enrutat
Главная / Татары в Петербурге: как сохранять традиции в мегаполисе
Татары в Петербурге: как сохранять традиции в мегаполисе

Татары в Петербурге: как сохранять традиции в мегаполисе

В Петербурге проживает около 300 тысяч татар, еще примерно 200 тысяч населяет Ленобласть. Несмотря на то, что Казанское царство с XVI века числится в составе Московского государства, многие и сейчас не знают, что Татарстан — часть России. «Карповка» узнала, как татары сохраняют свои традиции в Петербурге, как поддерживают друг друга и какими названиями обязан город на Неве татарской культуре.

Ближе, чем мы думаем Казань стала частью Московского государства в 1552 году при Иване Грозном, наверняка у многих на слуху фраза из известной кинокомедии: «Казань брал, Астрахань брал…», но, как признаются сами татары, до сих пор встречаются россияне, которые думают, что Татарстан — это отдельное государство. «После распада СССР многие республики хотели независимости, в том числе и татары, здесь даже проводили референдум, но конфликт удалось урегулировать», — рассказал координатор по развитию Объединения татарской молодежи Петербурга и руководитель татарской команды КВН «Сборная ул. Джалиля» Айнур Ахметов.

В Петербурге татары появились довольно давно, еще при Петре I они помогали строить город, а потом остались здесь жить, образовав татарскую слободу недалеко от Петропавловской крепости. Многим известны княжеские династии Юсуповых, Мещерских, Качубеев, Чаадаевых, но не все знают, что это выходцы из татар, которые приняли православие для сохранения феодальных привилегий.

По словам Айнура Ахметова, татар часто ошибочно связывают с татаро-монголами, захватчиками Руси, из-за чего порой складывается негативный образ народа. «Волжская Булгария, где жили основные предки казанских татар, существовала еще до прихода Золотой Орды. Пришедшее из Азии племя захватило булгар, народы перемешались и стали называться татарами. Уже потом после конфликта произошло разделение на крымских, астраханских, казанских, касимовских татар».

— Услышав наши имена, мало кто ассоциирует нас с татарами, могут приписать к какому угодно народу: казахам, туркам, — жалуется Айнур Ахметов. — Есть еще стереотип, что все татары — мусульмане, а в связи с политической обстановкой еще и приписывают отношение к взрывам. Мечеть у метро «Горьковская» хоть и появилась по инициативе татар, но среди нас есть и православные, и те, кто ведет довольно светский образ жизни.

Петербург знаменателен для татар и тем, что именно здесь в 1905 году появилась первая газета на татарском языке «Нур», преемницей которой стало выходящее сегодня издание «Нур-Свет». О татарах в Петербурге напоминает не так много: Татарский переулок, Касимовский мост, памятник классику татарской поэзии Габдулле Тукаю в сквере на углу Кронверкского проспекта и улицы Зверинской, а также памятник поэту и герою Советского Союза Мусе Джалилю на пересечении Среднего проспекта и Гаванской улицы.

— Джалиль попал в плен к немцам и создал там подпольную организацию, — вспоминает Айнур Ахметов. — Немцы собирали татар и башкир, чтобы они воевали против красных, а он агитировал вступать, но говорил: «Все соглашайтесь, а как дойдем до линии соприкосновения, перейдем на сторону Красной армии». Его долго считали предателем, но потом нашлись его записи, и он стал героем посмертно. К татарским местам мы относим и дом Юсупова, особняк Кочубея, рестораны и организации для нашего народа.

По-семейному

Объединение татарской молодежи Петербурга появилось в конце 2013 года, как отмечает зампредседателя организации Диляра Садыкова, на тот момент в городе никто не проводил сборы и не организовывал досуг молодых татар. «Мы решили, что много приезжих и рожденных здесь татар хотят быть ближе, держаться своей культуры, но им никак не собраться вместе. Общение, КВН, культурные мероприятия, литературные и исторические вечера — это тоже часть патриотизма».

В Петербург приезжают учиться татары из разных уголков России: Уфы, Оренбурга, Челябинска, Пензы. Из Казани, как утверждает Диляра Садыкова, приезжают редко, видимо, потому, что сама столица республики в последнее время стала активно развиваться. «Возможно, я поеду туда после учебы, так как там много возможностей для бизнеса, есть направления для развития, в отличие от Петербурга, где существует большая конкуренция. Но я бы не осталась там навсегда: я очень люблю Петербург, в котором родилась, он для меня такой же родной, как Казань».

