enrutat
Главная / Ринат Закиров: «Как что-то у татар случается, сразу говорят: а куда смотрит ВКТ?»
Ринат Закиров: «Как что-то у татар случается, сразу говорят: а куда смотрит ВКТ?»

Ринат Закиров: «Как что-то у татар случается, сразу говорят: а куда смотрит ВКТ?»

ЧТО СТАЛО ПРИЧИНОЙ РАЗДОРА ТАТАР В МОСКВЕ И КИЕВЕ, ПОЧЕМУ «ТАТНЕФТЬ» ДОЛЖНА ВМЕШАТЬСЯ В ДЕЛА ТАТАРСКОЙ ОБЩИНЫ КИЕВА И ЧЕМ ЗАНЯТА В ВКТ ФАУЗИЯ БАЙРАМОВА.

Председатель исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров намерен до конца отстаивать свое мнение относительно должности президента Республики Татарстан. Об этом он заявил в ходе интернет-конференции «БИЗНЕС Online». Он считает, что именно это название должности адекватно задаче объединения татар всего мира. Закиров, отвечая на вопросы читателей, также рассказал, кто спонсирует проведение Сабантуев по всей России, как ВКТ позиционирует себя в политике, кто и зачем предложил ему возглавить исполком.

«ГДЕ ТАТАРЫ, ТАМ САБАНТУЙ»

— Ринат Зиннурович, в какой стране или регионе России татары имеют наиболее мощные и активные общины?

— Татары сегодня проживают в Финляндии, Турции, Китае, Австралии, США, Германии, Японии, а также в странах СНГ — Казахстане, Туркменистане, Узбекистане. Наиболее активные и уважаемые общины татар — в Финляндии, Австралии и Турции. К примеру, вновь избранный президент Финляндии обязательно встречается с татарской общиной, а власти Австралии попросили общину, чтобы она приглашала татар на жительство в эту страну, хотя иностранцев там не очень жалуют. Это говорит об авторитете татарской диаспоры в различных странах мира. Президент Финляндии Тарья Халонен, выступая в Казани три года назад, сказала, что татары в ее стране являются эталоном толерантности и Финляндия гордится своими татарами.

— А какая польза России от объединения татар? (С.М.Кадыров)

— Даже если взять один наш проект возрождения татарских сел: разве вклад в обеспечение продовольственной безопасности страны не польза для нее? Несколько лет назад Россия приняла доктрину продовольственной безопасности страны. Приняли и забыли. А мы ее реализовываем на примере конкретных татарских сел! У президента России Владимира Путина была позитивная реакция на проведение первого всероссийского сельского Сабантуя в Самарской области, и мы поняли, что в точку попали. Мы граждане России, и нам ее будущее небезразлично.

— Скажите, ВКТ — это инструмент татар для реализации своих интересов и защиты своих прав или это инструмент Татарстана для того, чтобы продвигать свои экономические интересы за пределы республики и страны?

— И то и другое. Это инструмент реализации задач, стоящих и перед Татарстаном, и перед татарским народом в разных областях деятельности и сферах жизни. Этот вопрос надо рассматривать в совокупности.

— У евреев тоже есть конгресс, но там очень много олигархов — и возглавляют, и в попечителях, и финансируют. А у нас нет ни одного олигарха в ВКТ, а только деятели культуры…

— Мы же не виноваты, что не сформировали олигархов… (смеется). Но наша сегодняшняя жизнь позволяет нам формировать если уж не олигархов, то самодостаточных людей, которые могут помочь своему народу сохранить национальную самобытность. Такие люди, к счастью, появляются, и их достаточно много. Когда в 2002 году я пришел работать в ВКТ, мне нередко звонили и просили выслать 5 тысяч рублей на проведение Сабантуя. Сейчас такого уже давно нет.

— Кстати, есть такой вопрос: «С какой целью проводятся Сабантуи в других регионах РФ и других государствах? Кто финансирует данные мероприятия?» (Анастасия)

— Это древняя, значимая, любимая и почитаемая традиция нашего народа, которой не меньше 1000 лет. Окружающие народы знают: где татары, там Сабантуй. Перед проведением Сабантуя или другими важными проектами собирается бизнес-сообщество и решает, сколько и чего нужно, кто и чем может помочь.

