enrutat
Главная / Ундоры: куда ни глянь – наши татары
Ундоры: куда ни глянь – наши татары

Ундоры: куда ни глянь – наши татары

Мое знакомство с Ульяновской областью, земли которой в давние времена принадлежали разным тюркско-татарским государствам, началось со встречи с Губернатором края Сергеем Морозовым. Несколько лет назад во время приезда в составе делегации редакторов газет и журналов Татарстана Губернатор высказал нам много хвалебных слов в адрес татар-мишар, проживающих и работающих в области.

Он и представители местного татарского общества поспособствовали нашей поездке в усадьбу знаменитых промышленников Акчуриных в деревне Зия Барышского района. К нашему огорчению, некогда крепкие производственные и больничные помещения постепенно пришли в запустение. Когда-то Габдулла Тукай, гостивший в имении Акчуриных, обвинял фабрикантов в использовании чужого труда. Исходя из сегодняшних реалий, мы можем не соглашаться с поэтом.

В те тяжелые времена, когда многие татарские мурзы, чтобы сохранить свое имущество и земли, были вынуждены менять религию и родной язык, Акчурины остались верными традициям своего рода. Более того, они, показывая толерантность к чужой религии, наряду с мечетями, строили и христианские храмы. Меня больше всего поразило их отношение к татарской матери: Акчурины, заботясь о будущем здоровье нации, старались не брать на тяжелый труд татарских женщин. С такими печальными воспоминаниями мы выехали в село Ундоры Ульяновской области.

У них своя Белая мечеть

– Большинство ульяновских татар живут на земле своих предков. Это и неудивительно, – рассказывал во время той поездки руководитель Ульяновской областной татарской национально-культурной автономии Рамил Сафин.

Действительно, владения Волжской Булгарии распространялись как на эти края, так и выходили за их пределы. Историки, например, утверждают, что древние жители юго-восточного Карсунского и центрального Майнинского районов «поднимались» с низовьев Волги. Об этом же свидетельствует название деревни Ногай, которая располагается на берегу реки Сухой Карсун. Первые письменные упоминания о ней датируются 1614 годом. Получается, история этой деревни еще древнее, чем история Симбирска (ныне Ульяновска).

В ходе новой поездки в Ульяновск я решила подробнее ознакомиться с историей села Ундор, расположенного на берегу Куйбышевского водохранилища.  В исторических материалах оно упоминается как городище, основанное Казанским дворянином Юрьевым в 1650 году. Кто же жил еще раньше в таком знакомом нашему слуху месте – Ундуры? С этими размышлениями мы свернули с трассы Казань – Тетюши в сторону деревни, расположенной на возвышенности. Наш взор привлек минарет. Это был Дом Аллаха, как потом сказали местные жители, названный «Белой мечетью» в честь Белой мечети в Булгарах.

Татарский народ, как большинство народов России, состоит из субэтносов. На это обращаешь внимание, когда бываешь в частых журналистских командировках по районам нашей и соседних республик. Ундорские татары – широкий душой, щедрый и простой народ. Сразу, как мы расположились вокруг богато обставленного национальными блюдами стола, мои собеседники наперебой начали рассказывать о своих проблемах. Похоже, для них Казань является не только духовным центром, но и маяком надежды и стремлений. В то же время у этих людей ощущается особая гордость за свои деяния. Особенно радует их строительство мечети в деревне, где в большинстве своём живут русские и другие православные народы.

Глава сельского поселения Измайлов Закария Раисович рассказывает:

– Многие наши соотечественники работают в компании «Волжанка», которая производит минеральную воду. Татары – работящий, старательный, аккуратный, законопослушный народ. Они с уважением относятся к начальству. За эти качества их ценят руководители.

В 2014 году татары обратились в администрацию села с просьбой о выделении земли для строительства мечети. Руководитель компании «Волжанка» Михаил Александрович Горшков без задержки выделил им участок. Он и сам уроженец села Ундоры. На заводе он прошел путь от руководителя производства до главы компании, поэтому знает цену рабочему человеку.

