enrutat
Главная / Рустам Минниханов: «В городе сохранить татарскость тяжело, поэтому нужно помогать селу»
Рустам Минниханов: «В городе сохранить татарскость тяжело, поэтому нужно помогать селу»

Рустам Минниханов: «В городе сохранить татарскость тяжело, поэтому нужно помогать селу»

В Казани завершился VIII всероссийский сход предпринимателей татарских сел. В «Корстоне», где прошло пленарное заседание, фермеры обращались с просьбами к президенту Татарстана, которые тот в оперативном порядке пытался решить. Кроме того, Рустам Минниханов, будучи в хорошем расположении духа, много шутил, хвалил мордовские семечки и радовался появлению татарской породы лошадей. Подробности читайте в репортаже «БИЗНЕС Online».

«У НАС НЕДОРОГО, ПОТОМУ ЧТО НИ ОТ КОГО НЕ ЗАВИСИМ, ВСЕ ОТ ПОЛЯ ДО ПРИЛАВКА НАШЕ»

Всероссийский сход предпринимателей татарских сел — мероприятие, проходящее каждый год, причем практически по одному и тому же сценарию. За это его нет-нет да и критикуют, мол, давно назрели какие-то перемены. Модернизация случилась сегодня: выставку-ярмарку производителей продукции и товаров народных промыслов из регионов РФ, которая и по программе, и по традиции должна была состояться до начала пленарного заседания, перенесли на самый конец.

В этом году ярмарка была организована опять же не в фойе «Корстона», как раньше, а на втором этаже, в помещении раза в 2–3 меньшем, чем коридоры гостинично-развлекательного комплекса. Продукция традиционная (впрочем, как и участники). Конская сыровяленая колбаса казылык — фаворит выставки, но и у ее производителей есть проблемы. «Продажи упали, наверное, наполовину. Видимо, везде продукции много, раньше спрос был большой. Но ничего, не жалуемся, не голодаем», — констатирует Лейла Сулейманова из КФХ «Сулейманов», самого известного в Татарстане производителя казылыка. А вот у гостей из Нижегородской области объемы упали на четверть, так нам сказал Рифат Нуриманов из села Сафажай: «Мы продаем свою продукцию в основном в трех городах: Москве, Нижнем Новгороде и Казани. У нас казылык в натуральной оболочке, не в целлофане, как у других, истинные ценители вкуса покупают именно натуральный продукт. Цена — 1 тысяча 300 рублей за килограмм».

Нашлись и те, у кого спрос на продукцию остался на прежнем уровне. Как сказала Гульсум Бадаева из самого большого в мире татарского села Средняя Елюзань, их хорошо знают как производителей халяль: «В нашем селе даже слово „свинья“ не упоминается. Спрос не падает из-за хорошего качества, мы продаем у вас в агропромпарке, в Якутии, Хабаровской области, Чечне, Дагестане — везде».

Второе по численности татарское село — Шыгырдан (Чувашия). Приехавший оттуда Азат Пазюков на уменьшение оборотов тоже не жалуется, у него они только растут. По его словам, главный секрет — продавать не только казылык: чем больше ассортимент, тем лучше: «Только казылык продавать тяжело, а у нас большой ассортимент, нужно, чтобы как минимум 20–25 видов продукции было, тогда проблем нет».

Такого же мнения придерживается и Решит Санзяпов, также предприниматель из Чувашии: «В прошлом году мы молочкой не занимались. Сейчас сами производим, обрабатываем, делаем, творог, корт (кырт), йогурты. Кроме казылыка, колбас, тушенки производим еще около 50 видов продукции. В прошлом году годовой оборот составил 150 миллионов рублей. У нас недорого, потому что ни от кого не зависим, все от поля до прилавка наше. Если качество хорошее, люди будут покупать — это железно».