— То есть регионы России сами финансируют свои Сабантуи?

— Конечно!

— Но вот, например, Челны закреплены за Москвой для проведения там Сабантуя, и предпринимателей заставляют финансировать это дело…

— Это неправда, никто никого не заставляет финансировать Сабантуй. Во всяком случае я никогда не слышал про такую «обязаловку». А смысл закрепления наших районов за регионами России заключается в том, чтобы наши делились своим опытом проведения Сабантуев. Помнится, лет 15 назад, когда в регионах страны взялись проводить Сабантуи, они выглядели просто как народные гуляния. Никто не представлял себе его исторического содержания. Так вот благодаря помощи Татарстана, его городов и районов Сабантую везде удалось вернуть его истинное содержание.

Как известно, главным украшением Сабантуя является татарская национальная борьба корэш. А во многих регионах начисто утратили представления о нашем национальном виде спорта. Поэтому нам пришлось создать всероссийскую федерацию национальной борьбы корэш. Сегодня его филиалы действуют в десятках регионов страны, где проводятся многочисленные турниры по этому виду борьбы. И это помогло вернуть Сабантуям истинное лицо и джигитскую удаль.

— В Татарстане тоже есть олигархи. Например, верхушка ТАИФа. Они помогают финансами?

— Вы знаете, их участие я вижу опосредованно. ТАИФ способствует созданию экономической мощи Татарстана, и в итоге республика способна помогать регионам страны в проведении Сабантуя участием в них своих делегаций. Если бы не было материальной возможности, никто бы никуда не ездил.

УФА САБАНТУЙ ИГНОРИРУЕТ

— Конгресс проводит Сабантуй во Владивостоке, где, образно говоря, живут пять татар, и ни разу не провел ни федеральный Сабантуй, ни всероссийский сельский Сабантуй в соседнем Башкортостане, где проживают полтора миллиона татар. Почему в Башкортостане ни разу не был организован Сабантуй такого уровня? Планируется ли? (Гульназ Бадретдин)

— В ходе подготовки к саммиту АСЕАН во Владивостоке президент Татарстана заинтересовался этим регионом, поскольку тихоокеанские страны в последние годы бурно развиваются экономически. Поэтому Рустам Нургалиевич поставил перед конгрессом задачу выяснить, насколько активны и успешны там татары. Для первой же встречи мы на свой страх и риск арендовали самый большой зал города — помещение драмтеатра имени Горького вместимостью 1 тысяча человек. Каково же было наше удивление, на концерт артистов из Казани не все желающие смогли попасть. И тогда сами собой там открылись перспективы проведения федерального Сабантуя. После этого два руководителя наших регионов без труда договорились о проведении федерального Сабантуя во Владивостоке.

Что касается Башкортостана, то нам удивительно, что в его миллионной столице Уфе вообще не проводится этот народный праздник. Мы знаем, Республика Башкортостан активно участвует в проведении Сабантуев в Москве и Санкт-Петербурге, а у себя в Уфе это мероприятие полностью игнорируют. Как это понимать? У нас на это нет ответа. Мы считаем, заводить разговор о проведении федерального Сабантуя в Уфе можно только тогда, когда они возобновят эту традицию в своей столице.

— Где и когда в этом году проходит всероссийский Сабантуй? (Булат Имамов)

— Федеральный Сабантуй состоялся 15 июня в Томске по инициативе губернатора области. В празднике участвовала делегация Татарстана во главе с президентом республики.

«ПРЕЗИДЕНТ ТАТАРСТАНУ НУЖЕН НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ КИЧИТЬСЯ»

— Как ВКТ планирует защитить институт президентства в Татарстане? (Дамир)

— Почему только конгресс должен защищать институт президентства? Считаю, его должен отстаивать весь многонациональный народ Татарстана. Мне кажется, мы все неплохо живем с нашими президентами. Давайте вместе, рука об руку, убедим Путина, что название «президент» у нас в Татарстане надо оставить. Сравнивать нас с какой-то другой республикой невозможно и не нужно.

