enrutat
Главная / Юбилей Фарида Асадуллина: у истоков научных открытий
Юбилей Фарида Асадуллина: у истоков научных открытий

Юбилей Фарида Асадуллина: у истоков научных открытий

Редкая судьба – стоять у истоков многих важнейших научных и организационных процессов, способствовать возрождению ислама в нашей стране. Востоковед, исследователь истории мусульманства в России, религиозный деятель, кандидат филологических наук, заслуженный работник культуры Республики Татарстан – шейх Фарид Асадуллин уже несколько десятилетий сочетает академическое изучение различных исламских сюжетов с активным участием в становлении и развитии современных мусульманских религиозных структур.

Прошла презентация новой книги Фарида Асадуллина «Многонациональный мир Москвы: от города к мегаполису». И это была особая презентация. Редко когда выпадает возможность
обсуждения работ основоположника нового научного направления или темы. Фарид Асадуллин в числе таких ученых. Все больше и больше появляется публикаций, но каждый исследователь
истории российского ислама, так или иначе, отталкивается от книг Фарида Асадуллина, от его знаменитой «Москвы мусульманской», изданной в 2004 году, а теперь уже и от новой работы.

Лишь большому ученому удается начинать разработку темы с чистого лица — определить и обосновать четкие хронологические рамки, собрать разнообразные источники – от уникальных архивных материалов до интервью с пожилыми прихожанами Московской Соборной мечети. И только большому ученому опыт позволяет осуществить научное обобщение материалов, выработать единую целостную картину многовекового мусульманского присутствия в Москве. Этим ценны работы Фарида Асадуллина и это определяет их историографическое значение.

Исследователю везет с темой, но и теме сопутствует удача, если за неё берется незаурядный ученый. Долгие годы мусульманская Москва не находила своего историка. Это было особенно заметно на фоне других динамично развивавшихся этноконфессиональных тем: немецкой, еврейской, армянской Москвы. Помню свои студенческие впечатления – обидное отсутствие в библиографических перечнях публикаций по мусульманской Москве. В конце 1980-х гг. историк и этнолог Валиахмет Садур (1939-2006) опубликовал несколько интересных, во многом установочных научных статей, посвященных татарской общине Москвы второй половины XIX-начала XX вв. Однако в силу разных причин обобщающих работ он не опубликовал, а филигранные статьи Садура были напечатаны в малотиражных сборниках и оказались почти не доступными читателю.

Очевидным становилась необходимость новых поисков, не публицистических статей, а подлинно научных изысканий. И именно Фариду Асадуллину удалось совпасть со своим временем и выбранной темой, определить развитие историографии.

Встреча исследователя со своей темой. Наука и научная школа. Традиция, преемственность и новые горизонты познания. Все это характерно для биографии Фарида Асадуллина. И здесь еще одна его грань – принадлежность к потомственной научной интеллигенции — уже по факту рождения в 1955 году в Казани, в семье выдающегося ученого.

Еще вставка из своих впечатлений… Работая в Российской академии образования в середине 2000-х гг., мне удалось застать бывших научных сотрудников давно уже несуществующего НИИ преподавания русского языка в национальной школе. В их профессиональной среде всегда высоко ценились труды казанской лингводидактической школы. Специалисты в области преподавания русского языка в национальной школе активно работали во многих союзных и автономных республиках, но казанские авторы всегда занимали особое положение. Статьи, методические пособия и учебники Лии Шакировой, Гульсум Ждановой, Розы Гарифьяновой, Фираи Ахмадуллиной и других казанских педагогов стали важными вехами в истории отечественной лингводидактики. В Москве работали профессора Нариман Хасанов и Надия Бакиева, тесно связанные с казанскими дидактами и методистами. Среди этой плеяды ученых есть особое имя – доктор педагогических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Татарстан Абдулла Шагеевич Асадуллин (1926-2004) – отец Фарида Абдулловича.