По словам Диляры Садыковой, татары довольно активные и часто проводят различные встречи и форумы на международном и российском уровне. В самом Петербурге работает несколько организаций, объединяющих татар. В конце декабря прошлого года в Красном Селе открылся национально-культурный дом «Луч-Нур», но, несмотря на это, татарской молодежи не хватает помещения для встреч.

— Расположение этого центра неудобное, к тому же он религиозный, мусульманский, а нам бы хотелось не примешивать религию, потому что татары разные, — поясняет координатор по развитию Объединения татарской молодежи Петербурга Айнур Ахметов. — Нам бы хотелось иметь большой татарский центр с залом для общих мероприятий, помещениями для выставок, но для этого нужен инвестор. Пока нам приходится арендовать площадки на средства, которые мы берем за билеты на мероприятия.

— Очень важно, что в этот клуб и в другие объединения татар могут прийти все желающие, независимо от нации, чтобы узнать, как наша молодежь общается, чем они заняты, увидеть их мысли и принять лучшее, — уточняет директор фонда «Петербургский Сабантуй» Ирек Галиев. — Нужно давать другим национальностям узнать нас, нашу культуру, чтобы не быть обособленными и замкнутыми, не жить в своем мирке.

Ирек Галиев добавляет, что нужно не только сохранять свои обычаи и не забывать корни, но и проникать в окружающее общество, учиться новому, не сторониться глобализации. «Мы люди активные, быстрые, способные и умеющие многое. Мы можем людям больше дать, если будем с ними общаться, дружить и творить».

Традиции и глобализация

Большинству татар присущи так же, как и русским, гостеприимство, а также хитрость, стремление занять лидерские позиции и склонность к предпринимательству, полагает Айнур Ахметов и приводит в пример поговорку: «когда родился татарин, евреи плакали». Конечно, все татары разные, отмечает Диляра Садыкова, но многие стараются придерживаться традиций: например, на праздниках часто исполняют народные танцы и песни, надевают сделанные своими руками национальные головные уборы, готовят традиционные татарские сладости.

Практически все отмечают народные праздники, самый известный из которых Сабантуй, которым традиционно завершаются весенние полевые работы у башкир и татар. «В этом году Сабантуй пройдет в Тосно и деревне Энколово Всеволожского района, дата пока точно не известна, обычно в июле, — поясняет Ирек Галиев. — Раньше праздник отмечали на низком уровне и с небольшим бюджетом, а теперь он вырос за рамки узконаправленного, стал общедоступным, масштабным и городским. Впервые в этом году организатора будут определять по конкурсу, заключать госконтракт».

— В советские времена было максимальное сращение с русскими, у моих деда и бабушки русские имена, но в 90-е, наоборот, стали отождествлять себя со своими предками, начала расти татарская идентичность, — утверждает Айнур Ахметов. — Люди начали гордиться, что они татары. Например, начали применять орнамент из народных костюмов в современной одежде, узнавать о своей истории и культуре через специальные медиаресурсы, использовать народную музыку в современных композициях.

Однако татарский язык, по мнению Айнура Ахметова, учат сейчас немногие, не все понимают, зачем он нужен. «Практического применения татарского языка нет, 80-90% молодежи не знают его, между собой мы общаемся на русском, а с родителями на смешанном языке. Чистый татарский язык остался только в деревнях. Но сейчас идет вопрос не о сохранении татарского языка, а о сохранении татарской идентичности, чтобы понимали культуру, музыку».
— Татарская молодежь достаточно гибкая, а вот родителям бывает тяжело, так как хочется общаться на родном языке, — добавляет Диляра Садыкова. — Я татарский язык знаю, потому что родители на нем общаются дома, но есть родители, которые не прилагают к этому усилия. Я считаю, что каждый сам для себя выбирает, знать свою культуру, язык или нет. Если к нам придет человек другой культуры, мы его примем так же. Главное, чтобы человек был хорошим, а национальность и знание языка второстепенны.

Диляра Садыкова уверена, что хоть Петербург и многонациональный город, но любой нации не стоит впадать в крайности, не вызывать раздражение окружающих. «Конечно, когда есть общность традиций, то так легче общаться и строить отношения. Но надо дружить со всеми и уважать чужие традиции, не навязывать свое мировоззрение».
Что касается брака, то Айнур Ахметов хотел бы связать свою жизнь с татаркой, хоть и отмечает, что сердцу не прикажешь. «Если посмотреть на смешанные пары, то у 70% из них дети говорят, что они русские, только треть будет идентифицировать себя с татарами. Получается, что татар от таких браков становится все меньше. В конце концов, мы можем прийти к такому моменту, когда татар не останется вовсе».

Карина Ивченко,
karpovka.com

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*