enrutat
Главная / Римзиль Валеев: «Шурале остается самой перспективной фигурой политического ландшафта»
Римзиль Валеев: «Шурале остается самой перспективной фигурой политического ландшафта»

Римзиль Валеев: «Шурале остается самой перспективной фигурой политического ландшафта»

ЕСЛИ БЛАГОТВОРИТЕЛИ, ГОТОВЫЕ ВЛОЖИТЬ ДЕНЬГИ В СОХРАНЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ, НЕ ИМЕЮТ ЛЬГОТ И ДРУГИХ СТИМУЛОВ, ЗНАЧИТ, НУЖНО МЕНЯТЬ ЗАКОНЫ

В эпоху доминирования материального мира и административных ресурсов люди с философским складом ума ищут новые ориентиры и опорные точки для ответов на вечные вопросы бытия. Известный журналист и общественный деятель Римзиль Валеев тоже отправился в путешествие в заказанские районы, в знаменитые леса, откуда произошел легендарный герой татарских мифов Шурале. В своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», он рассказывает о своей поездке и размышляет о природе и духовных богатствах, культурном наследии, не отрываясь при этом от политических реалий.

УБОЖЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТА ИЛИ НЕДОРАБОТКА РЕКЛАМЫ?

Года два назад меня кровно оскорбил знакомый из другого города, который приехал погостить в Казани и погулять по ней. На мою критику за просиживание в престижном пивбаре в течение пяти часов он огрызнулся: «А что тут вас смотреть? Кроме Кремля и аквапарка, ни-че-го!» Я аж задохнулся от возмущения, выпалил что-то оскорбительное насчет интеллекта, непонимания культурных богатств, уникальных фактов и исторического опыта. До сих пор не проходят обида и желание унизить нигилиста, который даже в Кремле не посмотрел главные экспозиции, крутые музеи на Кремлевской, архитектурные прелести. Ему подавай аквапарк и пивнушку, блин…

И все же с тех пор стал присматриваться, что есть показать в Казани и как заинтересовать прелестями древнего города и продвинутой республики, еле скрывая раздражение аквапарком, гипермаркетами и другими «пылесосами» для сбора местных денег.

Большинство памятников архитектуры — замечательные атрибуты купеческого города конца XIX и начала ХХ века. После осмотра Казанского кремля и Свияжска можно посетить Зилантов монастырь, могилу графа Толстого — известного градоначальника Казани и деда Льва Толстого. Мечети татарской слободы, Булак. Но все равно восторга хватает на полдня, максимум на день.

Не удивительно, что основной поток туристов задерживается на день или два. Шансы на скорый отъезд или погружение в пивнушку довольно велики. Сейчас турист пошел требовательный, его ничем не удивишь после осмотра Колизея, Пизанской башни, византийских амфитеатров в Анатолии и, конечно, императорского быта Петродворца. Тем не менее наша изумительная Казань может завлечь деловыми или культурными мотивами, шаляпинским, нуриевским фестивалями, международными форумами и чемпионатами.

Городу нужны легенды, яркие страницы тысячелетнего прошлого. Есть легенда про Сююмбике, бросившуюся с башни, не желавшую выйти замуж за злобного царя. Летающий змей, университет, Лобачевский, Толстой, Горький, Ульяновы. Тукай, Джалиль, казненный в Германии за 10 месяцев до победы. 10 тыс. самолетов, собранных на авиазаводе им. Горбунова. Вертолеты, каучук, оперный театр, уезжающий надолго в европейские провинции. Убедительные факты и аргументы.

Из материальных, зримых вещей преимущественно предстают те же купеческие дома, «легендированные» крайне слабо. Туристу подавай саблю Чингисхана или седло Батыя, мимолетный казанский роман Александра Пушкина.

Но мне хочется увидеть следы 500-летней давностей, а еще лучше — того, что было 700 или 800 лет назад. Или даже 1000 лет назад? Что имеем? Кремлевский холм, озеро Кабан, река Казанка, впадающая в Волгу. Не факт, что берега сохранились в прежнем состоянии. И все. Купеческие особняки и церкви пушкинских времен я видел и в Ярославле, Суздале, Новгороде, Петербурге.

Все-таки Казань — обиталище народа с имперской историей, помнящего Золотую Орду, Батыя и проклятого Тамерлана, разрушившего Болгар. Хоть как-то хочется вообразить, как было здесь во времена переезда столицы из Болгара на устье Волги и Казанки.