В красивом здании мечети, построенном по современному проекту, собралось около двадцати человек из числа тех, кого волнует будущее нации. Среди них можно увидеть как взрослых, так и молодежь: своими выступлениями особо запомнились имам-хатиб мечети Иршад Валиев, Франгиза и Камил Идиятулловы, Марат Аүхадиев, Ахмадулла Азизов, Наиль Абидуллов. Имам-хатиб познакомил нас с историей возникновения мечети.

– Дом Аллаха, как мы величественно называем нашу мечеть, строили всем миром и, естественно, с помощью администрации. Проект разработал проектный институт из Ульяновска совместно с хазратом Назгатом Магарифуллиным. Строилась мечеть достаточно быстро. 14 мая 2017 года произошло долгожданное торжественное открытие. С тех пор это святой дом, притягивающий к себе мусульман Ундор. Здесь собирается много людей не только во время мусульманских праздников, но и на пятничный намаз. Заходят в мечеть и те, кто проезжает неподалеку. Особенно радует, что пожилые бабушки и дедушки приходят со своими внуками. Здесь проходят все церемонии по выполнению мусульманских обрядов, начиная от наречения младенцев (исем кушу), бракосочетания (никах) и до проводов в последний путь (җиназ).

Ундуры – на историческом зеркале России

Беседа за столом не обошла вниманием историю Ундур. Приводились цитаты из трудов русских и татарских историков, которые считают эти земли частью владений бывшей Волжской Булгарии. По их же мнению, в очень-очень древние времена здесь находилось море, которое исчезло в результате подъема плато Земли. С тех пор в оставшемся после моря  глауконитном песчанике образуется вода «Волжанка», богатая различными минералами и аминокислотами. Уже наши прапрадеды знали, что эта вода целебна. Не просто так эту местность назвали «Ун дару» (Десять лекарств) – Ундоры.

Но есть и другие версии о происхождении этого названия. Например, врач-терапевт санатория «Дубки» Илдар Чукмаров  подозревает в нем понятие «Мең дару» – «Тысяча лекарств», исходя из татарской пословицы о лекарственных травах:  «Мең чиргә – мең дару» (тысячам болезням – тысячи исцелений или лекарств). По его мнению, прибывшие сюда мордовцы переделали название на свой лад, превратив в «Ундоры». Филологи же связывают это название с понятием «унедер» из древнетюркского языка – холм. И то правда: село расположено на крутом берегу Волги. Так что все эти варианты имеют право на существование. Не отрицают это и русские историки, в том числе К.Н.Невоструев. В своей книге «О городищах древнего Волжско-Болгарскаго и Казанскаго царств» в разделе «Городище Ундор» он пишет: «Согласно легендам, Ундор изначально являлся татарской деревней. Об этом свидетельствует и то, что у большинства жителей до сих пор сохраняются татарские фамилии. Про это писал путешественник Олеарий, побывавший в здешних краях в 1636 году на пути по Волге в Персию. В то время здесь можно было различить три Ундора – Верхний, Средний и Старый (Нижний)…»

В прошлые века здесь в основном проживало мордовское население. После взятия Казанского ханства плодородные земли Волжско-Свияжского региона, названного царем «райским», были разделены между русскими помещиками. Скорее всего, именно они привезли с собой крепостных крестьян. Владения переходили от одного помещика к другому. В русских летописях звание Ундурского городка впервые упоминается в свидетельстве царя Алексея Михайловича о даровании этих земель казанскому дворянину Ивану Елизаровичу Юрьеву и его сыну Михаилу в 1650 году.

