. – Здесь, в Маскаре, основал текстильную мануфактуру, производил ткани. Свои китайку и кумач возил даже в Азию. Дело его с успехом продолжили сын Муса и внук Исхак – тоже купцы первой гильдии. Занимались торговлей, в том числе и ювелирными изделиями. В начале XIX столетия Утямышевы взяли в аренду медный завод, а в конце века основали ещё и мыловаренное производство, занялись строительством…

«Один из крупных предпринимателей округи, никто с ним не может соперничать как по уровню богатства,так и по щедрости, к тому же весьма богобоязненный и горячий поклонник наук и просвещения» – так от­зывался о Габдулле Утямышеве Шигабутдин Марджа­ни. И в наши дни о нём вспоминают не только как о крупном предпринимателе, но и благотворителе, который строил кроме фабрик и заводов также медресе и мечети. Десятки мечетей по всей России, включая известную Иске-Таш, ставшую исторической жемчу­жиной Казани.

_MG_8646

IMG_8633

Семья Утямышевых (1929 г.) и их родо­вой дом.

Его родовой дом в Маскаре, построенный в 1826 году, и сегодня смотрится очень нарядно. Чистый белый фасад оттеняют синие обрамления окон, на второй этаж ведёт крутая деревянная лестница с крыльцом. В роскошном памятнике жилой архитектуры в стиле эклектики можно найти элементы татарского народ­ного зодчества. Стены у дома почти метровой ширины, а фундамент на несколько метров уходит в землю. Добротное здание – на века!

А перед домом – чудесная зелёная лужайка с цвет­ником. Смотришь на это великолепие – и начинает казаться, что сейчас к тебе спустится сам Габдулла Утямышев и непременно пригласит на чай. Но нас встречает, конечно, не он, а Фания Галиахметова, зам­директора Маскаринской школы-интерната для детей с ограниченными возможностями здоровья. К слову, детям эту усадьбу отдали ещё во время войны, первыми обитателями стали ребята из блокадного Ленинграда. Может быть, поэтому удалось сохранить этот памятник для будущих поколений, не разорив его полностью, когда тех, кому он принадлежал по праву, отправили в ссылку?

Да, судьба рода Утямышевых могла бы закон­читься трагично, если бы не решительность супруги Исмагила Утямышева, дочери крупного книгоизда­теля Мухамеджана Каримова. Она смогла сбежать

из ссыльногоэшелона вместе с детьми, сохранив для страны, так жестоко распорядившейся её жиз­нью, своего сына Рустама, в будущем академика и крупнейшего специалиста в области космической, авиационной и медицинской техники. Кстати, имен­но он был главным медэкспертом, ответственным за подготовку Юрия Гагарина к полёту в космос. Об этом я узнаю в музее Маскары, созданном со­трудниками школы-интерната в 2013 году.

Чтобы попасть в него, нужно подняться по вы­сокой лестнице особняка на второй этаж, а это уже прикосновение к истории. Вековые гладкие ступени словно поют под ногами. Перекрытия, двери, окна и даже система отопления – всё с тех пор, родное. Обстановка не сохранилась, но некоторые её пред­меты, как и другие экспонаты «эпохи Утямышевых», можно увидеть в музейном зале.

– Местные много вещей нам передали, так со­бралась целая дореволюционная коллекция, – рас­сказывает Фания Галиахметова. – А вот эти шкаф и сундук стояли здесь ещё при Утямышевых!

Сундук оказывается с секретом, а именно с «сиг­нализацией»! Если не знаючи открыть его, раздастся характерный гул. Более чем интересная вещица – убедитесь сами.

IMG_8643

IMG_8641

 

ЗАСТЫВШАЯ ИСТОРИЯ

«Здесь чувствуешь себя Наполеоном на поле Аустер­лица. Повсюду пир смерти, много бронзового оружия, картинно распростёртых тел…» – писал Борис Акунин про знаменитый некрополь Пер-Лашез. А в Маскаре, гуляя по выстланным сосновыми иголками дорожкам, я не перестаю удивляться сдержанной изысканности местной кладбищенской архитектуры.

Высокий холм, с которого открывается заворажива­ющая панорама, – вот в каком месте расположилось это старинное татарское кладбище. За частично об­валившейся каменной оградой XVII века – тишина и покой. Только шумят деревья – ровесники древних могильных плит. Здесь похоронены священнослу­жители, меценаты, учёные… Среди них Габдулла Утямышев: на могильной плите стоит дата – 1832-й.

– Старинная часть кладбища неплохо сохра­нилась. Мы убираем это место, следим за ним.

IMG_7720

Аскар Айтматов, дипломат, сын Чин­гиза Айтматова и президент меж­дународного фонда имени писателя, не раз бывал в Маскаре. Здесь на древнем кладбище покоятся его предки по ма­теринской линии – представители знаменитого рода Утямышевых.

 

IMG_8607

IMG_8603

IMG_8601

IMG_8598

IMG_8596

Количество арте­фактов на квадрат­ный километр в Маскаре зашкали­вает! Без сомнения, здесь должен быть туристический центр. С музеями, гостиницей, сувенирными магазин­чиками и другой сопутствующей инфраструктурой.

Со дня на день начнётся его реконструкция, – рас­сказывает Мунир-хазрат.

Гуляем от плиты к плите, ощущая дыхание исто­рии. Самое старое надгробие датировано 1801 годом, здесь покоится Фатыйма Монасыпова.

– Обратите внимание, камни разные, у каждого своя архитектура, всего мы девять стилей оформле­ния насчитали, – говорит Мунир-хазрат. – Вот этот оренбургский – надгробие мастер из тех мест делал. И покоится здесь шакирд из Оренбурга – на камне написано: «Абдулла Назин Оренбуры».

Советская власть могилы не тронула, просто не за­мечала – никто не смог прочитать то, что было выби­то на них. И старое кладбище оказалось в забвении. «Оно и лучше!» – думаю я, вспоминая историю той же мечети. Всего здесь сохранилось порядка тридцати древних надгробий. Рядом с большинством из них стоят таблички с указанием имени и даты – в пере­воде на татарский.

– А вот это могила Мархабы – супруги Габдуллы Утямышева, она была родной сестрой выдающегося просветителя Габдуннасыра Курсави! – показывает на камень Фарит Валиев.

Конечно, не только родство связывало Габдул­лу с просвещением. В родную Маскару он принёс его искру, создав с нуля одно из лучших в округе медресе. Среди его выпускников были известный мыслитель и реформатор ислама Габдуннасыр Кур­сави, богослов и мастер каллиграфии Габденнасыр бин Хусейн – отец Каюма Насыри, историк Хусаин Амирхан, дед Шигабутдина Марджани – Субхан бин Абдулкарим аль-Марджани…

– Кстати, книги Марджани могут служить насто­ящим путеводителем по этому кладбищу! В следу­ющий раз обязательно возьмите их с собой, – под­сказывает Фарит Валиев.

Ольга Туманская
http://protatarstan.ru
Фото автора; из архива Мунира-хазрата Юсупова

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*