enrutat
Главная / Татарин из Омска Радик Миниханов: «Наша культура — это не только тюбетейка и очпочмак»
Татарин из Омска Радик Миниханов: «Наша культура — это не только тюбетейка и очпочмак»

Татарин из Омска Радик Миниханов: «Наша культура — это не только тюбетейка и очпочмак»

Руководитель Региональной национально-культурной автономии татар «Мәдәният» Омской области Радик Миниханов в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о жизни татар в регионе.

Радик Минигалиевич, расскажите, пожалуйста, о себе и о том, как вы оказались в этих краях.

Мои корни в селе Верхняя Ошма Мамадышского района Татарстана. Дед со стороны отца выходец из этого села. Перед началом Великой Отечественной войны мой дед Мубарак со своим братом Ахметханом переехали в Екатеринбург и устроились работать на завод. В 1941 году деда забрали на фронт, и вскоре он, получив ранение, был демобилизован по состоянию здоровья. Позже он уехал в один из северных районов Казахстана поднимать целину, я тоже родился там. В 1999 году переехал в Екатеринбург, а в 2005 году по долгу службы обосновался здесь, в Омске.

Как вы узнали о Региональной национально-культурной автономии татар «Мәдәният»?

Об автономии я узнал вскоре после переезда в Омск. Познакомился здесь с очень хорошими людьми, и всё закрутилось. Автономия работает с 1998 года. С 2008 года я работал заместителем председателя, а с 2017-го возглавил автономию.

Радик Минигалиевич, чем занимается организация «Мәдәният»?

Одна из ключевых целей нашей организации — создание условий для сохранения, изучения и распространения татарского языка среди татар, живущих в Омской области. Также мы хотим сохранить и развивать нашу культуру, чтобы передать ее будущим поколениям. Например, в Омской области с 1941 года не проводился национальный праздник Сабантуй. В 2007 году после долгого перерыва мы провели Сабантуй, вернули традицию. Организация будто вдохнула новую жизнь.

В Сибирском округе насчитывается около 42 тысяч татар — это данные переписи населения 2010 года. Последние десять лет мы активно работаем по грантам. За пять лет мы реализуем уже третий грант. Проводим различные мероприятия.

Наша культура — это не только тюбетейка и очпочмаки. Нужно работать и с молодежью, оказывая должное внимание среднему и старшему поколению. Вот так был организован Союз татарской молодежи «АЮ».

В 2018 году мы провели Дни татарской культуры: приехало более 200 официальных делегатов из 12 регионов. За эти три дня у нас погостило более 30 тысяч человек. Прямую трансляцию праздничного мероприятия посмотрело более 100 тысяч зрителей. Для нас это большие цифры.

Только во время пандемии коронавируса мы раздали более тысячи продуктовых пакетов в 12 районах Омской области.

Что представляет собой проект этнографического и сельского туризма «Мирас» («Наследие»)? Какой маршрут вы построили по итогам работы над проектом?

Мы создали проект «Усадьба Сибирского (бухарского) татарина». Данный проект реализуется Региональной автономией татар Омской области при поддержке Фонда президентских грантов.

На севере Омской области жил народ, который назывался бухарцами. Они освоили эти территории 700 лет назад, перебравшись из Азии. Для местного народа места их погребения до сих пор считаются священными. Эти места имеют сакральную значимость. Мы хотим построить там мемориальный комплекс, который войдет в этномаршрут. Поставить там гостевые домики. Тут мы преследуем еще одну цель — создание новых рабочих мест, потому что это поможет сохранить наши села.

Есть еще одна большая мечта — провести гастрономический этнофестиваль. Пусть сначала он будет в рамках района, но со временем, может быть, перерастет в некий межрегиональный праздник.

Еще мы хотели бы реконструировать дом купца первой гильдии Нияза Айтыкина и включить его в этномаршрут. Пока по этому дому есть некоторые моменты, которые нужно решить, так как его нам почему-то не отдали.

Радик Минигалиевич, расскажите подробнее об «Усадьбе сибирского татарина». Что там будет еще? Она уже доступна для экскурсий?

Уже более двух лет мы работаем над этим проектом. Сначала мы восстановили усадьбу, сейчас уже все работы почти завершены. Но пандемия внесла изменения в нашу жизнь и наши планы. Мы уже дважды объявляли об официальном открытии усадьбы и были вынуждены перенести дату. Надеюсь, что до конца года она откроет свои двери. Почти все постройки и крыша дома «Усадьбы сибирского татарина» возвращают нас в начало XX столетия. Это своего рода гостевой дом, не только музей. Любой гость сможет остаться здесь на ночлег. Можно выйти в хлев и подоить корову или прокатиться верхом на лошади. Зимой можно будет прорубить лед и заняться зимней рыбалкой. Затопить баньку и попариться, угоститься горячим балешом из печи, прогуляться на лодке — всё это неразрывные элементы этнотуризма.

С какими проблемами вам приходится сталкиваться чаще всего?

Конечно, в области национальной политики порой возникают неудобные вопросы. Любые проблемы мы стараемся решить мирно. Команда Региональной национально-культурной автономии татар «Мәдәният» сплоченная. Вот, например, нам еще предстоит решить вопрос с домом купца Айтыкина. Как общественный деятель и муниципальный депутат я всегда заостряю внимание на проблемных областях. Нравится это или нет, громко о них заявляю.

Какие проблемы возникают у общественной организации?

Тяжело привлечь молодежь. Им почти не оказывается социальная помощь в плане национальной политики. Такая помощь есть в молодежных организациях или госслужбе, а у нас — нет.

Мы благодарны Татарстану, особенно в плане грантовой поддержки. Это позволяет нам сохранять наши традиции и культуру. Мы успешно сотрудничаем со Всемирным конгрессом татар и федеральной национально-культурной автономией татар.

Как у вас в Омске обстоит дело с языковым вопросом? В школе преподают татарский язык? Вы сами говорите на родном языке?

В Казахстане я окончил спортивный интернат. Не могу похвастаться, что мы дома говорим на татарском языке, знаю язык в ограниченном объеме. Это не есть хорошо, но это правда. Вот когда я выезжаю по работе на север Омской области, с людьми старшего поколения я говорю на татарском.

Уленкульская средняя общеобразовательная школа носит имя Героя Советского Союза Мусы Джалиля. Это единственная школа, где есть этнокультурный компонент. В остальных восьми школах татарский язык преподается как факультативное занятие. Татарский язык лучше сохранен на севере нашей области. Здесь большая часть молодежи знает свой родной язык, говорит на нем. У молодежи патриотичный дух — это радует.

На средства одного из грантов в целях популяризации татарского языка мы организовали детский лагерь «Таткэмп». В первую смену на пять дней к нам пришли 50 детей в возрасте от 10 до 18 лет. Вторая смена готова была принять сто ребят, но из-за коронавируса пришлось ее отменить. Здесь они будут изучать не только татарский язык, предусмотрены и другие интересные занятия. Желающих было много.

Поговорим о грядущей переписи населения. Кем вы планируете себя указать? Какая работа ведется в этом направлении?

Люди, с которыми я об этом говорил, члены нашей организации, конечно же, запишемся татарами. Мы единая нация, мне кажется, это все понимают. Безусловно, каждый из нас уникален, у всех татар есть свои особенности, касающиеся местности проживания. Все мы члены российского общества.

Еще до начала пандемии мы выезжали в села, готовили население к переписи. У нас нет ни споров, ни волнений по поводу предстоящей переписи.

Автор: Лейсан Рахматуллина 

sntat.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*