С 1708 года Ундурский край был включен в Казанский уезд Казанской губернии. В конце XVIII – начале XIX веков он считался землями симбирского Губернатора А.В.Толстого. Поскольку у него преемника не было, Губернатор завещал свое владение зятю – военному инженеру, генерал-майору П.Н.Ивашеву. Это одна из причин, которая привлекает интерес к этой эпохе. Ивашевы – выходцы из Арского уезда Казанской губернии. Петр Никифорович, участник русско-турецкой войны, в результате которой произошло расширение границ России, был известен своими подвигами при взятии Измаильской крепости и в Отечественной войне 1812 года. Его сын Василий – один из декабристов, решивших освободить Россию от крепостничества. Ни слава отца, ни его личное челобитье перед царем не спасли декабриста от ссылки в Читинский бастион. В созданном в советское время Ульяновском музее изучения края хранятся личные вещи ротмистра Кавалергардского полка Василия Ивашева. Ундорцы, присоединившиеся к волне усиления патриотического духа в современной России, хотят присвоить своему единственному лицею имя Петра Ивашева. Конечно, если бы его назвали в честь отца и сына лицеем имени Ивашевых, это утихомирило бы как патриотов, так и либералов.

Возвращение в родные места

За последние несколько десятилетий татары начали вновь осваивать земли своих предков. Глава Ундорского сельского поселения Закария Раисович Измайлов, который раньше был заместителем генерального директора санатория им. В.И. Ленина, рассказал несколько интересных фактов из жизни поселения. Из 3600 человек, проживающих здесь, на данный момент начитывается 239 татар. Они переехали сюда из таких республик, как Татарстан, Чувашия, а также из других регионов России и, обосновавшись, ведут крепкую жизнь. Многие построили современные коттеджи. В постсоветское время большинство людей научились жить и развиваться самостоятельно. Кто-то занимается разведением скота, кто-то – пчеловодством. Работа есть в двух санаториях, расположенных неподалеку,  и в компании «Волжанка». К сожалению, редко кто, организуя свое хозяйство, создает рабочие места для других. Заслуженный работник агропромышленного комплекса Российской Федерации  Камиль Идиатуллов – один из немногих. Он посвятил свою жизнь сельскому хозяйству. Его знают не только в области, но и в окрестностях, в том числе и в Татарстане. Возглавляемое им общество «Хлебороб» обеспечивает рабочими местами и стабильной зарплатой свой большой коллектив.

– Мы занимаемся элитным семеноводством. Поселение Русская Беденьга, расположенное на границе с Тетюшским районом, сейчас является пилотной площадкой для инновационных технологий, – вкратце рассказал нам Камиль Бурганович.  – Основное внимание уделяется пшенице и ячменю. Мы тесно сотрудничаем с Ульяновским и Казанским научно-исследовательскими институтами, поэтому у нас большая уверенность в надежности наших семян. Как посевной материал он считается достаточно дорогим. Компания постепенно развивается и расширяется, что дает возможность создать новые рабочие места.

От больного места не отходит язык

– Я приехал в эти края пятьдесят лет назад. Нас в семье было десять детей, я был вторым. Поэтому рано научился самостоятельности, – рассказывает имам-хатыйб Иршад Валиев. – Работал в колхозе шофером. А после выхода на пенсию всерьез занялся религией, хотя и до этого мы в семье сохраняли преданность традициям и обычаям предков.

Иршад-эфеде стал одним из тех, кто внес значительный вклад в строительство мечети. Он считает, что в нынешних условиях только ислам и семья обеспечат идентичность татар. Из разговоров на встрече стало ясно, что в душе старшее поколение не может полностью оторваться от советского прошлого, считая, что тот период жизни был более справедливым в отношении простых людей, что в то время их объединяли коллективные интересы. Люди гордились своей страной, своим краем.