КАК ГОВОРИТСЯ, НА ПАЙЦЗУ НАДЕЙСЯ, НО И САМ НЕ ПЛОШАЙ

Второй по количеству продукт, представляемый на выставке, — семена подсолнуха. В татарском мире на этом специализируются соплеменники из села Белозерье в Мордовии. В былые годы семечками торговали чуть ли не все жители села, сейчас многие закрыли производство, этим занимаются 5-6 кланов. Баймашевы делают «Карпаевские семечки» — название происходит от деревенского прозвища их деда Карпая. «Семечки уже 18 лет поставляем в Россию, Германию, Англию, Италию, Францию, Грецию. Прибыль… когда есть, когда не очень. Урожай прошлого года был плохой…» — рассказал «БИЗНЕС Online» представитель «карпаевского» клана Иса Баймашев.

Здесь же семечки под названием «Ак Барс». «Мы подписали договор с хоккейной командой „Ак Барс“ и начали выпускать семечки по этим брендом. В клубе были не против, очень обрадовались» — рассказал газете «БИЗНЕС Online» учредитель клуба татарских предпринимателей Мордовии Равиль Миняев. Позже, при осмотре выставки, президент РТ Рустам Минниханов обратил на семечки из Мордовии особое внимание. «Нас президент похвалил, дескать, вы молодцы, „Ак Барс“, республику пропагандируете с помощью семечек, которые продаются по всей России и за рубежом», — сказал еще один предприниматель из Мордовии, Рашид Бикмаев.

Был на выставке и другой татарский продукт — вяленый гусь. Разведением и переработкой птицы занимаются в Муслюмовском районе. «Спрос большой, мы выращиваем 10 тысяч голов. Сами не продаем, приезжают и у нас покупают», — сказал Азат Хамаев, сын местного предпринимателя.

Демонстрировали на выставке и не совсем обычный товар. Так, директор ООО «Треки юл» (в переводе с татарского «төрки юл» — «путь тюрков») Фарит Ахметшин из Ижевска специализируется на изготовлении юрт, кумыса и пайцзы. Наверное, многие и не знают, что это такое — пайцза. Ахметшин пояснил, показывая на висевший у него шее необычный большой кулон: «Пайцза, или ярыйлык, басма, — это неотчуждаемое средство платежа и расчетов при безвозмездном оказании помощи его предъявителю. Пайцза, наделяющая лицо высшей властью, делается из золота с изображением кречета. Там есть надпись по-монгольски квадратным письмом: „Силою вечного тенгри. Имя хана да будет свято. Тот, кто не будет относиться с благоговением, совершит проступок и умрет“».

Ахметшин, облаченный в костюм кочевника с кнутом в руках и ножом за поясом, на полном серьезе утверждал, что, если пайцзу предъявить в любом банке, там обязательно дадут деньги, причем возвращать их потом необязательно. Насколько данный оберег срабатывает, сказать тяжело, но сам его создатель занимается тем, что получает деньги от продажи складов, ангаров, заборов, производства изделий из кожи, мебели, сувенирного холодного оружия. Как говорится, на пайцзу надейся, но и сам не плошай.

«ЭТО КАК МИГАЛКА В МАШИНЕ»

Минниханов, в отличие от прошлых лет, посетил ярмарку не после ее окончания, а до начала. Президент Татарстана в сопровождении председателя Госсовета РТ Фарида Мухаметшина, министра сельского хозяйства и продовольствия Марата Ахметова, председателя нацсовета «Милли шура» Василя Шайхразиева начал обход с осмотра татарских книг, выставленных на стеллажах. Потом подошел к стойке ТНВ, где его встречали ведущие детского канала «Шаян ТВ» дружным кличем своего слогана «ТНВны кара, булырсыңсин шәп бала» («Смотри ТНВ, будешь замечательным ребенком») и громким улюлюканьем, которое насмешило VIP-гостей. 12-летний Эльдар Гиниятов, перекинувшись парой слов с Миннихановым, обратился к нему: «Рустам-абый, будет у нас развиваться бизнес на селе?» Получив утвердительный ответ, очень обрадовался.