Манящей рекламы, загадочных картин на этот счет явно мало, поэтому народ часто уезжает смотреть амфитеатры и следы гладиаторских боев. Пожалуй, мы, журналисты, рекламщики, пока слабовато раскрываем изюминку Казанского края. А то бы не отправился мой знакомый в пивбар на целый день…

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ШУРАЛЕ

Каждый год в декабре-январе туристы целыми поездами отправляются в Великий Устюг, на родину Деда Мороза, укрепляя бюджет Липецкой области. В прошлом году немалая часть новогодних туристов выбрали маршрут поближе — в Арский район, где фактически давно прописан Кыш Бабай — родной татарский брат Деда Мороза. Народу маршрут понравился: и ближе, и расходов поменьше, и интересно.

Жаль, я не смог посмотреть резиденцию Кыш Бабая. Но еще сильнее меня манили леса, где водятся (мои знакомые точно видели несколько раз!) симпатичные и страшноватые существа сугубо местной породы — Шурале! Прямо вместе с Кыш Бабаем круглый год обитает там это лесное существо.

Поэтому, узнав, что депутаты Госсовета едут в Заказанье посмотреть сохранение памятников культурного наследия, я попросил председателя депутатского комитета по этим вопросам Разиля Валеева взять одного недепутата с собой. Получилось! Транспорт, экскурсоводы, представители местной власти, ответственные за владения Кыш Бабая и Шурале, родниковая вода и питание — все гарантировано. Условия намного лучше, чем сервис для нормального туриста.

Я был настроен на игривый лад и праздник, полагая, что депутаты специально устроили себе пикник под занавес своего срока в парламенте. Время-то отпускное, погода отличная. И микроавтобусы удобные, и хозяева гостеприимные. Встречай гостей, Шурале-ипташ!

СТАРАЯ КАЗАНЬ — НЕ НАЗВАНИЕ ВОДКИ, А ПРЕЖНЯЯ СТОЛИЦА

Первая остановка — в деревне Камаево Высокогорского района, где и было первое поселение города после переезда из Болгара. Иске Казан — любимое место любителей истории. В 40 км от нынешней Казани стали жить-поживать «нью болгарцы» или жители Болгар-аль Джадит, то есть Нового Болгара. Почему они позже махнули на берег Волги и Казанки, мне неведомо. Говорят, что вдали от реки было спокойнее от нападения по воде, но без транспортной артерии трудно торговать, общаться с внешним миром. Развитие получила нынешняя версия Казани, на Волге. Но эпоха старой Казани — Иске Казан — не забыта. Благоустроены родники, можно увидеть гору и поле, речку, где располагалось поселение. А на краю Камаево (бывшее имение Камая-мурзы, наместника московской власти) несколько лет назад выстроен деревянный Кремль.

Это настоящая гордость Татарстана — сюда едут со всей России на рыцарские бои и другие фестивали. На фоне башен, укреплений и ворот можно снимать фильмы. Помню, мы с другом Ф.Камалом отсняли четыре коротких документальных фильма о реконструкции средневековых боев. Даю ссылку только на одну из них, найдите как-нибудь 10 минут для просмотра, вы убедитесь, насколько захватывающее это зрелище — реконструкция истории.

Прошло уже два года, но до сих пор волнует сюжет, который мы оформили музыкой Вагнера. Становится понятно, что война не игра… Тогда даже не подумал, кто построил это великолепное укрепление из дерева. Думал, государство. Столько средств, настоящего деревянного материала и души вложено! Депутаты смотрели на Иске-Казанский заповедник с изумлением. Собраны экспонаты, открыт замечательный музей. Он воспринимается как вход в глубокую историю. Настоящую и чисто казанскую историю культуры и быта. Иске-Казанский заповедник укрепляется, растет, но он до конца не оформлен и не получил статус государственного комплекса. Пока это просто шедевр частно-государственного партнерства и нескончаемой энергии депутата Госсовета, руководителя ОАО «Таттелеком» Лутфуллы Шафигуллина и его друзей.

Построенный и обустроенный ими деревянный Кремль — самый настоящий новодел. Но зато какую огромную правду он доносит! Именно такими были средневековые города нашего края.

