enrutat
Главная / Прошлое живет в артефактах
Прошлое живет в артефактах

Прошлое живет в артефактах

«Эту программу в память о родителях сохранила дочь супругов N, она была 1900 года рождения. В 1914 г. она сама не могла присутствовать на спектакле – девочку-подростка невозможно было вести в театр на представление с названием «Жизнь с тремя женами», – начала рассказ семейчанка пенсионерка Надия Хасанова, хранительница трех удивительных раритетов, речь о которых пойдет ниже.

Татарская семья N была весьма состоятельной. Коренные жители Семипалатинска, они принимали самое активное участие в культурной жизни города. Для татар, славящихся образованностью всех сословий, это было абсолютной нормой. Неудивительно, что в Семипалатинске был создан и работал общественный татарский театр, бесплатные школы и библиотеки, больницы сестер милосердия и десятки благотворительных обществ, основанных меценатами татарского происхождения.

В программе особо указано: спектакль дается «В пользу Семипалатинской Общины сестеръ милосердiя». Все собранные от двух представлений средства были переданы на благотворительность.

Программа, напечатанная типографским способом на бледно-желтом шелке и в прекрасной сохранности дошедшая до наших дней, спустя век свидетельствует: подготовка к благотворительному спектаклю была произведена самая тщательная. Прописаны в мельчайших подробностях действующие лица, пофамильно названы актеры, особо важные моменты сообщений выделены шрифтом и рамками. Говоря современным языком, дизайн был продуман, разработан и выполнен детально. Уважая тех, кто не владел арабским языком, составители продублировали арабский текст в русском варианте. Программа извещала не только о начале «дневного и вечерняго спектаклей», но и о том, что «после спектакля танцы и лотто». Автором пьесы, представленной тогда в Семипалатинске, был классик татарской литературы Гаяз Исхаки.

Но как программа благотворительного спектакля «Жизнь с тремя женами», который был дан 2 марта 1914 года в помещении Общественного Собрания города Семипалатинска, оказалась у Надии Хасановой?

Вот как она сама рассказывает об этом:

«- Каждому из супругов N при посещении спектакля дали по программе, первоначально их было две – на голубом шелке и светло-желтом. Голубой экземпляр утерян, а вторую программу около двадцати лет тому назад мне передала на хранение внучка N, бывшая моей близкой подругой. Я не имею права назвать подлинную фамилию семьи N, покойная ныне доверительница специально просила меня об этом. Скажу только, что N были интеллигентные и уважаемые в Семипалатинске люди. Почему передала на хранение именно мне? Видимо, знала, что я с большим уважением относилась к ее матери, была с ней хорошо знакома. И что я с давних пор интересуюсь историей семипалатинского татарского сообщества, считаю, что каждый татарин должен внести посильный вклад в сохранение и популяризацию культурного наследия своего народа. Программу на светло-желтом шелке подруга передала мне в своеобразном футляре – шкатулке XIX века, это знаменитый кузнецовский фарфор. А еще она доверила мне хранить стеклянную печать, на которой по-арабски и по-русски написано «Мухамеджан Исмагилов». Кто этот Исмагилов, узнать не получилось».

Программу, шкатулку и печать Надия Зайнулловна неоднократно выставляла в местных музеях, но теперь зареклась: несколько лет тому назад одна из сотрудниц Краеведческого музея, не спросив согласия владелицы, решила самостоятельно «улучшить» внешний вид программы. Взяла ножницы, и недолго думая, обрезала боковые продольные нити ткани, так как, по ее мнению, «они торчали и выглядели неопрятно». Шок, который испытала Надия Зайнулловна от столь безответственного поведения, не изжит до сих пор: «Я готова была ударить эту женщину, когда мне вернули программу, но она испугалась и убежала, когда я пришла в музей забирать свою вещь».

С тех пор программа благотворительного спектакля, шедшего в Семипалатинске ровно 101 год назад, хранится в сейфе Гульнары, дочери Надии Зайнулловны. Молодая женщина взяла на себя ответственность за реликвию.

Эта история о театральной программе, кузнецовском фарфоре и миниатюрной печати подтверждает несколько умозаключений. Первое – Семипалатинск уникальный город, полный еще неисследованных артефактов, и не только татарских; город-хранитель, город-клад, давший миру ряд великих имен. Второе – ныне живущие семипалатинские татары, редкие патриоты и борцы за истину, готовы фактами доказывать, что усилиями их предков Семипалатинск стал таким, каким стал, что его «татарская составляющая» является важнейшей и подвергать сомнению вклад татар в развитие почти 300-летнего города – значит грешить против правды. Третье же таково: татарский профессиональный театр действовал в Семипалатинске и до 2 марта 1914 года. Если бы было не так, в программе было бы обязательно указано: «Премьера!» или что-то подобное.

По непроверенным пока предположениям местных краеведов, татарский театр мог быть создан в Семипалатинске в 1907 или 1908 гг. Нет сомнений, что в архивах Омска, Алматы, Москвы, Казани доказательства тому со временем обязательно будут найдены.

Виктория Купцова, фото автора,

Семей, Казахстан

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*