Стоявшую около соседнего телевизора экс-главреда и ведущую татарского музыкального канала «Майдан» Айгуль Набиуллину президент пожурил: мол, смотрю я ваши передачи, все хорошо, но одно и то же часто повторяете. Набиуллина ответила, что сейчас работает на новом татарском телеканале «БЕЗ», запуск которого в кабеле намечен на ближайшее время, а «Майдан» влился в «Новый Век», тут стоявший рядом его гендиректор Ильшат Аминов обещал исправиться.

Далее предприниматель из Шыгырдана, торгующий в основном на базарах и в агропромпарке, посетовал, что не может войти в федеральные торговые сети типа «Магнита» или «Пятерочки». Минниханов с интересом рассмотрел висевшую на шее Ахметшина пайцзу и, узнав о ее предназначении, сделал вывод: «Это как мигалка в машине». Министру сельского хозяйства РТ Рустам Нургалиевич поручил помочь предпринимателю.

Последняя точка осмотра — гармонисты. Музыкальный инструмент изготовил казанец Айрат Харисов, у него есть свое маленькое оборудование. Основные покупатели — пенсионеры, народ небогатый. А Харисов может делать гармони в больших количествах, он спросил у Рустама Нургалиевича, нельзя ли, чтобы их закупали сельские клубы, бюджетные учреждения. Минниханов обещал помочь.

После осмотра экспозиции президент Татарстана направился в зал…

«ЭТО, ТАЛИЯ, ДЛЯ ТЕБЯ… НИКТО СВОЮ СКАКОВУЮ ЛОШАДЬ НЕ КУШАЕТ»

Там его стоя бурными аплодисментами встретили около 800 предпринимателей татарских сел. Само пленарное заседание открыл Шайхразиев, который напомнил о том, что фермерам была презентована «Стратегия развития татарского народа», а также о том, что накануне они посетили Муслюмовский район Татарстана.

Президент РТ, который занял центральное место в президиуме, был сегодня в хорошем расположении духа, много шутил и тут же, на месте, пытался отреагировать на все просьбы сельхозпредпринимателей. Первым к нему обратился директор ягодной фермы «Дувановские сады» (КФХ «Хайруллин») из Дрожановского района Альфред Хайруллин. В своем районе он выращивает на трех гектарах викторию и на двух — малину. Взялся за это дело в 2016 году. В дальнейших планах предпринимателя — возродить яблоневые сады и к 2022-му довести размеры ягодных плантаций до 213 га, 190 из которых он хочет отвести под яблони. Начал дело с собственных накоплений в размере 28 млн рублей, после запуска производства участвовал в грантах, за что поблагодарил президента и тут же обратился к нему с просьбой: для переработки ягод необходимо построить несколько цехов, где можно будет хранить, сушить и замораживать продукцию. «Сами мы с этим не справимся», — сказал он. «В какой форме вы хотите помощи, что мы должны сделать?» — тут же откликнулся президент. «Там есть одно здание, можно сделать из него яблокохранилище и цех по переработке ягоды», — ответил Хайруллин. Президент Татарстана обратился к сидящему рядом Ахметову, который, в свою очередь, ответил, что ознакомился со стратегией роста производства КФХ. «Им нужны большие холодильные установки для хранения ягоды, при помощи грантов мы решим этот вопрос», — заверил президента министр сельского хозяйства и продовольствия. Минниханов одобрительно кивнул головой. «Для того чтобы реализовывать свою продукцию, мы планируем организовать кооператив», — сообщил Хайруллин. Забегая вперед, отметим, что тема кооперации сельхозпроизводителей стала главной на заседании.