У какого еще субъекта есть договор с Федерацией? Жизнь заставила заключить эти договора. Ведь 90-е годы не столь уж далекое время, все треволнения могут повториться, а они абсолютно никому не нужны. Такая «шелуха» вновь всех нас может привести в нервозное состояние. Нам к этому возвращаться не хочется. Для того чтобы был в нашем общем доме действительно уют и комфорт, такую маленькую особенность Татарстану позволить можно — сохранить институт президентства.

Президент Татарстану нужен не для того, чтобы кичиться: вот, у нас есть президент, мы такой народ, мы такая республика! Нет, не для этого. Президент нужен для того, чтобы, общаясь с главами государств, с губернаторами, он мог повлиять на сохранение татарской идентичности в разных частях мира. Поскольку всего-навсего 25 процентов татар проживают в Татарстане, остальные 75 процентов — за пределами республики. При такой ситуации и раскладе татарам без президента не обойтись.

— А президент — это важное название должности?

— Очень важное название! Никакие другие названия не подходят. Начинается вакханалия: вот, давайте ханом назовем! Я считаю, это не от большого ума. Название «президент» воспринимается везде и народом, и властями. Президент есть президент.

— И что, в Казани будет майдан из-за переименования должности президента?

— Нет, мы пойдем интеллектуальным путем. Как депутат Госсовета РТ я свое мнение буду отстаивать до конца. И мы надеемся на президента страны. Он человек разумный, он воспринимает Минниханова как уникального руководителя национальной республики.

— А если заберет его в Москву и сделает премьером?

— Думаю, Татарстан как успешный регион стране нужнее, чем в Москве еще один чиновник.

«СИТУАЦИЯ В МОСКОВСКОЙ АВТОНОМИИ ТАТАР НЕОДНОЗНАЧНАЯ»

— Как вы относитесь к вновь избранному председателю региональной татарской национально-культурной автономии Москвы Мухамадиеву Ринату Сафиевичу? Будет ли какое-то взаимодействие между вами лично, конгрессом и автономией Москвы? (Альберт Асгатович)

— К нему я отношусь как ко всем. Мы открыты для всех! Но ситуация в московской автономии татар сегодня неоднозначная: там много недовольных, оспаривающих его избрание. А все сложности там из-за дома Асадуллаева.

— Да, такой вопрос тоже есть: «То, что творится в доме Асадуллаева, у многих татар вызывает только горечь и неприятие того, что делают Мухамадиев и полпредство. Хотя предыдущий состав сотрудников ППРТ в РФ сделал очень многое для возвращения дома Асадуллаева общине. Была разработана также ими концепция развития центра татар. Может ли ВКТ создать полноценный культурный центр татар в Москве?» (Салиха)

— Всем кажется, что дом Асадуллаева используется неэффективно. Говорят, ремонт там делают много лет, но так и не сделали. Там целый клубок проблем. Но все свои проблемы московские татары должны решать сами. Мы рассчитываем на помощь представительства Татарстана в Российской Федерации в разрешении проблемы дома Асадуллаева.

— На чьем балансе находится дом Асадуллаева?

— Дом Асадуллаева находится на балансе администрации президента РФ и передан в безвозмездное пользование татарской автономии на 49 лет.

— Похожий вопрос пришел из Киева: «В Киеве есть Татарский дом, выкупленный Татарстаном на деньги «Татнефти» для всеукраинского татарского культурного центра «Туган тел» (ВТКЦ). Однако давно уже им распоряжается Канафия Хуснутдинов, который до недавнего времени считался «президентом ВТКЦ», хотя он не представляет татар Киева и других областей Украины. После вашего приезда в Киев в мае 2013 года, когда состоялось переизбрание Хуснутдинова по его заявлению об уходе, фактически ничего не изменилось. Хуснутдинов со своей семьей распоряжается Татарским домом, не допуская туда татар Киева и областей. Конгресс татар может и должен навести порядок хотя бы в пределах учреждения, созданного и финансируемого за счет Татарстана. Мы, татары Украины, не знаем теперь, что делать и кого слушать. Мы, законопослушные татары, не против России и выполняем законы Украины. Но нам не на кого опереться, получить правовую помощь. (Римма Сайфетдинова — представительница киевского общества татар)

— Да, к сожалению, все так и есть. Хуснутдинов долгие годы возглавлял татарскую организацию «Туган тел». Такие дома у нас есть в некоторых странах и регионах России. Например, в Нью-Йорке подобный дом уже десятилетиями переходит из одного поколения к другому, помогая сохранять круг общения татар. И в Киеве было так же задумано: руководители организации будут меняться, а дом будет оставаться татарскому сообществу.

