enrutat
Главная / «Татарской одежды нет, язык в сложном положении, остается лишь религия»
«Татарской одежды нет, язык в сложном положении, остается лишь религия»

«Татарской одежды нет, язык в сложном положении, остается лишь религия»

Об особенностях татарской культуры, семейных ценностях, отношении к труду и власти, о том, с помощью чего татары могут сохранить самобытность, говорили в Академии наук Татарстана. Здесь проходит II Международная научно-практическая конференция «Этнорелигиозная идентичность татарского народа в условиях глобализации».

По словам одного из организаторов мероприятия, директора Центра исламоведческих исследований Рината Патеева, на него, кроме ученых Татарстана, собрались более 30 экспертов из регионов России и стран ближнего зарубежья. Среди последних специалисты из Белоруссии, Кыргызстана, Узбекистана, Турции. Каждый из них рассказал, как сохраняют татарскую нацию на их земле.

Семья для татар на первом месте

Семья — самое важное в жизни татар и русских, но при этом для представителей двух национальностей смыслы семейных ценностей и их понимание разные. Такую закономерность выявила доктор социологических наук Гульнара Габдрахманова. Она с коллегами провела научное исследование, посвященное ценностям татар в регионах России.

— Нас интересовали не только культурные параметры, но и точки роста, которые позволяют быть татарам экономически и социально успешными, — говорит ученый.

Опираясь на большой опыт изучения этой темы в мировой науке, региональные эксперты провели собственное исследование. Начиная с Сибири и заканчивая Крымом ученые проводили глубинные интервью в семьях с представителями до трех поколений. На конференции эксперт представил кейс из Башкортостана.

— Это были самые обычные, среднестатистические семьи. Мы старались работать в сравнении, поскольку только так можно выявить особенности той или иной культуры. Поэтому наряду с интервью с татарами мы проводили интервью и в русских семьях, — рассказывает о работе Габдрахманова.

Исходя из вопросов и ответов, ученые анализировали несколько культурных параметров. Среди них уровень индивидуализма/коллективизма, дистанции власти, уровень избегания неопределенности, маскулинность/феминность, долгосрочная или временная ориентация. Еще важными аспектами изучения исследователи выделили понимание ценностей, подход к власти и традиционализм.

— Наши вопросы были связаны не только с ценностями, но и с практиками из повседневной жизни татар и русских в регионах. Прежде всего нас интересует портрет русских и татарских семей, то есть каким образом складываются внутрисемейные отношения. Наше интервью начиналось с вопроса о том, что является самым главным в жизни респондента, — объясняет эксперт.

Из проделанной работы специалисты сделали весьма занимательные для себя выводы. Первым из них стало то, что русские и татары главной для себя ценностью жизни видят семью и работу.

Смыслы у каждого свои

В ответах на вопрос о самом важном в жизни эксперты не наблюдали никаких этнических различий, но когда респондентов стали расспрашивать о смыслах этих ценностей, то различия полились рекой.

— Для русских более важными оказались индивидуальные цели, связанные с достижением внутренней гармонии, личностным ростом, саморазвитием. Мы увидели слабое взаимодействие на уровне расширенной семьи. Для татар эти связи оказались важнее. Многие татары отмечали, что семья определяла их профессиональный и жизненный путь, — рассказывает социолог.

Во время интервью предприниматели-татары указывали на роль семьи в создании бизнеса. Другие сообщали о том, что родные поспособствовали их трудоустройству, а некоторая часть татарских респондентов говорила о том, что в трудных экономических ситуациях они опирались на отношения с выходцами из родного села и представителей своей национальности.

— Нами были обнаружены и другие различия в содержательном наполнении семейных ценностей. У татар на первый план выходили рассуждения о важности воспитания в детях дисциплинированности, послушности. То есть обозначались конкретные, четкие моральные нормы. В свою очередь представители молодых татарских семей редко говорили о значимости подобных основ воспитания, — продолжила Габдрахманова.

Различия обнаружились и в повседневных практиках русских и татар. Например, в части статусной позиции членов семьи. Большинство татарских семей признавали главным мужа и отца. При этом даже в тех случаях, когда женщина-татарка занимает ведущую позицию, она старалась не озвучивать это.

— Такое положение декларируется как правильное, должное. Нескончаемая работа по хозяйству, по признанию татар, выполняется совместно. У русских мы видим иную картину, особенно в городе, где по большей части респонденты отмечали, что в доме нет главных. При этом подчеркивали, что финансы в доме распределяются женщинами, — говорит ученый.

Русские отмечали, что в доме у них нет четкого распределения обязанностей. И даже если оно и имеется, то не строится по гендерному признаку. Всё так же, как и у татар, — работу выполняют вместе.