Вторым, кто обратился к президенту с просьбой, был коневод из Бугульминского района Фарид Набиуллин. Именно он несколько лет назад взялся за выведение этой породы, тема татарских лошадей звучала и на сходе предпринимателей татарских сел еще в 2017-м, а в конце прошлого года вместе с минсельхозом РТ Набиуллин завершил работу по возвращению татарской породы лошадей. «Когда я только начал заниматься разведением татарской породы лошадей, мне часто приходилось слышать насмешки: „У татар разве была лошадь?“ Я, конечно, очень переживал, больно реагировал на такие высказывания, но сдаваться не собирался. И своего добился. Именно на этих сходах я познакомился с фермерами, занимающимися разведением лошадей. Оказывается, среди татар таких много! И сегодня я с гордостью могу сказать, что татарская порода лошадей восстановлена! Этому способствовали министр сельского хозяйства РТ Марат Готович, наш татарстанский депутат Тагир Хадыев, Назип Накипов и другие. У русских есть высказывание „Один в поле не воин“, но татары немного другие — у нас достаточно смелых и отважных „воинов-одиночек“. В начале пути воссоздания татарской породы лошадей стояли два-три энтузиаста», — кратко рассказал о своем увлечении, переросшем в бизнес, коневод. Набиуллин сообщил, что несколько фермеров их района планируют, объединившись, организовать кооператив и уже начали этот процесс.

Однако в этот раз его просьба касалась далеко не лошадей: «100 лет назад это был Бугульминский уезд, который вбирал в себя 7–8 нынешних районов Татарстана. В Бугульме есть двухэтажное красивое здание, дом Хаким бая. Там сейчас расположен Татарский культурный центр. Но его состояние нестабильное — сегодня он есть, завтра может уже не быть. У нас есть театр, который уже второй год подряд завоевывает Гран-при. Было бы хорошо организовать в этом доме народный театр». «Он где, в самой Бугульме?» — поинтересовался Минниханов. «Да, в самой Бугульме. Но там рядом Бавлы, Азнакаево, Ютазы…» — ответил фермер.

«Глава Бугульмы здесь сегодня? — поднял с места Линара Закирова Минниханов. — Вы знаете об этом здании?» Тот утвердительно кивнул. «Занесите мне все данные об этом, подготовьте с Василем Гаязовичем всю информацию, мы Балтусовой поручим. Большое оно, что за здание?» — спросил президент Закирова. Но, поскольку глава района сидел на задних рядах зала, его реплики не были слышны, ответил за него все тот же Набиуллин: «Двухэтажное здание, есть зал, на первом этаже можно организовать сцену». «Изучим этот вопрос. Оно кому принадлежит, муниципалитету?» — снова адресовал свой вопрос Минниханов Закирову. «На сегодняшний день муниципальное», — ответил тот. «Изучим этот вопрос, изучим», — пообещал президент. Он продолжил, обратившись уже к залу: «Во-первых, то, что зарегистрировали татарскую породу лошадей, — это очень большая работа. Поаплодируем им. Такой породы еще не было. Во-вторых, на сегодняшний день у вас 300 голов, надеемся, будет еще больше. Надо им помочь. Вон в Башкортостане, говорят, больше тысячи голов», — обратился он к министру сельского хозяйства РТ.