— Так ВКТ должен разрулить эту ситуацию?

— Как что-то у татар случается, сразу говорят: а куда смотрит ВКТ?.. Мы считаем, в этом доме в Киеве должно наводить порядок ОАО «Татнефть», на балансе которого дом находится. И мы уже написали об этом гендиректору компании. Вопрос у нас на контроле, а решению проблемы помешали только события в Киеве. Как только ситуация на Украине стабилизируется, состоится съезд украинских татар, и они изберут себе нового лидера.

— Какие совместные мероприятия проводит ВКТ с федеральной национально-культурной автономией татар? (Зуфар И.)

— У нас все мероприятия совместные. У Всемирного конгресса татар — более 400 организаций по всему миру, а у федеральной национально-культурной автономии татар — 32 организации по стране. И все эти организации одновременно входят и в ВКТ. Кстати, Индус Ризакович Тагиров одновременно возглавлял и конгресс, и автономию, а затем руководство почему-то разделили.

«КОНГРЕСС И ТОЦ — ЭТО РАЗНЫЕ ВЕСОВЫЕ КАТЕГОРИИ»

— ТОЦ выдворен из своего здания, которое находилось в ведении НКЦ, возглавляемого вами. В «изгоях» и «экстремистах» ходит молодежь из «Азатлык». Нет ли возможности помочь этим джигитам? Или попытаться воспитать их, учить, если они что-то делают не так? (Зульфия)

— Конгрессу есть чем заняться помимо ТОЦ и «Азатлык»! Мы же везде не успеваем, поэтому пусть уж они сами воспитывают своих активистов. Что касается здания, в котором размещался ТОЦ, то оно принадлежит исполкому Казани, за НКЦ его закрепили на пять лет, а потом забрали обратно.

— Что из себя представляет ТОЦ сегодня?

— Я не могу сказать, что ТОЦ не решает какие-то национальные вопросы. ТОЦ на своем уровне своими методами вопросы решает. А конгресс и ТОЦ — это разные ипостаси, разные плоскости, разные весовые категории. Может быть, цели мы ставим одни, но методы их достижения у нас разные. По мере возможности мы ТОЦ всегда помогали.

— Какую работу ведет Фаузия Байрамова как активистка и член исполкома конгресса? В чем вы с ней не согласны? Как относитесь к радикальному крылу националистов? (Р.М-на, Казань).

— Фаузия Байрамова — один из самых активных членов исполкома. У конгресса есть своя позиция и критерии оценки событий, а если взгляды Байрамовой порой от них отличаются, то она позиционируют себя как писатель, общественный деятель, но не как член исполкома. Мы никаких запретов никому не ставим, но личную позицию нельзя выдавать за позицию ВКТ. Мы понимаем, что работаем в многонациональном обществе, и действия ВКТ должны быть понятны всем национальностям, живущим в России. Поэтому от имени конгресса нельзя заявлять что угодно. Мы своей репутацией дорожим, и это позволяет нам 22 года оставаться на плаву.

Я уважаю женщин и ценю многие их качества, но в политике действуют другие свойства людей. Вы обращали внимание, что в лесу или в незнакомом городе женщина не может найти обратную дорогу? Женщина более увлекающаяся натура и ориентиры для себя не отмечает. А я, например, всегда отмечаю для себя приметы, чтобы найти обратную дорогу. Это особый род мышления, а в политике это очень важно.

— То есть вы всегда просчитываете пути отступления?

— Если пути отступления не будешь просчитывать, в политику лучше не лезть.