Капитальные монографии Абдуллы Асадуллина «Методика обучения русскому языку в начальных классах тюркоязычных школ» (1968), «Первоначальное обучение русскому языку в татарской школе» (1978), «Основы методики русского языка в татарской начальной школе» (1991) во многом определили общее развитие лингводидактики. Важной вехой стал и его историко-педагогический труд «Из опыта преподавания русского языка в татарской школе. Методическое наследие», изданный в 1981 году, где подробно анализировались исследования М. Х. Курбангалиева, В. М. Чистякова, Н.К. Дмитриева, и других ученых (добавлю, что мало кому из дидактов удается столь глубоко работать в близкой, но все же другой науке — истории педагогики, как А. Ш. Асадуллину). И многократно переиздававшейся словари, учебники, дидактические материалы. Каждый учитель татарской школы знает имя Абдуллы Асадуллина; педагог и школьник использует его работы и сейчас. В последние годы жизни Абдулла Шагеевич являлся ведущим научным сотрудником Центра истории и теории национального образования Института истории им. Марджани АН РТ. Татарский интеллигент, посвятивший жизнь своему народу, со- хранению родного языка, приобщению татар к русскому языку и культуре.

И здесь есть обобщающий смысл. В последнее время, при анализе истории гуманитарных наук в советском Татарстане, часто употребляют понятие «мирасизм». Это понятие пока полностью не утвердилось, но используется применительно к научному наследию татарских историков, филологов, например к жизни и трудам Миркасыма Усманова (1934- 2010). Мирасизмом (от «мирас» — наследие) были названы американским исследователем Э. Дж. Лаццерини стремления татарских ученых начиная с 1950- х годов возродить свою национальную культуру путём обращения к прошлому. История и культура как основа национального возрождения. Возможно, расширять это понятие на казанскую лингводидактику будет не совсем корректным, но очевидно – свои дидактические и методические работы казанские авторы создавали не только в сугубо прикладных «школьных» целях. В ограниченных идеологических рамках гуманитарных наук обращение ученого к любым татарским сюжетам становилось важным жизненным выбором, формой служения своему народу, способствовало сохранению татарской культуры. Личность отца, по словам самого Фарида Абдулловича, определила выбор жизненных ориентиров. Поэтому не случайным стало и решение о выборе профессии. И здесь наступил еще один рубежный факт биографии Фарида Асадуллина – поступление в 1972 году на восточный факультет Ленинградского государственного университета по специальности «арабская филология». Принадлежность к петербургской востоковедческой школе, известной во всем мире, определила дальнейшую научную и общественную жизнь Фарида Асадуллина. После окончания университета Фарид Асадуллин работал в ряде арабских стран – в Йемене (1976), Ливии (1978-1979). В 1980 году он поступил в аспирантуру Ленинградского университета и в 1983 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук по культуре Ливии. Важной работой для изучения Магриба станет книга Фарида Асадуллина «Очерк истории ливийской литературы, XIX-XX вв.», изданная в 1993 году. Приход в 1984 году в Институт востоковедения АН СССР выявил еще одну грань научной деятельности Фарида Асадуллина. Как известно, существующее противопоставление петербургской и московской востоковедческих школ основывается на том, что Петербург традиционно является центром изучения классического мусульманского наследия, филологии, археографии, тогда как московские исследователи специализируются скорее на изучении текущих политических и социально-экономических процессов, происходящих в странах мусульманского мира. Фариду Асадуллину, получившему классическое востоковедческое образование, и уже работавшему в арабских странах, в Москве второй половины 1980-х гг. довелось работать в период руководства институтом Е. М. Примаковым. Сотрудники института тогда активно участвовали в подготовке различных документов для руководства СССР по вопросам внутренней и внешней политики стран исламского мира.

В конце 1980-х гг. в самом СССР стали происходить большие изменения. В 1989 году произошли ключевые события и в жизни Фарида Асадуллина. Приход в недавно открытое медресе при Московской Соборной мечети в качестве преподавателя арабского языка и основ ислама на долгие годы ввел Фарида Асадуллина в команду Равиля Гайнутдина. Став со временем одной из ключевых фигур созданного Духовного управления, свой накопленный профессиональный и жизненный опыт Фарид Абдуллович активно использовал в развитии научного потенциала новых мусульманских религиозных структур России. Много лет Фарид Асадуллин возглавлял отдел науки и связей с госслужбами РФ Духовного управления мусульман Европейской части России. Во многом благодаря Фариду Абдулловичу и другим ученым, пришедшим в команду Равиля Гайнутдина, возникло удачное сочетание опыта молодых религиозных деятелей и ведущих востоковедов, позволившее возрождать мусульманскую жизнь в России.