Возвращаясь к теме лошадей, Минниханов, на радость всего зала, решил провести небольшой ликбез: «Коневодство ведь в разных направлениях развивается: кто-то лошадей для спорта выращивает, кто-то — для работы, а кто-то — для производства конины. Это не означает, что ты взял и зарезал лошадь, которая только что участвовала в скачках». «Нет, нет», — поддержал его слова Набиуллин. «Поэтому людям нужно объяснять: эта лошадь идет на мясо, эти породные лошади — для скачек, эта лошадь — для работы. Объяснять надо. А то говорят: ну как можно есть конину? Но курицу же кушаем и говядину с бараниной едим. Поэтому лучше конины мяса нет! Она стоит на первом месте», — продолжил Минниханов. «Правильно», — поддержал его слова Набиуллин. «Поэтому, Асгат Ахметович, — обратился президент к Сафарову, — нам про коневодство, про конину, про продукцию из мяса лошадей нужно рассказывать, популяризировать через „Татмедиа“. Некоторые же действительно так думают: „Как это — я только что обнимал эту лошадь, а потом взял и съел“. Это же не так». «Это, Талия, для тебя…» — перешел на русский язык Минниханов, обращаясь к главе агентства инвестиционного развития (АИР) РТ Талие Миннуллиной. И, смеясь, пояснил: «То есть никто свою скаковую лошадь не кушает! Их специально выращивают. Ты не сможешь даже приготовить какую-то еду, если ее (лошадь — прим. ред.) специально не выращивали для этого, специально не кормили. Нет, нет, проблема не в тебе! Ешь конину — будешь всегда молодой и красивой».

«Спасибо, Рустам Нургалиевич, я хотел еще одну вещь сказать — нам бы с вами встретиться, поговорить…» — под громкий смех зала добавил Набиуллин.

«Асхат Ахметович, когда поедем в Лениногорск, надо заехать в его хозяйство. Приедем к тебе, чаю попьем. С кониной! — подмигнул Минниханов. — У татар же „попить чай“ — это первое, второе, третье и компот!» — в очередной раз рассмешил зал президент.

«И ПОЧЕМУ Я НЕ РОДИЛСЯ В ТАТАРСТАНЕ? СМОТРИТЕ, КАК ПРОБЛЕМЫ БЫСТРО РЕШАЮТСЯ»

Семья Нигматжановых недавно перебралась на ПМЖ из Казани в село в Апастовском районе. «Это же мучение, когда двухметровый стокилограммовый мужик заперт в однокомнатной квартире. Наверное, это грех. Мучение же, не иначе», — под громкий смех зала объяснила свое решение вернуться в родную деревню Альбина Нигматжанова. Она продолжила уже более серьезно: «Но для таких, как мы, решивших перебраться жить в село, нет никакой поддержки. Есть поддержка, гранты для молодых, а вот для таких, как мы, 36-37-летних, такая поддержка не предусмотрена. Пенсионный возраст же подняли, может, и возрастные ограничения молодежных программ поднимут? — под бурные аплодисменты зала обратилась она к президенту. — По логике же именно так должно быть, по крайней мере, мне так кажется. Есть программа „Граждане села“, мы ждем, но очередь там продвигается очень медленно. Вы, наверное, слышали, что в город из деревни уезжают в поисках теплого туалета. Сейчас это уже неактуально. Мы вернулись в родную деревню, вы тоже возвращайтесь», — призвала она сидящих в зале последовать их примеру.

«Если мы все уедем в деревню, сложно будет: в президиуме кто будет сидеть? Нас пока в городе оставьте», — рассмеялся Минниханов. «Но, Марат Готович, посмотрите… А вы фермеры или нет, вы вообще кто, чем занимаетесь?» — обратился он к семье Нигматжановых. «Желание стать фермерами у них есть», — ответил за Нигматжанову министр сельского хозяйства. «Нам бы 100 гектаров земли, люди готовы дать нам в аренду свои паи, но в наших краях работает агрохолдинг, поэтому получить землю очень сложно. Если бы вы нам в этом помогли — для начала гектаров 100…» — ответил ему на это глава семьи Нигматжановых.

«По Апастовскому району у нас вопросы в целом есть. Но мы так давайте поступим: раз уж вы с такими хорошими намерениями переехали в деревню и планируете там жить, то даем поручение Марату Готовичу найти выход, помочь вам», — распорядился Минниханов.

«И почему я не родился в Татарстане? Смотрите, как проблемы быстро решаются, оперативно, — под одобрительные аплодисменты зала пошутил фермер из Чувашии Решит Санзяпов. — Здесь около сотни предпринимателей из РТ, мы время от времени смотрим на них и с завистью, и с гордостью».