«У НАС НЕТ НИКАКОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ ПО ЯЗЫКОВОМУ ПРИЗНАКУ»

— По некоторым оценкам сейчас более 1 миллиона татар не знают татарского языка. Это огромная часть нашего народа. Однако вся идеология ВКТ построена на том, что татарин просто обязан знать татарский язык. Вокруг этого строится значительная часть ваших мероприятий. Планируете ли вы отказаться от такой дискриминационной политики? И наконец-то признать, что татары такие, какие они есть в реальной жизни, а не такие, какими их хотят видеть кабинетные татарские националисты? (Дамир)

— Я в корне не согласен с таким мнением! Нет у нас никакой дискриминации по языковому признаку. Когда в 2002 году я пришел в конгресс, мне некоторые «товарищи» говорили: тех, кто не знает татарского языка, не надо привлекать к работе. На что я им отвечал: мы будем работать со всеми. И те, кто не знает языка, — это наш резерв, мы с ними будем работать до тех пор, пока они не поймут необходимость обучения родному языку.

И мы работаем со всеми. Например, сегодня в Челябинске организацию возглавляет женщина, которая совсем не знает татарский язык, но зато очень хорошо сумела организовать работу.

— До революции в России был десяток медресе университетского уровня типа «Галия», «Хусаиния», «Иж-Бубы» и т.п. Где на 7 миллионов татар хоть один татарский Университет? (Nail Asan)

— До революции медресе давали образование уровня высшего, и вся татарская интеллигенция вышла оттуда. Считаю, что народ, насчитывающий 7,5 миллионов человек, должен иметь все звенья образования на своем родном языке. И это не просто самоцель, а форма интеллектуального развития нации, что необходимо для сохранения идентичности. Но чтобы такой университет появился, должно для этого созреть общество. И если нация развивается, этот вопрос с повестки не может быть снят.

— Вопрос простой и банальный: как сохранить татар, особенно в смешанных браках? Может, запретить смешанные браки? Почему татары предпочитают русских женщин, а русские женщины не будут учить татарский и не согласятся быть татаркой? (Наиль)

— На мой взгляд, вопрос сформулирован неточно. А меня, например, больше волнует, что многие национальности стремятся жениться на татарских девушках. По-моему, ключ к решению этого вопроса — в руках наших женщин.

— Ринат Зиннурович, в ваш адрес поступило много просьб: и помочь установить памятник Рудольфу Нуриеву в Казани, и лоббировать восстановление Ново-Татарской слободы, и проводить День Калфака, и бесплатно раздавать сиротам билеты на концерты звезд…

— Всех, кто проявляет инициативу в том или ином хорошем деле, мы поддержим.

— Всегда был противником бестолковых структур и штанопротирательства. Рината знаю как серьезного человека, зачем тебе заниматься этим? (Однополчанин)

— Могу сказать только одно: этот «однополчанин» не в курсе деятельности конгресса. Года три-четыре назад я встречался с академиком РАН, членом множества зарубежных академий, директором Института астрофизики общества имени Макса Планка в Германии Рашидом Сюняевым. Стал ему рассказывать о деятельности ВКТ, а он мне говорит: стоп, я все это знаю! Я удивился: откуда знаете, ведь мы раньше не встречались? Отвечает: а для чего интернет и другие информационные каналы? В любую свободную минуту я интересуюсь, что происходит в мире, у соотечественников.

Это говорит о том, что людям любого ранга не запретишь интересоваться. У него просто времени нет этим лично заниматься. Позже я узнал, что он свои собственные деньги тратит на обучение татарских ребят по специальности «физика» в Казанском университете.

Вместо того чтобы обвинять нас в «штанопротирательстве», лучше бы узнать, чем занимается конгресс. Я сегодня уже два часа рассказываю о делах нашей организации и результатах этой работы. И я всегда что говорю, то и делаю, сочинительством не занимаюсь. Я мыслю конкретными категориями: если я практического результата не вижу, я тему даже не затрагиваю. Конгресс — это очень востребованная организация, и не только татарами. Мы приносим пользу республике уже тем, что расширяем спектр ее взаимосвязи с другими регионами России и с другими странами. И инициаторами этой взаимосвязи выступают наши сородичи, проживающие за пределами Татарстана.