Депутаты с большим уважением и почтением получали информацию об истории края. Оказалось, что вместе с членами комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам приехали представители министерства культуры, руководство трех заказанских районов в этот день всецело погрузились в проблемы культурного наследия. Приехали некоторые депутаты других комитетов и комиссии — вот какая важная повестка дня! И даже самый главный экскурсовод — помощник президента Татарстана Олеся Балтусова — тоже осматривала непривычные объекты старины. Разговоры о культурном наследии разворачивались не в городе, а в деревнях и лесах…

РАЛЛИ ПО ИСТОРИЧЕСКИМ МЕСТАМ

Короче, моя надежда отдохнуть на природе вместе с народными избранниками накрылась медным тазом. Дальше день превратился в авторалли по историческим местам. После осмотра Иске Казан разбились на две группы, чтобы охватить сразу Атнинский и Арский районы, посмотреть наиболее важные памятники истории культуры. Посмотрели старые и новые мечети и церкви. Не думал, что в «чисто татарском» Арском районе, где русские составляют менее 5%, имеется 6 церквей. Некоторые весьма крупные, все с богатой историей. Их в основном восстанавливают за счет средств хозяйств, района и прихожан. Впечатляют многочисленные музеи и в городе Арске, и в деревнях.

Оказалось, что в каждом из объектов наследия куча смысла и проблем. Информация уникальная, часто просто потрясающая. Я попал в группу, которая смотрит Арский район. Другая группа увидела в Атнинском районе дом купца Даутова и уникальный образец деревянного зодчества — трехэтажный дом, расположенный в селе Большой Менгер. Никогда еще в течение одного дня не приходилось получить такой объем информации, вызывающей стресс. Лесная тишина и знакомство с жилищем Шурале остались в мечтах.

Когда обе группы, объехав свой маршрут длиной в 150 — 200 км, встретились у Святого Родника близ села Хотня, все «этнотуристы» были измотаны и возбуждены. Они попили знаменитую хотнинскую воду, полюбовались благоустройством родника. Оказалось, и здесь потрудился Шафигуллин, который за год привел в порядок еще Петропавловскую церковь, которую построил 1830 году Петр Алексеевич Перцов по проекту выдающегося архитектора Петра Пятницкого — создателя здания Казанского университета. Кстати, семья Перцовых и роль этой династии в отечественной истории требуют отдельного разговора.

Заседание комитета Госсовета состоялось в Кырлае, рядом с музеем Габдуллы Тукая. Если честно, то у меня не хватило сил и времени поинтересоваться насчет Тукая и его любимого героя Шурале. 74 объекта культурного наследия Арского района (а всего, за исключением Казани, их 1004 единицы). 310 памятников наследия федерального уровня. Муниципальных памятников намного больше. Некоторые из них настолько ценны, что их потеря была катастрофой. А всего в Татарстане объектов культуры и истории разного достоинства — 7 тысяч. Трудно доглядеть, нелегко сохранить.

Здание медресе в деревне Курсе построено в 1830 году. И стоит до сих пор. Глава Арского муниципального района Алмаз Назипов помнит наизусть каждую подробность исторических фактов. Их много, гораздо больше, чем денег. Депутаты искали выход из положения, так как объем затрат огромен. Приходится надеяться на частно-государственное партнерство. Но благотворители, партнеры государства, пока не имеют льгот и других стимулов, значит, нужно менять законы…

Огромное количество памятников находится в неудовлетворительном и аварийном состоянии. Мечеть в Береске Атнинского района построена на 5 — 6 лет раньше старейшей мечети Казани, носящей имя Марджани. Программы «Мирас» на его реставрацию записано 1 млн. рублей. Этого не хватит даже на проектирование. А ведь речь идет о мечети, построенной раньше мечети Марджани! Не хочется сопоставлять этот памятник с церквями и усадьбами купцов, построенными 100 — 150 лет назад, на которые программой «Мирас» записаны 10 — 20 и даже 30 млн. рублей. Национальных мотивов тут нет, каждый объект рассматривается отдельно. Но все-таки некоторые памятники уж очень старые и не имеют аналогов. Может, и хорошо, что столь горячий вопрос был рассмотрен гласно, с участием всех сторон, выработкой рекомендаций и мер государственной заботы.

КТО САМЫЙ ЦЕННЫЙ КАДР В ЗАКАЗАНЬЕ?

Не хочу политизировать вопрос сохранения памятников культурного наследия. Или акцентировать национальный аспект. Русская женщина Любовь Михайловна Осина — заместитель руководителя Арского района, по-татарски говорит не просто без акцента, а на уровне учителей татарской литературы или работников театра им. Камала. Из ее рассказов я убедился, что если нормальный любознательный человек окажется здесь, то он увлечется и останется надолго.