При этом фермер рассказал то ли анекдот, то ли отрывок из юмористической программы, где три ребенка спорят, откуда они появились на свет: «Один говорит: „Меня отец за такую-то сумму купил“. Второй говорит: „А меня за такую“. Третий думал, думал и говорит: „А у моего отца денег не было, он меня сам сделал!“ Вот и мы, татарские предприниматели, за пределами Татарстана, как третий ребенок, сами себя сделали», — пошутил он.

«Татарстан для нас пример, — уже более серьезно продолжил фермер, — здесь одними из первых в России ввели программу инициативного бюджетирования. Мы эту программу скопировали и предложили своему правительству, они ее приняли, и мы сейчас с удовольствием по ней работаем. Раньше, когда нужно было решить социальные проблемы села — проложить дорогу, поправить забор и прочее, расходы полностью ложились на наши плечи. Теперь, согласно этой программе, мы оплачиваем только 40 процентов, а 60 процентов расходов нам компенсирует государство. Это очень удобная программа, мы готовы поделиться своим опытом и с другими регионами. Она помогает сохранить деревню и уберечь село от исчезновения».

«У нас, если сельский житель дает рубль, мы сверху накидываем еще 4 рубля, — под аплодисменты зала ответил ему Минниханов. — При этом некоторые нас еще и критикуют! Но народ сам собирает, это ему нужно — необходимо проложить дорогу, привести в порядок кладбище. Кроме того, у нас есть еще 40 программ, 30 из которых направлены на поддержку села».

Зачем мы это делаем, зачем поддерживаем село? Село — это наш фундамент, это фундамент каждого народа. В городе сохранить традиции, татарскость очень тяжело, поэтому нужно помогать селу, организовывать там рабочие места. Такие предприниматели, как вы, — пример для нас. И без такой поддержки, как у нас, вы ведете успешный бизнес, — ответил Санзяпову Минниханов. — Каждая встреча с вами дает нам толчок к развитию: глядя на вас, я даю себе оценку, что мы недорабатываем, плохо работаем. Поэтому вам спасибо».

«Мы производим около 50 видов мясной и молочной продукции. Но одно дело — производить, другое — реализовать. В последнее время много говорят о кооперации, нам тоже пора серьезно взяться за подобное дело, мы тоже начали задумываться об этом. Мы, вопреки санкциям, должны выйти со своей качественной халяльной продукцией на экспорт — время пришло. На сегодняшний день есть несколько препонов для этого — сегодня на прилавках магазинов много фальсификата, будь то колбаса или молочная продукция. Это нам очень мешает. Но мы надеемся, что, объединившись, при помощи государства решим данную проблему. Поодиночке мы с ней не справимся», — закончил свое выступление Санзяпов.

Еще один фермер из Мордовии, Рафик Фатхуллов, не стал обращаться к президенту Татарстана с просьбами, а пригласил его в гости на празднование 350-летия своей деревни Аксюн (Аксеново) Лямбирского района. «Он нас зовет в гости, будучи уверенным, что мы не приедем. А если приедем, что будешь делать? Я себе записал, что ты пригласил меня к себе в гости», — в очередной раз отшутился Минниханов.

При этом Фатхуллов рассказал, что в Мордовии живут 750 тыс. человек, 43 тыс. из которых — татары. Они же составляют большинство самых крупных предпринимателей республики. В 2017 году там образовался клуб татарских предпринимателей, который объединил 42 человек. Помимо ведения бизнеса, они также занимаются благотворительной деятельностью, проводят спортивные и культурные мероприятия. «Наша татарская хоккейная команда трижды становилась чемпионом республики и в этом году вышла в финал. В зале находится капитан команды, у него самого 7 детей! Его семья вошла в первую хоккейную пятерку», — с гордостью рассказывал Фатхуллов. «Где он, наш капитан? Может встать и показаться нам? — под аплодисменты зала спросил Шайхразиев. — Вон он. Большое спасибо!»