Конечно, это было эпоха романтических ожиданий, когда религиозная жизнь только обретала подлинную свободу. Однако уже в середине 1990-х гг. начали развиваться многие острые проблемы в мире и внутри страны. И здесь Фарид Асадуллин многократно проявлял свой дипломатический талант. Он продолжал углублять знания: в 1993 году стажировался в старейшем университете аль- Азхар в Каире; в 1994–95 гг. обучался в Дипломатической академии МИД РФ по специализации «международные отношения». Ему часто приходилось быть именно дипломатом, отстаивать и доносить позицию российских мусульман в СМИ, на международных переговорах, с трибун ведущих конференций. С 1995 года Фарид Асадуллин был представителем ДУМЕР в Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ, в составе экспертной комиссии участвовал в подготовке федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях», принятого в 1997 году. По согласованию с Советом муфтиев России он входил в Совет по внешней политике при Комитете по международным делам Госдумы РФ. Фарид Асадуллин принимал участие в межгосударственных переговорах с политическим руководством ряда стран мусульманского Востока. К примеру, вместе с муфтием Равилем Гайнутдином вел переговоры с президентом Ирана Рафсанджани, принимал участие в беседах с президентом Афганистана Наджибуллой, премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом, королем Марокко Хасаном II. В 1999 году участвовал в работе экспертов по вопросам обеспечения религиозной свободы государств – участников ОБСЕ в Вене; 28– 31 августа 2000 года в составе делегации Совета муфтиев России – в работе саммита религиозных и духовных лидеров в ООН. Фарид Асадуллин — участник международных конференций и симпозиумов по религиозной и межконфессиональной проблематике в Хельсинки, Тегеране, Аммане, Вашингтоне, Париже, Берлине и многих других городах мира.

Это были далеко не протокольные встречи и визиты. Во многом Фариду Асадуллину долгие годы удается формировать авторитет ДУМЕР среди государственных деятелей, научной общественности, зарубежных духовных лиц. Блестяще образованный представитель татарской интеллигенции, арабист – заместитель председателя ДУМЕР Фарид Асадуллин два десятилетия был символом Духовного управления; с его именем можно связать значительную часть успехов этой религиозной структуры. И это в подчас сложных условиях, когда перед Духовным управлением возникли новые задачи и многие привычные механизмы коммуникаций переставали работать. Для очень многих людей Фарид Асадуллин стал примером публичного человека, чья безупречная репутация не только не искажается от времени, но напротив – помогает тому делу, которому он посвятил жизнь. Если тот или иной проект, структуру, возглавляет Фарид Асадуллин – это признак профессионализма и честности. И деятельность в Общественной палате РФ тому подтверждение.

За всей сложной работой в структурах Духовного управления Фарид Абдуллович находит время для научной и педагогической деятельности. Он ведет активную научную деятельность в родном для себя Институте востоковедения РАН, на его лекциях посчастливилось побывать студентам Высшей школы экономики. В российских и зарубежных востоковедческих научных центрах имя Фарида Асадуллина широко известно. Его публикации переведены на многие языки мира, например «Москва мусульманская» вышла и в арабском издании. Поэтому закономерным стало присуждение в 2009 году Фариду Асадуллину авторитетней- шей премии РАН имени С. Ф. Ольденбурга.

Официально премия имени великого русского востоковеда вручена Фариду Асадуллину за «Москву мусульманскую», но мне представляется, что Академия удостоила своего многолетнего сотрудника в целом за все те концептуальные прорывные достижения, которые ему удалось осуществить. Для меня уже очень много лет имя Фарида Абдулловича тесно связано с научным осмыслением ислама. От Детской энциклопедии, где я впервые прочитал его замечательные статьи об исламе, до фундаментальных работ, в той области, которой я сам профессионально занимаюсь – истории мусульманской общины Москвы. Для меня большая честь лично знать Фарида Абдулловича. Редко в человеке сочетается так много разных качеств. И еще реже, когда человек, достигший столь многого, продолжает активно формировать новые смыслы.

3 февраля 2015 года Фариду Абдулловичу Асадуллину исполнилось 60 лет. В эти юбилейные дни хочется пожелать Фариду Абдулловичу Асадуллину здоровья, радостных впечатлений, новых публикаций.

Марат Сафаров

Газета «Татарский мир», 2015. № 2

Подписывайтесь на нас в Telegram.

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*