Именно в Заказанье выросла почти половина классиков татарской культуры и богословия. Их труды, биографии, книги популярных писателей настраивают на позитивный лад. В 80-годы я приезжал в эти края вместе с поэтом Сибгатом Хакимом и нынешним председателем конгресса татар, депутатом Госсовета от Арского района Ринатом Закировым в Урнякское сельское ПТУ, где будущих механизаторов учили по-татарски, настраивали на дружбу между народами. Такая же традиция к отношениям между этносами продолжается и сейчас. Разве что иногда родной язык оттесняется в общественной жизни города. А язык тоже культурное наследие, причем самое важное.

Сейчас райцентры превращаются в города, дома и улицы устраиваются по-городскому. Правда, еще не везде дороги, как в Германии. Они будут, если постараемся. А среда может исчезнуть. На заседании в Кырлае сказали о насущном — нужна этническая деревня, чтобы все было как раньше, каким видел село Тукай, где мог бы органично вписаться даже Шурале. Иначе в современном мегаполисе и поселках городского типа неуютно.

В Заказанье живут и работают сильные хозяйственники. Рустам Калимуллин (Высокая Гора), Ахат Хакимов (Атня), Алмаз Назиров (Арск) имеют такой опыт управления, что они узнаваемы во всем Татарстане. Отсюда же, из Заказанья, вышли самые крупные звезды культуры, науки, литературы. Есть тут авторитетные муниципальные руководители, предприниматели, партийные активисты и религиозные деятели.

И все же самым эффектным, влиятельным и популярным персонажем я считаю… того самого Шурале. Меняются времена, цари и порядки, но при любой системе читаешь бесхитростный стих Тукая о Кырлае и видишь перед собой легендарную фигуру Шурале. Он теперь видится защитником природы, лидером экологов, воспитателем, наивным простодушным существом, какими бывают самый добрые безвредные работяги.

В век компьютеров и интернета жесткость и космические конфликты вторгаются в детские души с ранних лет. Мне за них тревожно. Нужны магические существа из прошлого. Люди в них заинтересованы. О Шурале сняты документальные фильмы, а также несколько мультфильмов. Это показатель огромной популярности. О нем Фарит Яруллин написал балет, который ставился в Большом театре и в Праге, а недавно снова был поставлен в Санкт-Петербурге. Его лик украшал коробки с конфетами, папиросами. Замечательный детский парк напротив «Идель-Пресс» тоже был сначала назывался «Шурале». Зря думают, что это отрицательный персонаж. Он может быть милым, красивым, добрым, романтичным — он такой, как нормальный татарин.

Впрочем, национальная, религиозная и партийная принадлежность Шурале не установлена. Но он может украсить любой предвыборный список, если вдуматься. Вне зависимости от национальности и партийной принадлежности, Шурале остается самой перспективной фигурой политического ландшафта.

Он выживает в разных эпохах. Татарин по происхождению, он существо планетарного масштаба, по-моему. Может породниться с кем угодно. Привычка щекотать — только миф. Он рожден, чтобы щекотать душу и совесть. Его можно обмануть. Но он сам никого не обманет. А это большой дефицит сейчас. В изуродованном лесу, испачканной природе Шурале немыслим. Только как символ несчастной жертвы.

Он может быть по-настоящему благодарным таким дядям, как Лутфулла Шафигуллин и ему подобные. Все еще не до конца оцененный, он терпеливо ждет своего часа среди главных ценностей и брендов. Это наше все. Вот увидите.

Шурале — наше культурное наследие, которое нужно беречь, сохранить во что бы то ни стало. И создавать ему приличные условия существования. Иначе в округе не будет сносных условий для всего живого. Не дай Бог, убежит, если война, загорающаяся в некоторых местах бывшей страны, будет приближаться к нам. Все объекты культурного наследия защищают человека в человеке.

Мы еще поговорим о чудесах и памятниках Заказанья, которых не меньше, чем в 1000-летней Казани. Я верю: чтобы посмотреть на них, весь мир приедет к нам и спросит: «Кто это с длинными пальчиками? У нас такого нет?» Потом миллионы, десятки миллионов людей из разных стран тоже влюбятся в это непутевое существо. Они откроют для себя нас, нашу республику и наш народ.

Туристическая экскурсия в духе отпускника на этот раз не получилась. Но к Шурале я поеду в следующий раз, отдельно, без депутатов, еще кое-что расскажу. В культурном наследии очень много загадок и позитивной энергии. Оно как дорогое лекарство.

Римзиль Валеев, «БИЗНЕС Online»

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*