«ВОЗЬМИТЕ КАЗЫЛЫК: ЕГО ЖЕ НИ НА ОДНОЙ ФАБРИКЕ НЕ СМОГУТ СДЕЛАТЬ. ТЕ ЖЕ СЕМЕЧКИ: ПОЧЕМУ ИХ НИКТО НЕ МОЖЕТ ДЕЛАТЬ ТАК, КАК ТЕ, ЧТО ПРОИЗВОДЯТ В МОРДОВИИ?»

Самым последним слово взял сам Минниханов. Поблагодарив фермеров за их работу, он отметил, что гордится ими. «У нас же только 30 процентов татар живут в Татарстане, остальные — за его пределами. Но, куда бы мы ни приехали, мы гордимся татарами. Татарин везде при деле: либо он предприниматель, либо он состоявшаяся личность в своей области. Предприниматель — это кто? Это тот, кто надеется только на себя, на свои силы, он не ждет от государства — обеспечивает себя сам, обеспечивает людей, которые рядом с ним, предоставляет работу. Во всех странах опора государства — это средний класс. Средний класс же не берется из ниоткуда, для его формирования нужны такие предприниматели, как вы. Не каждый может стать предпринимателем.

Вот возьмите казылык: его ведь ни на одной фабрике не смогут сделать, это такой тяжелый труд, у него есть свои нюансы. Те же семечки: почему их никто не может делать так, как те, что производят в Мордовии? Для этого нужно отдаться делу всей душой. И в других отраслях то же самое.

Тут уже было сказано, что важно не только произвести продукцию, но и продать ее. Как и где продавать? В последнее время мы ведем речь о халяль-продукции, не только о продукции, но и о халяльном образе жизни. В России проживают более 20 миллионов мусульман, для них должно быть доступно халяль-обучение, халяль-здравоохранение… Очень много желающих переехать в Россию из мусульманских стран. У нас есть форум KazanSummit, он пройдет в апреле, всех вас туда приглашаем!

Мы тут разговаривали, многие предприниматели стали экспортировать свою продукцию за рубеж — это непростое дело, надо им помочь, Марат Готович, не только производителям из Татарстана, а всем татарским предпринимателям. Сейчас очень популярна электронная торговля, может, нам какие-то курсы организовать, для того чтобы реализовать нашу продукцию за рубежом.

Нас спрашивают, почему мы так плотно работаем с сельскими предпринимателями. Мы посредством деревни сможем сохранить свой народ. В городе сделать это очень тяжело, в Татарстане еще можно, но в других областях весьма сложно сохранить язык, обычаи, религию. Если ты крепко стоящий на ногах, сильный предприниматель, у которого деньги в карманах водятся, то сможешь селу оказать помощь. Поэтому, куда бы мы ни ездили, стараемся встречаться со своими соплеменниками, те же сабантуи — это не только праздник, но и способ сохранения нации, возможность показать тому региону, где вы проживаете, что татары — способный и трудолюбивый народ. Поэтому данную работу мы продолжим, записали озвученные здесь предложения.

По поводу реализации продукции… Мы у себя в республике развиваем кооперативы. Может, нам, например, в минсельхозе организовать центр, общаться с данными предпринимателями. Конгресс татар не потянет это дело, там нужна предприимчивая жилка, [Марат Готович], давайте подумаем об этом. Какую продукцию они производят, где ее можно представить? Сейчас много федеральных сетей, надо подумать, как туда войти предпринимателям. Я считаю, что необходимо не только встречаться раз в год, а создать специальный орган. Такое общение полезно не только для вас, но и для нас — после того как я выслушал вас, поставил перед собой задачу еще больше работать над этим», — завершил свою речь президент, пожелав предпринимателям удачи.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*