enrutat
Главная / «Золотая летопись столетия» от художников Татарстана
«Золотая летопись столетия» от художников Татарстана

«Золотая летопись столетия» от художников Татарстана

В начале июля без громких речей и официальной церемонии в музее Амира Мазитова открылась выставка «Золотая летопись столетия»

Экспозиция, посвященная 100-летию образования ТАССР, собрала работы ведущих художников Татарстана от Баки Урманче до наших современников. Специально для «Реального времени» эксклюзивную экскурсию по выставке провела ведущий искусствовед НКЦ «Казань» Розалина Шагеева. В какие годы прошлого и нынешних веков художникам работалось наиболее плодотворно, что и кто чаще всего попадает на полотна живописцев и насколько востребовано золотое шитье у современным модниц — в нашей виртуальной прогулке.

Где искать Музей национальной культуры

С тех пор как, в связи с капитальным ремонтом, Музей национальной культуры «попросили» из НКЦ, ютиться всей коллекции приходится сразу в нескольких местах, в том числе во вполне достойном, но слишком маленьком, здании музея Амира Мазитова.

— Выставка получилась довольно камерной, поскольку и сами возможности музея Амира Мазитова невелики. Около сотни живописных полотен и предметов декоративно-прикладного искусства из фондов Музея национальной культуры, которому пришлось покинуть стены НКЦ, потеснив музейные экспонаты, расположились на площади в 120 кв. м, — рассказала заведующая музеем Мазитова, художник и мастерица золотого шитья Луиза Фасхутдинова.

Изначально, по задумке кураторов выставки, столетнее искусство республики должна была представлять и скульптура. Однако, как отметила Розалина Шагеева, основная часть работ участвует в других экспозициях, да и здесь, в небольшой галерее, их просто негде было разместить. Работы художников, как и творцы, требуют много воздуха, свободы.

Выставка начинается с эпиграфа

Музеи — летописцы событий. Эпиграфом к выставке Розалина Шагеева назвала картину «Татарская идиллия», в центр которой, среди ярких красок и образов, художник Шамиль Шайдуллин поместил перо.

— Пусть это перо летописца, поэта, художника или даже жар-птицы. Оно символично говорит нам, что все, что «записано» на картинах, — это и есть история, но в индивидуальном восприятии художника, через призму его мировоззрения, времени, в котором он жил, — уверена искусствовед.

Первое, что видишь после своеобразного «эпиграфа», — триптих Баки Урманче «Татарстан», созданный в 1976 году. Три картины, как три окна в прошлый век, отображают и три основные исторические точки — Казань, остров-град Свияжск и Великий Болгар. Интересно, что монументальный триптих, изображающий индустриальные достижения тех лет, окружают натюрморты Евгения Зуева. Его работы, созданные 10 лет спустя, в 1988 году, словно выводят из масштабного всепоглощающего соцреализма в более чувственный декоративный реализм, основоположником которого художник и считается. На выставке можно увидеть картины «Розы и чай с клубникой», «Астры» и «Одуванчики» этого признанного мастера живописного натюрморта.

Живописная история в лицах

Как заметила наша экскурсовод, на рубеже веков, с конца 90-х годов живописное искусство Татарстана развивается во всем жанровом многообразии. В экспозиции отражены наиболее значимые этапы развития государственности Татарстана, традиции и новаторство в материальной и духовной культуре. На многих полотнах можно увидеть образ Габдуллы Тукая, к нему прибегают и Абрек Абзгильдин в картине «Посвящение Кол Гали, Тукаю и Дэрдменду», и Озад Хабибуллин в работах «Габдулла Тукай. Вдохновение» и «Татарстан — моя родина». Художники обыгрывают исторические события, например, в картине Ильдара Зарипова «Намаз», посвященной возведению мечети Кол Гали, много внимания уделяют народным традициям, в частности, — празднованию Сабантуя.

Специально к выставке художник-монументалист, заслуженный деятель искусств РТ Озад Хабибуллин создал полотно «Праздник гуся». Ориентализм и сказочность, к которым часто прибегает художник и которые можно легко проследить на оформленных им станциях метро Казани — «Площадь Тукая» и «Кремлевская», раскрывают перед зрителем сразу несколько женских образов.

— Образ девушки с гусем и тремя птенцами я «подсмотрел» в одном из храмов Санкт-Петербурга. Он меня вдохновил, я развил его в свою новую картину. Мне, помимо мозаичных и монументальных работ, хотелось показать и на живописных полотнах картины-зарисовки национальных праздников и традиций. Так и получились, например, «Скачки», «Борьба». Сейчас я работаю над двумя барельефами из стеклопластика к выставке ко Дню республики. Где-то в конце августа она откроется в фойе оперного театра. На одном будет изображен Тукай, на другом — его муза, молодая актриса Зайтуна. Также я заканчиваю монументальное полотно размером четыре на полтора метра, на котором будут изображены 12 самых крупных просветителей, создателей нашей республики.

Пренебрежение формами как часть развития

Масштабные реалистические произведения сменяются на выставке тенденциями национального романтизма. Основной феномен татарского изобразительного искусства XX—XXI веков — исторические картины. Представленные на выставке живописные полотна известного казанского художника Равиля Загидуллина освещают в художественных образах историю «деревянной» Казани, воссоздают картины ее жизни, нравов, дают возможность проследить, как менялся облик города на протяжении столетий на полотнах «Древняя Казань», «Светозарная Казань» или характерной сюжетной картины «Сенокосная пора».

Еще один шаг к современности — «татавангард» XX—XXI вв. — мифологический, декоративно-орнаментальный, в необыкновенных ритмах и ракурсах раскрывающий мифы, легенды татарского народа. На выставке экспонируются живописные произведения группы «Чингисхан», представляющие значительный интерес для современного изобразительного российского искусства. Это пренебрежение четкими формами, игра с красками, светом и тенью на картинах Илдара Ахметвалиева «Рост дерева» или «Догнать невесту» Булата Гильванова.

На выставке представлены редкостные по технологии работы древнего вида творчества — кожаной мозаики. Творчество Софьи Кузьминых и Светланы Гарбузовой постепенно становится классическим образцом этого вида искусства как в области создания утилитарной вещи, так и в сфере монументального искусства и искусства костюма.

В наследство — калфак

Золотное (так теперь называют золотое) шитье — не только тончайшая работа, но и произведения ювелирного искусства. Однако мастерицы сегодня работают с канителью — нитью, содержащей лишь минимальный процент драгоценного металла.

— Трудно себе представить наряд татарской красавицы без вышивки. У богатых девушек он был сплошь расшит золотыми узорами, калфаки, сумки и кошельки также покрывали золотые листья и цветы. И сегодня ко мне довольно часто обращаются с заказами создать ту или иную вещицу. Чаще — это татары, живущие за рубежом, которые хотят иметь при себе частичку своей родины. Такие наряды и аксессуары передаются по наследству как приданое. Но и современная молодежь с удовольствием обращается к головным уборам с национальной вышивкой. Однако замечу, причем в который раз, многие не делают различия между одеждой арабской и татарской национальной. Не в наших традициях суровые хиджабы, скрывающие все, кроме лица, кистей рук и стоп. Мусульманство в Казани всегда было более мягким, как бы европеизированным. Так что свою историю надо знать, — считает Луиза Фасхутдинова.

Выставка продлится до середины сентября. Вход — свободный.


realnoevremya.ru

Оставить комментарий

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликованОбязательные поля отмечены *

*