Интересными оказались ответы на вопросы об отношениях младших и старших в семьях. Татары чаще отмечали, что младшие слушаются старших, а те несут ответственность за младших братьев и сестер. Часто встречалась мысль об особой обязанности младшего сына ухаживать за своими родителями в старости. У городских русских четкой иерархии в отношениях старших и младших не обнаружено.

Есть разница в отношении к труду

Говоря о коренных отличиях трудовой мотивации русских и татар, ученый отмечает, что в работе мужчины-татары нацелены на материальное обеспечение семьи. В то время как русские мужчины отвечали, что трудятся на благо страны, другие — материальное для них вторично.

— Подобную мотивацию можно обозначить как феминную. Выходит, она характерна для русских. Татары в этом плане более маскулинны, — отмечает спикер.

Одинаковым для двух национальностей оказалось свойство акцентировать внимание на процессуальной стороне работы, и установка трудиться не только ради жизни, но и для души. Независимо от национальной принадлежности респонденты подчеркивали и социальную ответственность. Ученый считает, что все это отпечаток советской эпохи.

Ещё один аспект, который изучался учеными, — это отношения с властью. Но здесь существенных различий между мнениями татар и русских не обнаружили.

— Существует общее понимание, что власть нужно уважать за то, что она существует. Обе группы воспринимают власть как некую данность, с которой они обязаны считаться. Это особый коллективизм для российского общества, — поясняет Габдрахманова.

Она поделилась ещё одной интересной деталью результатов исследования. Оказалось, что у русских готовность принять какие-либо разногласия выше, а уровень избегания неопределенности ниже. Татарам свойственно постоянное стремление к формализованным правилам.

— В этой связи можно предположить, что русские более предрасположены к риску, а татары склонны к его избеганию.В итоге происходит торможение возникновения и новых идей, сдерживается участие татар в больших глобальных проектах, а этого татарской культуре не хватает, — заключила Гульнара Габдрахманова.

Что поможет сохранить татарскую самобытность

В эпоху глобализации стираются границы не только государственные, но и культурные. Одинаковая одежда, развлечения, телефоны превращают социум в серую толпу, уверен кандидат исторических наук Рамиль Адыгамов.

— Несмотря на то, что провозглашены лозунги индивидуализма, на самом деле между людьми остается все меньше и меньше различий. С одной стороны, исключаются какие-то конфликтные ситуации на основе языка, религии и других вопросов, с другой — идет вырождение культур, — считает ученый.

Чтобы разобраться в том, как же избежать непоправимого, Адыгамов обращается к знаменитому высказыванию выдающегося татарского богослова и просветителя Шигабутдина Марджани о том, что нацию сохраняют лишь три вещи: язык, одежда и религия.

— Если мы на основе этих критериев оценим сегодняшнюю ситуацию, то мы видим, что национальной одежды у нас почти нет, что касается языка, то он в сложном положении. Из перечисленного Марджани остается лишь один компонент — религия, — продолжает эксперт.

В этой связи, по мнению Адыгамова, становится очень актуальным изучение истории Булгар и их потомков — татар, которые благодаря исламу смогли сохранить свою самобытность.

В подтверждение своей мысли ученый предлагает вспомнить исторические богословские произведения, из которых видно, что религия всегда оказывала большое влияние на культуру, быт и мировоззрение народа.

— Это мы видим и в записках Ибн Фадлана, которые сообщают нам, что в 922 году, во время официального признания ислама булгарами, он уже фиксирует наличие мечетей и медресе. Из записок ясно, что ислам еще не проник во все сферы и были некоторые отступления, но в любом случае культурой ислама пропитаны почти все булгары. На это же указывает сочинение Сулеймана ибн Давуда, описывая которое Марджани сообщает, что оно состояло из более чем 60 глав и полностью было посвящено вопросам нравственности, — рассказывает историк.

В то же время он отмечает, что именно в этот момент Булгарское государство находилось на вершине своего экономического развития. А некоторые мыслители высказывают свои предположения, что ислам является неким тормозом в развитии.

— Нужно понимать, что у нас сегодня сильная ориентированность на экономическое развитие, но для сохранения нашей самобытности необходимо уделять внимание вопросам духовности тоже, — заявляет Адыгамов.

Историк перечислил ещё несколько произведений и авторов, которые поднимают тему важности вопросов религиозной практики, этики или вероучения.

— Можно сказать, что религия сыграла значительную роль в сохранении этноконфессиональной самобытности нашего народа и в советское время. Понятно, что когда мы говорим о тех или иных религиозных нормах, они нас как-то ограничивают. Но нужно всё равно помнить, что эти рамки нужны нам. Они дают возможность оставаться теми, кто мы есть, — заключил Рамиль Адыгамов.

kazanfirst.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*