Если бы мне было неинтересно работать в конгрессе, я не занимался бы этим так упорно и так долго, без выходных и праздников. Наоборот, я считаю, что это очень творческая работа и реальная жизнь.

«ДА, Я ЦЕНТРИСТ»

— Кто предложил вам возглавить ВКТ?

— Минтимер Шарипович Шаймиев (президент РТ с 1991 по 2010 год — ред.). Я упорно отказывался, считая, что после авторитетного академика моя кандидатура не совсем подходящая.

— Предложение было для вас неожиданным?

— Очень неожиданным! Я отказывался, мотивируя это тем, что не обладаю опытом выступлений перед большой аудиторией. Да, у меня есть опыт организационной работы, сказал я президенту. А президент ухватился за слово «организовать», сказал: «Мы этап разговоров уже прошли, сейчас самое главное — организовать дело».

— То есть ушел политик, пришел менеджер?

— Пожалуй, с этим согласиться можно.

— А кто идеолог?

— Я на идеологической работе с 1972 года! Работал в идеологическом отделе обкома комсомола и обкома партии, потом возглавлял филиал музея Ленина. Сегодня в своей работе во главе исполкома конгресса татар я и свой опыт использую, и к мнению коллег прислушиваюсь, и взгляды националистов изучаю. Выслушаю всех, а потом принимаю взвешенное решение.

— То есть у вас политика центриста?

— Да, я центрист.

— Госсовет РТ определил дату выборов — 14 сентября. Вы будете снова баллотироваться в парламент республики?

— Имея статус депутата, я включился в большую культурно-образовательную программу развития Арского и Атнинского районов. Уже есть определенные достижения, интересные идеи, которые хотелось бы реализовать в ближайшее время. Я рад, что у меня сложились хорошие деловые отношения с руководителями районов, педагогическими, культурно-просветительскими, хозяйственными кадрами. Поэтому хотелось бы довести до конца начатые дела.

Как руководителю Всемирного конгресса татар мне приходится много ездить по регионам России и странам зарубежья, где проживают татары. И в этих делах статус депутата очень помогает. Зачастую доводится контактировать с властями региона и на ходу решать конкретные вопросы. Имея такой груз ответственности, я не могу не баллотироваться в депутаты.

— На выборы вы пойдете по партийному списку от «Единой России»?

— Нет, по Арскому одномандатному округу.

— Почему именно Арский округ выбрали?

— Там зарождались родники татарского литературного языка, а поскольку я как председатель исполкома Всемирного конгресса татар 24 часа в сутки занимаюсь этими вопросами, посчитал, что мне по пути с этим народом.

— О чем мечтает председатель исполкома ВКТ? (Альфия)

— У меня есть мечта, чтобы татары сохранили в этом мире свою идентичность, свой язык, культуру. Чтобы эта богатейшая духовная культура, которая создана всеми предыдущими поколениями, не потерялась и была востребована в будущем. Ради этого стоит жить и трудиться.

«БИЗНЕС ONLINE» МЕНЯТЬСЯ НЕ СЛЕДУЕТ»

— Газету «БИЗНЕС Online» читаете? Какие будут пожелания редакции?

— Вы охватываете большой пласт информации, освещаете и политическую, и экономическую, и духовную жизнь. С таким подходом вы находитесь на правильной стезе, меняться вам не следует. Продолжайте в том же духе! Ваши подходы всех устраивают, я думаю. Вы придерживаетесь объективной политики, и это правильно. Когда начинают высказывать крайне полярные идеи, это, считаю, только для того, чтобы покрасоваться.

Не надо гнаться за сенсациями, а следует продолжать упорно и профессионально делать свое дело. Это люди лучше воспринимают. Все знают, что крайности есть, общества без этого не бывает, но каждому хочется быть ближе к центру, к усредненному. Хорошая политика должна быть способна аккумулировать мнения людей, даже не опрашивая массы, и понятно транслировать идеи в общество. Это целиком и полностью относится и к вам: «БИЗНЕС Online» умеет это делать.

— Ринат Зиннурович, спасибо за интересный разговор. Успехов вам!

Татьяна Завалишина
фото: Сергей Елагин

«БИЗНЕС Online»

Один комментарий

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*