– Ульяновск был туристическим центром. Сюда даже из-за границы приезжали, чтобы познакомиться с городом, в котором родился Ленин, увидеть дом, где жили Ульяновы, – говорят они в один голос. – В те времена славились авиакомплексы, радиотехникческие и машиностроительные предприятия Ульяновска, – рассказали мои собеседники и с горечью добавили: – В прошлом также осталось и рыболовство. Вы видели памятник рыбе в Тетюшах? Он поставлен в честь 960-килограммовой белуги, пойманной в Волге в 1921 году. А теперь в наших водах не стало не только таких элитных рыб, как севрюга, стерлядь или осётр. Редкой удачей являются крупная  щука  или  сом. Знаменитое рыбохозяйственное предприятие исчезло. После постройки Куйбышевского водохранилища под водой оказались черноземные долины, в том числе деревня Малый Ундур.

По мнению моих собеседников, самое печальное – сокращение рабочих мест для молодежи из-за исчезновения многих отраслей хозяйства. Сейчас молодые предпочитают уехать в Москву, не задерживаясь даже в Ульяновске. В результате количество поступающих в школу детей с каждым годом сокращается. В новом учебном году от татарских семей в первой класс ожидается всего  5-6 детей.

– В программе обучения в школе нет уроков татарского языка. Он преподается только факультативно. Несмотря на то, что Рамис Сафин очень старается помочь, молодые родители не понимают истинной роли родного языка, традиций, – переживают старейшины. – Радует только то, что мечеть работает. Дальновидные бабушки и дедушки приводят внуков на курсы арабского языка и основы ислама.

Мусульмане Ундор обеспокоены тем, что за последние несколько десятилетий в результате изменений в национальном обучении и воспитании стало особо много межнациональных браков. «Многие дети из-за быстрого распада таких браков растут полусиротами, созданном в советское время – говорят они. – Отсюда вред не только нации, но и государству». Активные представители молодых татар ищут выход из этого сложного положения.

– После создания группы «Татары Ульяновска» ВКонтакте, ситуация несколько изменилась, – сказал в преддверии встречи Наиль Абдуллов, по профессии экономист с высшим образованием. – Ее организатор Лейла-туташ проводит татарские вечера, где появляется возможность знакомства для молодых парней и девушек. Я сам познакомился с женой через интернет. Сейчас у нас двое детей. Часто приезжаем к родителям, живущим в Ундорах.  Не пропускаем ни один национальный праздник. Стараемся, чтобы дети освоили свой родной материнский язык, воспитывались в национальных традициях.

На сегодня для многих татар вопросы традиционной религии, родного языка являются источником душевной боли. Вот как говорят женщины, участвующие в нашей встрече встрече:

«Сейчас нередко, когда невеста или жених во время бракосочетания делает вид, что переходит в религию своего избранника (или избранницы). Бывает даже так, что родители, обрадовавшись, сообщают, что невесте (или жениху), мол, дали татарское имя. Да, когда кипит страсть, молодые на все согласны. Однако у каждого в душе свой Бог или Аллах. Каждый любит своего Всевышнего, хотя мы и говорим, что он един для всех. Не вырвешь из сердца то, что передано генами предков через десятки поколений. Каждый из нас рождён своим Богом, и игра под видом перехода в чужую религию является оскорблением обеих религий. С годами любого тянет к обычаям и традициям своего народа». Каждый, кто рассказывал о различных  ситуациях, не забывал дополнить, что к такому выводу пришел исходя из своего опыта или из опыта близких. Сразу после рождения ребенка возникает конфликт. Какое дать имя? По какой традиции? Неудивительно, что многие семьи, неспособные обойти такое или тому подобное противостояние, быстро распадаются. Мы стараемся объяснить это молодым людям. Но пока «жареный петух не клюнет в одно мягкое место», они всерьёз не задумываются о предстоящих неприятностях.  Можно сказать, даже не верят.

Татары, даже если они живут в Африке, остаются татарами. И, независимо от географии проживания, всех волнует один и тот же вопрос – сохранение татарской нации.

Сюмбель Таишева (Перевод Камиля Хайруллина)

magarif-uku.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*